В 2000-е годы в Слуцке было модно сносить ветхие бараки и переселять людей в социальное жильё. В 2008 году, например, 42 новые социальные квартиры отдали людям, расселённым из бараков. Но с тех пор ситуация изменилась: хотя социальное и арендное жильё строят, старинные бараки не сносят. Жильцы по-разному реагируют на ситуацию. Кто-то ходит по инстанциям и борется за расселение, кто-то благоустраивает жилплощадь в бараке до уровня современной квартиры. А есть те, кто просто «забил» и живёт как придётся. Об этих домах и их жителях мы рассказываем в новом цикле публикаций.

ЧТО ТАКОЕ БАРАК. По определению из «Википедии» дом барачного типа — это быстровозводимый дом, рассчитанный на временное пользование, в котором не предусмотрено отдельных санузлов и кухонь. Однако жители Слуцка называют бараками одноэтажные дома без предусмотренных удобств, которые находятся на балансе ЖКХ, как многоэтажки. Слуцкие бараки либо строились как временное жильё в советское время, либо до войны или даже до революции принадлежали кому-то, а потом уже стали бараками.

1. Людмила Ивановна: «Наш дом — не барак. Здесь с годами всё лучше»

Людмила Ивановна и её муж в уютной прихожей показывают мне документы на дом. Мужчине слово «барак» не нравится. «Какой же у нас барак? У нас не барак. Вот же написано: блокированный жилой дом», — указывает он.

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Жители квартиры № 1 Людмила Ивановна и её муж в своём дворе. Фото: Олеся Белая
«Ухоженную» половину дома на Комсомольской занимает квартира № 1. Эту часть дома и правда не назовёшь бараком. Здесь стены обложены кирпичом, фундамент поднят, стоят пластиковые окна. Во дворе — дорожки из плитки и беседка с гаражом, переделанным из старого сарая. В квартире есть водопровод, канализация и газ, центральное отопление. Жилье приватизировано.

В комнате-пристройке, где мы разговариваем с хозяйкой «хорошей» половины, окна приоткрыты, но всё равно очень тепло.

Живу в бараке уже 60 лет

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Людмила Ивановна в своей квартире. Фото: Олеся Белая
«Я родилась в 1958 году. В этом бараке я живу с 1960 года, — рассказывает Людмила Ивановна. — За это время в каждой квартире сменилось по 3−4 поколения людей: уезжают, получают, покупают, меняют. Сначала мы жили в общей квартире с Зинаидой Васильевной Бохан, у нас была общая кухня и общий вход. Потом, когда родственники забрали её уже к себе по старости, нам отдали всю квартиру».

В 90-е годы семья Людмилы Ивановны хотела встать в очередь на улучшение жилищных условий. Но их не поставили, а взамен дали разрешение сделать пристройку. Семья перестроила свою квартиру, провела воду и канализацию.

Время общежития прошло

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Колонка, из которой берут воду жители дома. Фото: Олеся Белая
Людмила Ивановна вспоминает, что в советские времена все в бараке жили дружно, хотя и условия были хуже. У каждой семьи было всего по одной комнате, в которых ютились с детьми. «Но ностальгия по прошлому — очень хорошая, — говорит женщина. — Жили весело, дружно».

Сейчас соседи мало общаются. Около 3 лет назад ЖЭУ разделило двор, чтобы к каждой входной двери в бараке вела своя дорожка. Сейчас через двор Людмилы Ивановны соседи ходят только за водой к колонке: в других квартирах барака нет водопровода. «Если бы не это, мы бы вообще двор закрыли и были бы отдельно», — говорит хозяйка.

«Наш дом нас лечит»

«Нам нравится здесь жить, — говорит Людмила Ивановна. Деревянный дом. Стены крепкие. Те дома, которые дальше — 32-го года постройки и позже. И я бы не сказала, что они крепче нашего».

Высота потолков в старом доме — больше 4-х метров. Дом построен из сосны, стены, по словам хозяйки, «дышат» и «накапливают добрую энергетику».

