С детства нам твердят, что врать нехорошо, и все же мы это делаем, параллельно пытаясь успокоить свою совесть конструктами вроде «ложь во спасение». Сама эта формулировка переворачивает все с ног на голову и перекрашивает черное в белое. В вопросах лжи, ее природы и том, насколько мы честны, мы зачастую откровенно врем сами себе. Разобрались, почему это происходит.

Каждый из нас может припомнить немало случаев обмана. Врут политики в своих предвыборных обещаниях, мамы врут детям о Деде Морозе, а дети — учителям о выполненном домашнем задании. Что уж говорить о фальсификации данных, которая случается даже в научных исследованиях, хотя сама суть науки в том, чтобы докопаться до истины!

Реклама

Мы с раннего детства преуспеваем в искусстве лжи, и, что бы мы ни говорили, соврать незнакомцу на улице, коллеге и даже близкому человеку нам не так уж и сложно. А все потому, что способность лгать — неотъемлемое свойство нашего характера, которое стоит на одной ступени с обусловленной эволюцией потребностью доверять окружающим. Единственное, что нас иногда останавливает от лжи, — это превосходство разума над инстинктами. Проще говоря, иногда воспитание подсказывает нам, что сейчас сказать правду будет все же правильнее, даже несмотря на то, что она может оказаться болезненной.

Систематизация лжи

Одно из самых крупных исследований лжи более 20 лет назад начала социальный психолог Белла ДеПауло (ее изыскания стали основой любопытной книги). В самом известном эксперименте ДеПауло приняли участие 147 человек, которые в течение одной недели должны были отмечать каждую свою попытку соврать или обмануть кого-то.

Данные исследования показали, что в среднем мы обманываем как минимум один раз в день.

К счастью, подавляющая часть лжи испытуемых была вполне безобидной: в первую очередь, обманывая, люди стремились скрыть какие-то свои неудачи или пощадить чувства тех, кто им дорог. Вторая наиболее распространенная причина лжи, как выяснили ДеПауло и ее коллеги, — это попытка прикрыть свою лень («Я не смог это сделать, потому что… /Здесь идет какая-нибудь удивительная история/»). Третья причина — попытка придать себе веса и значительности в глазах окружающих.

В общем, доктор Хаус был прав: все действительно лгут, однако не всякая ложь одинакова.

Лжи не существует без цели, и есть все основания полагать, что, за редкими исключениями в виде патологических случаев, мы начинаем врать ровно в тот момент, когда все прочие, «легальные» способы достичь цели не увенчались успехом.

Исследовательская команда ДеПауло предположила, что врать мы как вид научились примерно тогда же, когда обзавелись речью. И, конечно же, как и все наши естественные проявления, способность обманывать изначально была связана с выживаемостью. Обман — своеобразная человеческая маскировка, особый прием, который позволяет достичь большего (заполучить лучшего партнера, добыть больше ресурсов и проч.), повлияв на оппонента не прямым образом, то есть ударив его палкой, а более утонченно, с помощью манипулятивных тактик.

Собственно, потому, что даже в условиях современного мира мы продолжаем борьбу за ресурсы, обман как механизм преуспевания никуда не делся. Даже наоборот — развился до огромных масштабов, потому что современный человек гораздо чаще предпочитает решать свои проблемы именно косвенным воздействием.

«Правду говорить легко и приятно»…

…чего не скажешь о лжи! Качественная ложь, напротив, требует немало усилий: подготовки, смекалки и ума, а еще хорошо развитых высших функций мозга — планирования, внимания и самоконтроля. Именно потому, что дело это непростое, врать мы учимся постепенно: впервые это происходит где-то в возрасте от двух до пяти лет, а стабильным мастерством обмана мы овладеваем к подростковому периоду. Так что вся наша успешная и неуспешная ложь во взрослой жизни — прямое следствие того, насколько хорошо нам когда-то удавалось обмануть родителей насчет прогулов в школе.

Несмотря на то что многих родителей может тревожить детский обман, на самом деле он сигнализирует о правильном психологическом развитии ребенка. С годами мы лишь оттачиваем свои навыки лжи и хитрости, и связано это с тем, что по мере взросления мы все чаще пытаемся поставить себя на место других. Это, кстати, критически важно для того, чтобы мы научились понимать намерения и убеждения других людей. То есть двухлетний ребенок врет из-за того, что не хочет быть наказанным, тогда как восьмилетка будет изредка делать это еще и потому, что его обман поможет не задеть чувства любимой бабушки.

Пределы разумного

Как и Белла ДеПауло, психолог Дэн Ариели увлекся изучением природы лжи довольно давно — более 15 лет назад. За это время он успел провести несколько экспериментов в целом ряду университетов, и одним из самых любопытных был эксперимент с математическими вычислениями.

Ариели выдал группе испытуемых тест с 20 задачами, на решение которых было отведено всего пять минут. За каждую решенную задачу участникам полагалось денежное вознаграждение, при этом проверять количество выполненных задач ученые якобы не собирались: испытуемые должны были сами сказать, сколько уравнений они успели решить.

Эксперимент показал, что ученых обмануло подавляющее большинство участников: почти все они заявили о в среднем шести решенных задачах, тогда как реальное, честное число равнялось четырем.

Однако интересно не то, что многие соврали (это можно было предсказать самими условиями эксперимента), а то, что в целом люди предпочитали не завираться слишком сильно, хотя это гарантировало бы им более высокое денежное вознаграждение. Ариели предположил, что большинство из нас (за исключением людей с психическими расстройствами) имеют внутренний встроенный барьер лжи, благодаря которому мы предпочитаем врать в скромных масштабах. Предполагаемое имя этому барьеру — самообман: мы хотим выглядеть честно в первую очередь в своих собственных глазах и поэтому врем «понемногу» — казалось бы, незначительно. То есть ровно настолько, чтобы мы могли и дальше считать себя честными людьми.

Выходит, вся наша жизнь — это череда бесконечной лжи? Ведь если мы врем каждый день, то и люди вокруг делают ровно то же самое. Что, если комплимент, который вы услышали вчера от коллеги, не был искренним? А муж задержался вовсе не на тренировке?

Жить с постоянным осознанием того, что мы можем быть обмануты в любой момент, непросто. Поэтому одновременно с механизмом обмана наш мозг выработал механизм защиты от него, а именно — естественное стремление доверять окружающим. Большинство информации о мире мы получаем именно от других людей, поэтому мы должны верить им безоговорочно. Ведь когда кто-то говорит вам, что работает учителем, вы не бежите проверять эту информацию? У вас просто нет повода не верить человеку, потому что вы считаете, что у него нет повода вас обманывать.

По самой своей природе люди наивны, поэтому единственная возможность защитить свой разум от ловли теней по углам — начать по умолчанию считать, что все вокруг, вопреки постулату доктора Хауса, в большинстве случаев говорят правду. А если и привирают, то исключительно по мелочи.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии