Андрей Елисеев, директор по исследованиям Центра EAST, составил прогноз, по которому наглядно видно, что ждёт Беларусь, если государство не начнёт оперативно реагировать на пандемию.

Материал даём в пересказе, с оригиналом можно ознакомиться здесь.

Реклама

Многие думают, что перед всеми странами стоял выбор из двух вариантов: или жёсткий карантин, или просто социальное дистанцирование. На самом деле, между этими опциями есть ещё несколько вариантов. Например:

  1. Обязательная самоизоляция людей с симптомами коронавируса;
  2. Активное социальное дистанцирование: рекомендации работать на дому, ограничить использование общественного транспорта и необязательные контакты;
  3. Временный запрет на проведение общественных мероприятий;
  4. Закрытие учебных заведений.

Практически все страны Европы приняли эти меры (Швеция) или ввели более жёсткий карантин (почти все остальные). В Беларуси на 3 апреля до конца не была реализована ни одна. Что касается самоизоляции людей со специфическими симптомами, то заметной медиакампании госорганы по этому поводу не проводили. К самодистанцированию людей призывают, но это подрывается тем, что верховная власть капитально преуменьшает опасность COVID-19. Запрета на массовые мероприятия для всех не было, а на региональном уровне решение, фактически вводящее такую меру, Витебский облисполком опубликовал 30 марта. Каникулы в школах продлили только на прошедших выходных, при этом наши футбольные команды играют единственными в Европе. Кое-где заметны попытки ввести неофициальный «карантин»: например, в университетах, которые пытаются перейти на дистанционное обучение, но обязуют преподавателей ходить на занятия.

Беларусь сейчас выбрала пусть быстрой изоляции заболевших и отслеживания контактов 1 и 2 уровней. Южная Корея и Сингапур делали так же и показывают неплохие результаты. Но при этом Южная Корея гораздо масштабнее тестирует людей, плюс тесты в Корее выдают верный результат с вероятностью 98%, а в Беларуси не раз сообщали о противоречивых результатах. Сингапур и Корея эффективнее изолируют потенциально и реально заражённых, причём при помощи полиции. А белорусские чиновники не раз говорили, что люди утаивали информацию о поездках в страны, где сейчас уже активный карантин. Это не позволяет эффективно отслеживать и вовремя изолировать людей.

Важный момент: население должно доверять органам власти, а для этого вторые должны быть открытыми к первым. Министр иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хуа в ходе онлайн-встречи Рабочей группы по коронавирусу Всемирного экономического форума 31 марта заявила: «Ключ к нашему успеху — в абсолютной открытости с общественностью: информирование о каждой детали по поводу развития вируса, его распространения и действиях правительства». В Беларуси с этим есть проблема: президент предлагает лечиться от коронавируса молитвой и трактором, власть критикует СМИ за излишне активную работу по этой теме. ГосСМИ порой неверно интерпретируют заявления чиновников ВОЗ насчёт борьбы с эпидемией. Минздрав недостаточно открыто и оперативно сообщает информацию, критикуя СМИ за вмешательство в жизнь граждан и распространение паники.

Для сравнения, Сингапур публикует местонахождение предполагаемого заражения и при необходимости подробно сообщает историю его перемещений и контактов. Все случаи заражений пронумерованы и сведены в кластеры — места, где предположительно произошло заражение, будь то конкретная церковь, кафе, тренажёрный зал либо семейная встреча в определённый день — вся эта информация публичная. Минздрав каждый день публикует подробные пресс-релизы. Сингапур впервые в мире с помощью специальных тестов смог установить супружескую пару как потерянное звено между двумя очагами заражений уже после их выздоровления. Плюс в Сингапуре и Южной Корее используют новейшие технологии — например, мобильные приложения по отслеживанию статуса здоровья вернувшихся из-за границы, использование данных GPS в исследованиях, применение дронов для дезинфекции и т. д.

В Беларуси же доктора рассказывают журналистам, что им не хватает средств защиты, а информацию они быстрее получают из Телеграм-каналов, а не от органов власти. А одного из таких врачей после общения с прессой вызвали в прокуратуру — врач сказала журналисту, что ситуация в Витебске вышла из-под контроля. Несмотря на пока что небольшое количество заражённых, неэффективное и запоздалое введение мер повышают риск, что ситуация действительно станет неконтролируемой. Именно поэтому властям стоит прямо сейчас подумать о стратегии большей части стран ЕС — или хотя бы стратегии Швеции. Там есть временный запрет массовых мероприятий, закрыты учебные заведения, контролируется отсутствие контактов молодёжи с пожилыми людьми.

Математическая модель: сколько людей Беларусь рискует потерять при разных стратегиях борьбы с вирусом

Эффект от мер, принятых в 11 странах Европы, можно просчитать с помощью математического моделирования. К 31 марта число предотвращённых смертей в наиболее поражённых эпидемией Италии и Испании могло составить 38 тысяч (без карантина, но с описанными выше мерами) и 16 тысяч (плюс карантинные меры). По данным научного исследования Имперского колледжа Лондона, отсутствие всяких мер борьбы могло бы привести к смерти 40,6 млн людей по всему миру. А принятие жёстких мер (стратегия подавления) в момент уровня смертности 0,2 на 100,000 человек в неделю позволило бы снизить число смертей до 1,9 млн человек.

Это же исследование говорит, что число смертельных исходов в Беларуси к концу эпидемии (расчёты исходя из 250 дней) могло бы составить около 66 800 человек — если никаких мер не будет принято.

