Президентские выборы в Беларуси пройдут 9 августа. Назначение их на эту дату автоматически проредило список тех, кто мог бы стать потенциальным кандидатом: подать документы на регистрацию инициативной группы надо до 15 мая, собрать 100 тысяч подписей — до 20 июня. Уложиться в такие короткие сроки смогут не все.

TUT.BY поговорил с экспертами о том, насколько эти выборы будут отличаться от предыдущих из-за того, что проходят в период пандемии, и можно ли от них ожидать сюрпризов. «Кур'ер» приводит мнение одного из экспертов.

Реклама

Никаких сюрпризов в ходе избирательной кампании ждать не стоит

Американский, немецкий и российский политический консультант, политтехнолог, советник избирательных кампаний Барака Обамы, Берни Сандерса, Ангелы Меркель, Ксении Собчак Виталий Шкляров отмечает, что нынешняя избирательная кампания в Беларуси ознаменована пятью факторами.

Первый — до 15 мая у многих потенциальных кандидатов не будет возможности собрать инициативную группу. Второй — сбор подписей. Шкляров считает, что собрать честно 100 тысяч живых подписей за месяц в условиях коронавируса несистемному политику абсолютно невозможно. Как определил ЦИК, 100 тысяч подписей надо собрать с 21 мая по 19 июня включительно.

— Тут я могу привести простые расчеты. Необходимо собрать 100 тысяч подписей плюс 10%, которые, как правило, признают браком, то есть всего 110 тысяч. На финальную проверку юристами и сшивание, скажем, нужно 5 дней. Тогда получается: за 25 дней 110 тысяч = 4400 подписи в день. Чтобы 4400 живых подписей в день собрать в большом городе, как Минск, не говоря про провинцию, нужно постоянно и ежедневно работающих порядка 1100 человек, при весьма оптимистичном КПД.

И это только в нормальное, «мирное» время. Во время эпидемии и при пониженном количестве контактов и людей на улицах, с учетом боящихся открывать двери чужим из-за страха заражения, можно число сборщиков умножать сразу на коэффициент 1,5.

Далее. Отток/текучка кадров при такой команде — 10−15%. Скажем тогда, что 1200 полевиков в штабе утром должны приходить на работу ежедневно весь месяц, без исключения! Не беру даже в расчет команду для управления этим батальоном, это несложно. Не беру во внимание также и бюджет сбора подписей, где в среднем примерно 1 доллар за каждую подпись, плюс зарплаты штабных сотрудников, обойдется, скажем, в 130−150 тысяч долларов, которые нужно собрать еще до начала самой кампании по сбору подписей.

Тогда вопрос: кто в Беларуси сегодня (да даже в оппозиционной, 15-миллионной Москве, например) сможет поставить на ноги такую логистику и нанять 1500 людей на работу прямо сейчас, скажем, ровно через неделю? Есть такие? /…/ Вот почему стоит наконец перестать пенять на якобы слабую оппозицию. Она здесь ни при чем. Все дело в правилах игры, — считает Виталий Шкляров.

Третий фактор — назначение выборов на август, месяц, когда во всех странах политические каникулы. Политтехнолог отмечает: все демократические страны стараются назначить выборы на месяц, когда максимальное количество людей может в них поучаствовать. Например в ноябре, когда нет отпусков и все на месте. Авторитарные режимы сдвигают эти мероприятия, как правило, на «сухие» периоды, когда все в отпусках.

— Даже в период эпидемии, когда нет возможности путешествовать, люди постараются на лето уехать из душных квартир за город, на дачи. /…/ При низкой явке даже тот административный ресурс — константа, то есть бюджетники, которые за вас голосуют, дает вам 60−70% голосов. Если явка выше, то, следовательно, этот условный 1 миллион человек константы «разжижается» и дает вам лишь 15% победы. Явка сушится ровно для этого, — говорит Виталий Шкляров.

Александр Лукашенко, по мнению политтехнолога, не откладывает выборы из-за эпидемии, потому что именно сейчас виден размах кризиса, а предсказать, что будет через полгода-год невозможно.

/…/

Шкляров считает, что никаких сюрпризов в ходе избирательной кампании ждать не стоит. А никакие неожиданные кандидаты появиться в Беларуси вообще не могут /…/.

— Это ожидание было бы сродни тому, что мы приедем в Сахару (а политический ландшафт в Беларуси — это политическая пустыня) и будем ожидать, что там будут расти красивые разноцветные цветы. Такого быть не может: там нет воды и семян. Так и здесь: где нет политической доступности, где нет оппозиции, где нет возможности баллотироваться, такие ожидания довольно наивны. Цель государства — не допустить вас до выборов. При таких вводных даже некорректно пенять на оппозицию, потому что у них несравнимые шансы. Поэтому кто бы ни пришел с целью стать кандидатом, даже человек с большими деньгами и незапятнанной репутацией, у него не получится, потому что процесс выстроен именно с целью не дать ему это сделать, — говорит политтехнолог.

Тем не менее даже в политической белорусской пустыне необходимо пробовать участвовать в выборах, поскольку «в политике очень важно постоянно пробовать», считает Виталий Шкляров.

— /…/ Здесь важен даже не результат, важно действие. Ожидать от оппозиции или от кого-то, что он, человек, не умеющий ходить, пробежит кросс, довольно глупо: система не дает вам научиться бегать. Разочаровываться из-за этого, не участвовать в политике и призывать к бойкоту — еще глупее, с моей точки зрения, — говорит политтехнолог.

РАНЕЕ. Президентские выборы. Как будет проходить избирательная кампания в условиях пандемии

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.