«Я понимаю, почему старые люди не хотят переезжать из деревянных домов, — говорит женщина. — Тут совсем другое здоровье. Мы прекрасно себя чувствуем. Участковый врач даже нас в лицо не знает. Наш дом нас и лечит».

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
В открытом подполе дома видны сосновые лаги и кирпичный фундамент. Они здесь — с самой постройки дома. Фото: Олеся Белая

Людмила Ивановна рассказывает, что когда у неё в кухне меняли пол, рабочие отказались менять старинные сосновые лаги, сказали: «Вы что, мы таких лаг нигде не найдём».

Больше всего в доме Людмиле Ивановне нравится его расположение. Возможно, оно лучшее в городе. В шаговой доступности — множество магазинов, почта, поликлиника, райисполком, дом культуры, городской парк, музей «Слуцкие пояса», городская набережная. Улица Комсомольская — очень тихая, это старейшая улица Слуцка и единственный в городе бульвар с аллеей в центре (раньше она называлась Гоголевский бульвар). На противоположной от барака стороне улицы находится красивое старинное здание гимназии. А заводы «Эмальпосуда» и ЖБИ, которые работали неподалёку, закрыты и уже ничем не побеспокоят жильцов. Котельная находится сразу по соседству, поэтому дом хорошо обогревается.

Людмиле Ивановне предлагали продать квартиру в бараке. Но она отказалась.

«Я бы могла доложить денег и купить хорошую квартиру с удобствами, — говорит она. — Но я не хочу. У нас с годами становится не хуже, а лучше. Мы гордимся этим местом. Даже если бы они (власти) решили сносить дом, пусть бы ту половину сносили. А меня всё устраивает».

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Центральный вход с улицы в барак на Комсомольской. Фото: Олеся Белая

Минусы барака

Что не нравится Людмиле Ивановне в доме — так это фасад, который выходит на улицу. Его последний раз красили в 2005-м, перед республиканскими «Дожинками». И по нему видно, что дом — это барак.

Людмила Ивановна хотела бы отделать фасад имитацией бруса, чтобы сохранить вид «под старину». Но переделывать весь общий фасад за свои деньги хозяева 1-й квартиры не хотят. Соседи, живущие в государственных квартирах, не будут скидываться. Если бы дом был полностью частный, считает женщина, таких проблем бы не возникло.

Кроме того, «неблагоустроенная» сторона дома немного просела, потому что её жильцы не ухаживают за строением. «Может быть, некоторые соседи и ждут, чтобы снесли барак, и хотят получить квартиры с удобствами», — предполагает Людмила Ивановна.

2. «Наш дом — барак, но я смирилась»

Из второй, «неблагоустроенной», половины дома мне удалось поговорить только с Галиной Писарик, жительницей квартиры № 4. Вход в эту квартиру находится на углу дома. Возле него очень опрятно: нет мусора, как за домом, но и не так «богато», как во дворе Людмилы Ивановны.

Галина Михайловна живёт в бараке 30 лет. Когда-то она стояла на очереди на улучшение жилищных условий. «Я думала, что я построюсь, — рассказывает женщина. — Хотела ванну, хотела помыться цивилизованно. Поэтому в барак я особо ничего не вкладывала. Стояла на очереди 20 лет, а когда подошла моя очередь, я была уже на пенсии два года. Поэтому мне сказали, что банк меня не прокредитует. И я эту очередь отдала сыну и часть денег отдала».

Про удобства

После этого Галина Михайловна поменяла своё отношение к бараку и стала приспосабливаться к той жизни, какая есть. В её квартире тоже тепло. На кухне — газовая плита, газ идёт из баллона. За водой женщина ходит к колонке. Канализации нет. Вещи для стирки она отдаёт сыну, который построил себе квартиру с удобствами.

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Вторая половина двора дома на Комсомольской. Фото: Олеся Белая
Коммунальщики говорят пенсионерке, что она сама должна провести себе воду от колонки. Но для неё это дороговато. Она носит по несколько вёдер из колонки, а цветы на своих грядках поливает из бочек с дождевой водой. «Но меня это не напрягает, — говорит хозяйка. — Может, было бы и лучше с удобствами, но я не огорчаюсь, когда их нету. Людей, может, удобства даже и портят иногда. Говорят: „Ах! Как человек живёт, когда у него даже туалет на улице!“ Ну и что? Нормально живу. Меня тут всё устраивает».

Не сносить

Галина Михайловна не хочет, чтобы барак сносили. Потому что в этом случае её переселят в арендное жильё. Она, как пенсионерка, сможет его перевести в социальное и жить до смерти. Но, во-первых, социальное жильё нельзя будет передать в наследство, а во-вторых — оно не будет расположено так удачно, как дом на Комсомольской.

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Квартиры в бараке № 1, 2, 3 и 4 — приватизированы. Квартиры № 5 и 6 — до сих пор принадлежат государству. Как, например, и обычная пятиэтажка, дом находится на балансе ЖКХ. Все жильцы ежемесячно платят за капитальный ремонт. В одной из государственных квартир сейчас пусто. В другой, по словам соседей, живёт очень пожилая женщина, за которой ухаживают социальные работники

Что не нравится Галине Михайловне

Галине Михайловне не нравится, что возле её калитки на дороге лежит «полицейский», потому что машины тормозят и шумят возле него. Что маргинальные элементы возле её забора на углу прячутся и распивают алкоголь, а после них остаются бутылки, окурки и иногда что похуже.

То, что раньше было одним целым

В разных квартирах барака люди живут совсем по-разному и за своим жильём они ухаживают по-разному. Это влияет на общее состояние дома. Облезает общий фасад, сыреет общий чердак, проседает отмостка. Пол в квартире Галины Михайловны с одной стороны немного кренится назад.

«Если у кого-то текло что-то, капало, сгнила какая-то досочка, то может грибок завестись, который может и дальше пойти, — говорит Галина Михайловна. — Что-то может просесть. Потому что дом когда-то строился как одно целое».

3. «Не дом, а гнильё»

Как люди живут в слуцком бараке, которому 114 лет. Истории
Мария Степановна на крыльце дома № 4 на Комсомольской в 2009 году. Фото: Жанна Авдеева
В 2009 году журналист «Кур'ера» Жанна Авдеева при подготовке материала о самых старых домах Слуцка заходила в барак на Комсомольской. Тогда ей удалось поговорить с жительницей государственной квартиры Марией Степановной. Та сказала о своём жилье вот что: «Не дом, а гнильё. Одно счастье — централизованное отопление. Воду носим из колонки. В туалет ходим на улицу. У меня ноги больные — не находишься. Обещали эту халупу в 2010 году снести. Не доживу я до этого».

Но прошло 10 лет, а дом так и не снесли.

Из истории барака на Комсомольской

До Великой Отечественной войны дом на Комсомольской принадлежал еврейской семье. Во время фашистской оккупации Слуцка немцы использовали дом под свой штаб. После войны дом перестроили в барак и отдали «Слуцким электрическим сетям». Здесь жили работники «Электросетей»: директор Михаил Молибошко, главный бухгалтер Зинаида Бохан и другие. После того, как энергетики получили жильё с удобствами, квартиры в бараке стали давать тем, кто в этом нуждался. Так сюда заселили маму Людмилы Ивановны. В конце 80-х годов ХХ века барак ещё отапливали печками. С помощью депутата Сергея Станкевича (основателя газеты «Кур'ер») удалось провести центральное отопление. Во время ремонта строители искали в доме тайники с золотом прежних хозяев-евреев, но ничего не нашли. Фасад дома, выходящий на улицу, сохранился почти таким же, каким был изначально. Его красили только в 2005 году перед республиканскими «Дожинками». В советские времена рядом с домом коптил завод «Эмальпосуда», так что даже дверные ручки покрывались сажей. Городская котельная, которая тоже находится рядом с домом, тогда работала на твёрдом топливе, которое привозили по железной дороге. Рельсы пролегали рядом с бараком. В 70-е здесь светили прожекторы, трудились рабочие котельной, шумел завод, работавший в 3 смены. Напротив завода жил своей жизнью 15-й военный городок. С годами воздух становился всё чище, а центр города — всё тише. Военный городок снесли, вместо него построили пятиэтажки.

В тему:

Кто в Слуцке до сих пор живёт в бараках и почему им там хорошо
Фото: Олеся Белая

17
Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Авторы комментариев
It is 2015 Авторы недавних комментариев
It is 2015
Участник
It is 2015

Почему пьяницы и алкоголики были обозваны маргинальными элементами?

It is 2015
Участник
It is 2015

Люди доживают свой век во временном жилье, зато вбухивают госсредства на никому не нужные памятники древних баб с мечами и нимбами над головой которые чавеллы отрывали на цветмет. Наверное памятники несут важное идеологическое значение чем невыполненные абяцанки- цацанки мясцовых уладароу,

It is 2015
Участник
It is 2015

«Искали тайники с золотом прежних хозяев евреев».Как будто евреи все богатые. Исключительно все и этого золота у них просто завались как гуталина у дяди кота Матроскина. Такие ереи дураки чтоб оставлять золото абы кому.

It is 2015
Участник
It is 2015

Туалет во дворе на старости лет гадкое дело. Особенно в мороз. А летом мухи и вонища. Еслиб участок еще большой был то другое дело.

It is 2015
Участник
It is 2015

Зачем тетке плакат «Не болтай !»?

It is 2015
Участник
It is 2015

Какое иам «возможно лучшее» расположение в городе? Котельная шумит .Для пролетария физического труда это может и ничего, а для пролетария умственного последнее дело.

It is 2015
Участник
It is 2015

Зачем к козырьку крыльца присобачили отлив? Так вода бы с шифера лилась, а так с отлива льётся. А смысл7

It is 2015
Участник
It is 2015

Говорят завтра губернатор в гимназию прикатит, а Миронава будет задирать нос перед ним и понтоваться.

It is 2015
Участник
It is 2015

Почему в гос квартире никто не живет? Отдали бы молодому специалисту.

It is 2015
Участник
It is 2015

«здесь жили работники электросетей директор и главбух»…Простой директор, а жил в бараке. В туалет ходил деревянный с вырезанным сверху сердечком. Небось и партийным был. кто там кричал о бессовестных партийцах? Сейчас оппоблогеры лучше живут.

It is 2015
Участник
It is 2015

Нет-это не Рио де Жанейро. Это гораздо хуже.

It is 2015
Участник
It is 2015

Мерзкое место на Комсомольской. Мало простора, на всем налет бедности, безнадежности, одинокой старости, упадка и социальных язв. Коммунисты не успели построить светлое будущее, а нынешние не построят. Остается только оплакивать разбитые надежды на хорошую квартиру на почтенный период жизни."Все суета",-как говорил Эклесиаст имея ввиду жизнь без Бога.

It is 2015
Участник
It is 2015

Впрочем негры в Гарлеме не лучше живут. У них ко всему прочему все поражено наркоторговлей в отличии от нас.

It is 2015
Участник
It is 2015

Смешно на фоне всего этого вспомнить попытки оппоинтеллигенции переименовать Комсомолку в ул. имени слуцких повстанцев.

It is 2015
Участник
It is 2015

Нет ничего более долговременного чем временное жильё.

It is 2015
Участник
It is 2015

А почему немцы заняли под штаб облезлый барак вместо того здания"где как считается жил Жуков"?

It is 2015
Участник
It is 2015

Женщина с благородной сединой на последнем фото словно всматривается в будущее из своего барака. напоминает того мужика с подзорной трубой из"собаки Баскервилей"