А при действии мягких мер противодействия (стратегия смягчения) — число снизится до 15 000−32 000 человек.

Если стратегию подавления (ограничение контактов жителей на 75%) начнут реализовывать в момент смертности от коронавирусной инфекции на уровне 1,6 на 100 000 человек в неделю (то есть около 150 человек в неделю), количество смертельных исходов в Беларуси к концу эпидемии будет более 14 200 человек. А в случае начала «подавления» на более раннем этапе, в момент уровня смертности 0,2 на 100 000 человек в неделю (то есть около 18 человек в неделю), число смертельных исходов может снизиться до 1860 человек. Эти прогнозы исходят из показателя репродуктивного числа эпидемии 3: то есть 3 — это среднее количество человек, которые заражаются каждым новым инфицированным.

Стратегия подавления состоит из четырёх главных опций: социальное дистанцирование, самоизоляция людей с симптомами, карантин в семьях, где обнаружен вирус, и закрытие учебных заведений. Это самый эффективный формат борьбы с эпидемией. Подробнее стратегия описана в таблице:

Сколько белорусов умрёт от коронавируса, если ничего не делать, Слуцк

Но даже стратегия смягчения (домашняя изоляция людей с симптомами и социальное дистанцирование) позволяет сократить количество смертельных случаев вдвое, а пиковое количество обращений за медицинской помощью в ходе эпидемии — примерно на две трети (по прогнозу учёных). На графике показано влияние разных стратегий на загруженность больниц — всё это на примере Британии.

Сколько белорусов умрёт от коронавируса, если ничего не делать, Слуцк

Важный момент: показатель уровня смертности 0,2 на 100,000 человек в неделю, используемый в исследовании, — это условный порог для оценки последствий. Это не рекомендация ужесточать стратегию лишь в момент его достижения. И, возможно, этот порог в Беларуси уже пройден. Но чем быстрее принимается решение о жёстких мерах, тем меньше уровень итоговой смертности. Комбинация масштаба распространения инфекции и реакции руководства Беларуси приведёт к условно оптимистичному или условно пессимистичному сценарию — они описаны в таблице.

Сколько белорусов умрёт от коронавируса, если ничего не делать, Слуцк

В оптимистичном сценарии количество заражённых от учтённых в официальной статистике отличается несущественно, госорганы активно и слаженно работают, население лучше информируют. Это позволяет повысить доверие общества — а значит, отслеживание контактов и изоляция становятся эффективнее. Запрещаются массовые мероприятия, социальное дистанцирование становится строже, учебные заведения закрываются. Это позволяет взять под контроль распространение вируса и заработать время для создания вакцины.

В пессимистичном сценарии уровень распространения вируса выходит из-под контроля, а власть неадекватно реагирует на пандемию. Это может выражаться в отказе отменить массовые мероприятия, закрыть учебные заведения, изолировать наиболее уязвимые группы населения, открыто информировать население и контролировать ситуацию в больницах.

Если вернуться к прогнозам учёных, то несвоевременная реакция на все эти меры стремительно ухудшает ситуацию и увеличивает давление на систему здравоохранения: медикам не хватает оборудования и средств защиты, профильные врачи заражаются, и их приходится заменять недостаточно квалифицированными врачами. К тому же попросту перестаёт хватать мест в больницах.

Ко всему прочему, если ситуация в Беларуси затянется, окружающие страны могут продлить запрет на въезд для белорусов даже после смягчения своих карантинов. А это ещё сильнее нарушит поток трудовой миграции и деловых связей, усложнит и без того непростую экономическую ситуацию: эксперты уже прогнозируют падение ВВП Беларуси на 2−10% и более.

***

Согласно выводам научного исследования на основе математического моделирования, в самом худшем случае полное отсутствие мер в Беларуси может привести к 70 тысяч смертей до конца 2020-го. Учёные прогнозируют, что начало реализации стратегии подавления в момент уровня смертности 0,2 на 100 000 человек в неделю (18 человек в неделю) позволит снизить число смертей в Беларуси до 1860 человек. В случае задержки и начала реализации такой стратегии в момент уровня смертности 1,6 на 100 000 человек в неделю (то есть около 150 человек в неделю), пандемия может унести жизни более 14 200 жителей. А набор более мягких мер противодействия распространению эпидемии в зависимости от ряда факторов приведёт к смерти от 15 до 32 тысяч белорусов. Это примерные цифры, полученные благодаря математической модели, но они дают наглядную картину последствий нынешних решений. Жёсткие меры стратегии подавления неминуемо сокращают количество смертей. При этом у стран с невысокими доходами, как Беларусь, очевидно возникнут социально-экономические трудности из-за карантинных мер. Мы уже писали о них подробнее.

Так что советуют исследователи?

1. Информировать белорусов о распространении вируса честно и открыто, как следствие — объяснять важность социального дистанцирования. Иначе, когда власть отрицает серьёзность проблемы, уверения в необходимости самоизоляции вызывают когнитивный диссонанс.

2. Использовать как минимум шведскую стратегию (временный запрет массовых мероприятий, закрыты учебные заведения, контролируется отсутствие контактов молодёжи с пожилыми людьми), как максимум — более жёсткие карантинные меры.

3. Ввести более жёсткие карантинные меры в регионах с большим количеством заражённых. При принятии решения опираться не только на официальные цифры о заражённых, но и на математическую модель.

4. Активнее заняться социальной изоляцией пенсионеров и людей с хроническими болезнями. Усилить социальную помощь для этих людей, чтобы они могли находиться в самоизоляции. Всё это поможет снизить количество потенциальных смертей.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии