Они сражались без оружия. Как врач и аптекарь боролись с оккупантами в Слуцке

0

Среди сотен случчан, осознанно вставших на путь борьбы с фашизмом, особое место занимают имена Павла Алексеевича Трухана и Василия Семёновича Литовкина. Они не брали в руки оружие, однако их вклад в общую победу был не меньше, чем у тех, кто прошёл через бои.

После того как Слуцк заня­ли немецкие войска, были сформированы оккупационные власти. Часть полномочий немецкая администрация передала Управе. В её ведении оказались местные больница и аптека. В оба учреждения кадры набирались из числа людей, оказавшихся на оккупированной территории.

Реклама

Врачом в городской больнице стал работать Павел Трухан, а должность заведующего аптекой занял Василий Литовкин. По имеющимся данным, можно предположить, что сделали они это по заданию. В задачу обоих входило оказание медицинской помощи тем, кто вступил на путь вооружённой борьбы с фашизмом.

Отважный врач

Павел Алексеевич Трухан родился в 1910 году в деревне Сельцо Слуцкого района (сейчас Солигорский район). Родители рано умерли, и его взял на воспитание родной брат отца.

После школы Павел поступил в Минский мединститут. По распре-делению попал в Слуцкую больни­цу. Его жена Анастасия Васильевна работала учительницей математики в средней школе № 5.

С началом Великой Отечественной войны из-за ранения, полученного в Финскую войну, Трухана в армию не призвали.

Они сражались без оружия, Слуцк
Павел Трухан спас десятки молодых случчан от отправки на работу в Германию. Он ставил им «неприемлемые» диагнозы — тиф, туберкулёз. Фото из фондов Слуцкого краеведческого музея
Он про­дол­жил работать в больнице и при оккупантах. Пере­да­ча лекарств и перевязоч­ных материалов партизанам и подпольщикам была поставлена на поток. Трухан выписывал на несуществующих пациентов рецепты. Его жена по ним получала лекарства в аптеке, где прикрытие обеспечивал её заведующий Василий Литовкин. За неделю набиралась медицинская сумка. Лекарства на рынке передавались партизанским связным.

Неоднократно Павла Алексеевича тайно приво­зили в партизанские отряды, где он оперировал и лечил раненых. Когда в городе начались массовые облавы и аресты молодёжи для отправки на работу в Германию, врач, не колеблясь, ставил им «неприемлемые» диагнозы: психические заболевания, туберкулёз и другие.

Известен случай, когда Трухан спас от отправки в Германию десятки молодых людей, «заподозрив» у них признаки тифа.

В конце февраля 1943 года Павел Алексеевич был арестован вместе с членами подпольной группы Петра Маглыша. При конвоировании в Минск 3 марта 1943 года в районе Самохваловичей они пытались бежать, но были убиты. Место захоронения слуцкого врача-подпольщика неизвестно.

Педагог-подпольщик

О жизни Василия Семёновича Литовкина известно мало. В паспорте, который хранится в Слуцком краеведческом музее, значится только год рождения — 1917-й — и место — станция Пологи Запорожской области, где работали его родители. Известно также, что после школы он поступил в пединститут. Потом работал директором школы в деревне Солы Сморгонского района.

Они сражались без оружия, Слуцк
Василий Литовкин, по отзывам работавших с ним людей, был образованный, немногословный и деликатный человек. Фото из фондов Слуцкого краеведческого музея
Каким образом Литов­кин оказался в Слуцке, сегодня ответить сложно. Возможно, пришёл вместе с другими беженцами. Василий Семёнович имел врождённую хромоту и призыву в армию не подлежал. Есть предположение, что он был специально направлен сюда для конспи­ративной работы.

После открытия в городе аптеки Василий Семёнович стал её заведующим. Химико-биологическое образование позволяло ему неплохо ориентироваться в новой профессии.

Работавшие с Литовки­ным люди отмечали, что это был образованный, немногословный и деликатный человек. Характерна для него была и исключительная осторожность. Он никому не доверял ведение документов. Связи его были тщательно законспирированы. Об этом говорит и то обсто­ятельство, что Литовкин остался на должности даже после провала подпольной группы Петра Маглыша и ареста Павла Трухана. Схватили Василия Литовкина в конце 1943 года, когда в руки оккупантов попала связная, переносившая лекарства. Допросы и пытки в гестапо продолжались более меся­ца. Расстреляли его 24 ян­варя 1944 года в карьере у деревни Малое Журово.

Глазами врага

Размах партизанского и подпольного движения на Случчине к 1943 году принял массовый характер. Гебитскомиссар Слуцкого округа Генрих Карл в своём выступлении на совещании окружных комиссаров в Минске в апреле 1943 года сообщал, что вести хозяйственную работу в Слуцке и округе стало фактически невозможно. Всё это побудило оккупантов провести в начале 1943 года карательные акции с уничтожением мирного населения и сожжением деревень.

Генрих Карл докладывал: «В январе-феврале была проведена крупная полицейская акция против партизан, которая, несмотря на весьма активные действия полиции, не принесла больших успехов. Было уничтожено, возможно, несколько тысяч партизан, однако это не играет никакой роли. Положение этим не улучшилось… В моём округе имелось 20 государственных имений, из кото­рых 19 уничтожены партизанами. Осталось только одно имение, расположенное на окраине Слуцка. Нет зданий, скота, собственно, там больше ничего нет. Промышленные предприятия в большин­стве разрушены партиза­нами или находятся под сильной угрозой партизан. Для моих трёх крупных предприятий необходима постоянная полицейская охрана».

Массовые аресты в начале 1943 года были проведены и в самом Слуцке. Однако полностью уничтожить подпольные организации оккупанты так и не смогли.


Этот материал является частью цикла публикаций о Слуцке и случчанах в годы Великой Отечественной войны. Как захватывали Слуцк, чем жили случчане в оккупации, как работало подполье, как освобождали и восстанавливали город. Все материалы цикла — здесь.

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.