Екатерина не знала, что почти месяц носит в себе мёртвого ребёнка. Три истории о том, как случчанки потеряли своих нерождённых детей

Марине вызывали искусственные роды в середине беременности, так как у ребёнка были патологии, несовместимые с жизнью. Екатерина не знала, что почти месяц носит в себе мёртвого ребёнка. А Александра подорвала своё здоровье во время ЭКО.

Три случчанки с одной болью — потерей ребёнка во время беременности — рассказали женскому проекту Lampa свои истории.

История 1. Марина: «Мне сказали, что надо избавиться от ребёнка. А он уже был большой — 500 граммов»

Это было в июле 2016 года. Моя первая беременность наступила с первой попытки. На четвёртой-пятой неделе беременности мне стало плохо, и я упала в обморок. Это было ночью, когда я встала в туалет. Хорошо, что муж был рядом. Он вызвал «скорую», приехали медики и предположили, что это из-за моего положения и упадка сил.

Где-то на 12-й неделе я попала в больницу. Началась отслойка плодного яйца. Я полежала неделю в больнице и насмотрелась на кричащих женщин, которые теряют детей на разных сроках. В тот период времени нам с мужем приснились плохие сны, что наши мамы умерли. Но я не придала значения.
Через четыре недели меня снова положили в больницу. Вроде всё было хорошо. Наступает момент — середина беременности, когда мне нужно проходить второе УЗИ. Мы идём с мужем. Сначала запускают только меня, чтобы посмотреть, всё ли хорошо и могут ли они звать мужа. Значит, делают мне УЗИ — и молчат, а потом просят, чтобы я сходила в туалет. Пока я одевалась, врач начала доставать с полок разные книжки, справочники и листать их.

Когда я вернулась из туалета, врач на меня смотрит и не знает, как мне сообщить новость. «Ну вы как бы не бойтесь. Это ваша первая беременность. Вам придётся избавиться от ребёнка», — сказали мне. А я не понимаю, что значит избавиться. Ведь уже половина беременности, все знакомые видели меня с животом, я же на работу хожу, где все знают о моём положении. А мне говорят: «У ребёнка патология, несовместимая с жизнью. Вы можете доносить его и родить, но он проживёт максимум год».

На следующий день мне дают направление в областную больницу — в Брест (мы тогда в Брестской области жили) — на консилиум врачей. Меня осмотрели несколько медиков, в том числе и генетики, которые опросили нас с мужем о наличии разных заболеваний в наших семьях и составили генетическую карту здоровья. В итоге они не оставили мне выбора, дали подписать бумагу и отправили на искусственные роды.

Полтора года я всё время думала, почему это со мной случилось, во имя чего, для чего это было.

Возвращаюсь домой и иду в больницу. Там мне говорят, чтобы я приходила через неделю, так как у них сейчас нет необходимых медпрепаратов. У меня началась паника. Я не понимала, как мне целую неделю ходить на работу, зная, что предстоит идти на такую процедуру. Предлагала врачам заплатить деньги, чтобы ускорить этот процесс, самой купить нужные лекарства, но мне отказали.

Через неделю приехала в больницу. Мне начали закладывать лекарства — вызывать роды. И я ушла рожать. Но сил у меня не было. В итоге ребёнка мне не показали, а он был уже большой — 500 граммов, не сообщили его пол и даже не предложили похоронить. Хотя я знаю, что больницы предлагают такую услугу. У меня на руках была только выписка об искусственных родах.

После этого моя жизнь пошла наперекосяк. Меня уволили с работы, потому что там сокращали людей. А так как я не пошла в декрет, под сокращение попала и я. Из-за этого у нас с мужем забрали общежитие, которое было от работы.

Я не знала, что мне делать. Мы стали искать квартиру, работу, проходить различные обследования в больнице, пить лекарства, отдыхать.

Уже в 2019 году у меня родился ребёнок — девочка. Я его легко выносила и родила. Это мне Бог помог всеми силами. Врачи даже говорили, что у меня беременность как по книжке — ни вправо, ни влево. Мои родители ходили в церковь, а мы с мужем — нет. У нас было сильное отчаяние. Думаю, у меня была фаза отрицания, которая продлилась полтора года. Не помню, чтобы мы даже мысленно прощались с малышом. Мне кажется, я максимально пыталась отстраниться от случившегося. Но видеть на улице маленьких детей я не могла. Особенно если это были дети девочек, с которыми я лежала в больнице.

Правда, во вторую беременность у меня был полный кризис семейной жизни. Всё возможное, что могло случиться, случилось.

История 2. Екатерина: «Я три недели ходила с мёртвым ребёнком внутри меня»

Три случчанки с одной болью – потерей ребёнка во время беременности – рассказали женскому проекту Lampa свои истории.
Иллюстрации: Алиса Листапад
Моя история произошла девять лет назад. Это была моя запланированная беременность, так как до этого я полгода не могла забеременеть. Когда увидела две полоски, расплакалась. Была счастлива. Я летала, но страх тоже присутствовал. Я начала много думать о том, всё ли хорошо с ребёнком, как муж к нему отнесётся, справлюсь ли я с ролью мамы.

Спустя две недели, как я узнала, что беременна, у меня всё время болел живот. Я пошла к врачу, рассказала о своих болях. Чувствовала, что что-то не так. Мне прописали таблетки — но-шпу, но на учёт не поставили, так как был маленький срок.

Через три недели у меня резко заболел живот и пошли выделения. В больнице сказали, что сердцебиение плода слышно еле-еле. Меня положили на сохранение и прокапали. Спустя неделю сказали, что с плодом всё нормально, и меня отпустили. У меня была сессия, и я поехала в Минск.

После возвращения домой я пошла на УЗИ. Мне сказали, что моя беременность замерла. По их словам, я ходила с замершей беременностью уже три-четыре недели, и плод начал разлагаться. Для меня это был такой удар. Когда я вышла из кабинета УЗИ, потеряла сознание. По стенке сползла вниз.

Вся моя жизнь пролетела перед глазами. Для меня было главным не сойти с ума.

Мне было тяжело это пережить. У меня началась депрессия, я постоянно плакала. Я ушла с работы, потому что не могла работать. У меня были большие психологические проблемы. Я обвинила в сложившейся ситуации врача, к которому пришла изначально с жалобами на боль в животе. Эта злость, ненависть длились полгода. Было очень больно. Это событие наложило отпечаток на всю мою жизнь. До сих пор, когда приходит лето, я вспоминаю эту историю. Её никогда не забудешь.

Я начала заниматься вышиванием — это мне психолог посоветовала. Стала настраивать себя на хорошее. Съездила в Минск, сдала все анализы. Мне сказали, что у меня всё хорошо, что я ещё забеременею. Муж меня поддерживал. Помогал мне.

Я ездила в Свято-Елисаветинский монастырь. Ставила свечку за упокой малыша и молилась. Долго стояла и плакала. В церкви мне сказали, что надо отпустить случившееся и попросить у Господа благословения.

Через полгода я снова узнала, что беременна. Родила мальчика, ему уже восемь лет. Когда была им беременной, было тяжело. Если что-то заболит, заколет, начиналась тревога. Успокаивала сама себя. Беременность была тяжёлой. Сразу, как ушла в декрет, три месяца пролежала на сохранении.

Два года назад я развелась. Но я очень мечтаю о втором ребёнке — о девочке. Сейчас это моя самая большая мечта.

История 3. Александра: «Когда меня почистили, я рыдала три дня, ни с кем не разговаривала»

Три случчанки с одной болью – потерей ребёнка во время беременности – рассказали женскому проекту Lampa свои истории.

В 2014 году мы с мужем стали планировать детей. Год у нас ничего не получалось, и мы пошли к врачам. Первое время были упрёки со стороны мужа, что причина нашего бесплодия во мне. Но когда стали проходить обследования, выявили мужское бесплодие. У него была плохая спермограмма.

Мужу выписали дорогостоящее лекарство, которое мы покупали в России, так как там дешевле. Он принимал его на протяжении года, но ситуация не улучшилась. Мы попали к хорошему белорусскому андрологу, и он отправил мужа на операцию из-за варикозного расширения вен. На то время отдали около 1200 рублей за лечение и операцию.

В итоге мы решились на ЭКО, так как даже после операции мужа у нас ничего не получилось. Стали к нему готовиться. Тысячи анализов, лекарств, поездок в Минск.

Порой приходилось в день три раза в Минск ездить. Некоторые пары на месяц жильё в Минске снимают, нам же было удобнее ездить из Слуцка в Минск, так как мы работали. За первый этап ЭКО заплатили вроде 3000 долларов.

В итоге у нас получилось четыре эмбриона хорошего качества. Двоих мы заморозили, двоих мне подсадили. В назначенный день я поехала утром сдавать кровь на ХГЧ, чтобы узнать, получилось или нет.

Весь день после сдачи анализа я с телефоном в руках, лёжа на кровати, ждала звонка врача.

Мне позвонили и сказали, что результат положительный и надо подъехать на укол в Минск. Через пару недель у меня начало тянуть низ живота и мазать, как перед месячными. Я позвонила врачу, тот сказал, чтобы мы срочно приехали на УЗИ. Оказалось, что это была угроза выкидыша. Мне поставили капельницу, а потом отправили ложиться на сохранение в Слуцк.

Через четыре дня, когда я пошла в туалет, у меня вышел сгусток размером с кулак. Я с этим побежала сразу в ординаторскую. Меня отправили на УЗИ, а потом уже и на чистку.

Когда меня почистили, я рыдала три дня, ни с кем не разговаривала. Потом мы стали готовиться ко второй попытке ЭКО. Но после первой у меня была увеличена труба из-за кисты. Мне стали делать различные операции. Слава Богу, трубы мне не удалили. И тогда я поняла, что не буду делать вторую попытку ЭКО, потому что мой организм не выдержит такой нагрузки.

Если вернуть время назад, пошла бы я на ЭКО? Нет, не пошла бы, зная что я полностью здорова и могу иметь детей. А так мне пришлось перенести кучу операций. В общем, ЭКО подорвало моё здоровье.

Через время после неудачной попытки забеременеть мы с мужем развелись. Это было обоюдным решением. По большей части из-за того, что не стали родителями, да и накопилось уже много чего за эти годы. Думаю, если бы у нас был ребёнок, мы бы не разошлись и были вместе.

Пока у меня нет детей. Я хочу только одного ребёнка, так как понимаю всю ответственность.

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАШЕМУ ЛАМПОВОМУ СООБЩЕСТВУ В VIBER

Подпишись на наш Instagram: @lampa_slutsk

По вопросам сотрудничества

Виктория Капская

Если у вас есть идеи по встречам, их развитию, поддержке – обращайтесь.
тел. 8 025 959 29 90, email: vika@kurjer.info,
instagram: @vika_krupskaya

Алиса Листапад

Если у вас есть желание делиться своим жизненным опытом, писать тексты, снимать, фото/видео – обращайтесь.
тел. 8044 540 29 39, email: alicelistapad@gmail.com,
instagram: @alisa_listapad