Пожары в Австралии были из-за потепления? А пожары в Сибири? Что будет, когда станет ещё теплее

0
Происшествия на выходных: Иран разбомбил объекты США в Ираке
Фото: Matthew Abbott

В Австралии случились одни из самых масштабных пожаров за все время наблюдений. Сообщения о том, как в них гибнут люди и животные, приходили на фоне докладов о продолжении роста глобальной температуры: 2019-й стал вторым самым жарким годом в истории, лишь немного не догнав рекордный 2016-й. На фоне этого совпадения ожидаемо разгорелись споры о том, как связано одно с другим, и действительно ли главной причиной австралийских пожаров стало глобальное потепление.

В Австралии эти споры уже вышли за пределы сообщества ученых и обсуждаются местными политиками — что еще больше запутывает достаточно сложный вопрос. В России, где свежи воспоминания о прошлогодних сибирских пожарах, а новый сезон возгораний наступит уже через пару месяцев, дискуссия сопровождается еще и резко выросшей активностью климатичеких «скептиков», которые отрицают само существование антропогенного воздействия на климат, не то что его последствия. «Медуза» пытается разобраться, что на данный момент известно о связи между потеплением и пожарами, что остается предположительным и что думают сами ученые о будущем пожаров в Австралии, Сибири и вообще на планете.

Реклама

Что сейчас происходит в Австралии?

Площадь активных пожаров и число «горячих точек», где возгорания наблюдаются прямо сейчас, существенно уменьшились по сравнению с пиковыми значениями конца декабря-начала января: спутниковые данные реального времени можно посмотреть на сайте NASA, инфографику — на сайте BBC. Тем не менее, ситуация остается сложной. Буквально 22 января в некоторых районах в окрестностях Канберры пришлось снова проводить эвакуацию из-за угрозы возгорания, на юго-востоке континента вновь выросло число неконтролируемых пожаров, а сухая и теплая погода уже скоро может вернуться.

По данным на конец прошлой недели, с октября, когда начался пожароопасный сезон, от огня погибли не менее 33 человек. Даже там, где пожаров вблизи нет, население страдает от жары и дыма, а это (как известно, например, по изучениям последствий московских пожаров 2010 года), также может существенно повысить смертность. Общая площадь, пройденная огнем в этом сезоне, на середину месяца оценивалась в более чем 18 миллионов гектар — это территория, равная двум Австриям или 80 площадям Москвы. Даже масштаб сибирских пожаров прошлого года был почти вдвое меньше: тогда сгорело около 10 миллионов гектаров тайги.

Что говорят о причинах пожаров?

Непосредственной причиной пожаров в Австралии стали погодные условия: засуха и температура, которая била рекорд за рекордом (на континенте она выросла даже выше глобальной). Все это привело к масштабному обсуждению как конкретных мер борьбы с огнем (прежде всего роли волонтеров и государства в их тушении), так и связи пожаров с глобальным потеплением.

К исследованиям климатологов и пирологов стали обращаться и политики: к примеру, член австралийской Палаты представителей Крейг Келли разместил на своей странице в фейсбуке цитату из статьи австралийских ученых, которая якобы подтверждает, что никакой связи между потеплением и частотой пожаров нет. Приложив к посту скриншот с исследованием, он написал, что заявления об историческом росте масштаба пожаров — всего лишь алармизм, и процитировал слова ученых о том, что «во всех регионах [континента] за последние 50 лет наблюдается снижение частоты пожаров, несмотря на использование [специально проводимых] контролируемых поджогов на большей части Австралии».

Пост Келли собрал множество комментариев и обратил на себя внимание самих ученых. Одна из авторов процитированного исследования профессор Синди Харрисон, к которой журналисты обратились за разъяснением, призналась, что политик полностью исказил смысл работы, «забыв» упомянуть ее главный результат: «В статье явно показано, что в геологической летописи [Австралии] периоды потепления климата отличаются при прочих равных бо́льшим количеством пожаров. И это прямо противоположно тому, что утверждает мистер Келли».

Со специальным заявлением по поводу пожаров выступила и Австралийская академия наук, однако в опубликованном заявлении не говорилось ничего о связи между потеплением и пожарами — только о сложности проблем, которые возникают, когда друг на друга накладываются несколько трендов: изменение климата, рост населения и экстремальные погодные явления.

А как на самом деле: потепление вызывает пожары или нет?

Это правда сложный вопрос — и академики неспроста выбрали обтекаемые формулировки. Короткий ответ может звучать так: австралийские пожары этого года с потеплением, скорее всего, не связаны, однако в других местах планеты изменение климата уже сейчас увеличивает и вероятность, и масштабы возгораний. В будущем — примерно в 2040-х — очередь может дойти и до Австралии.

Этот ответ — резюме большого обзора научной литературы, вышедшего недавно на ScienceBrief (это не научный журнал с традиционным рецензированием учеными, а именно платформа для публикации обзоров). Исследователи из Австралии и Великобритании собрали более шести десятков статей на тему возможной связи пожаров с потеплением в разных регионах и, по их словам, не нашли ни одного свидетельства против этой гипотезы — и множество свидетельств в ее пользу.

Трудности с ответом на этот вроде бы простой вопрос имеют двойственную природу. Во-первых, пожары зависят не только от природных условий, но и от человека — его хозяйственной деятельности, профилактических работ, контролируемых поджогов и так далее. Это сильно влияет на частоту пожаров, но по-разному в разных частях мира.

Во-вторых, значительное изменение климата наблюдается лишь в течение последних 40−50 лет, а это очень небольшое время для сбора статистики. Лес восстанавливается медленно, обычно это занимает около сотни лет, поэтому на таких коротких временных промежутках, как нынешнее потепление, многое зависит не от климата, а от недавней истории пожаров или просто от капризов погоды. Чтобы как-то нивелировать эти факторы, ученые смотрят не только на исторические записи в конкретном месте, но изучают и глобальную картину на планете, а также анализируют (как Синди Харрисон и ее коллеги) распределение угля в геологических отложениях — это позволяет проследить за частотой пожаров на гораздо более протяженном отрезке времени, за который климат мог значительно измениться.

Если дело не в потеплении, то в чем?

Полностью отбросить возможную связь нынешних австралийских пожаров с потеплением ученые пока не могут — существующие исследования сделаны на данных прошлых лет, а в этом году что-то могло поменяться. Анализ пожаров 2020 года ведется прямо сейчас — как пишет Nature, уже через несколько недель можно ждать первых результатов.

Однако уже сейчас понятно, что даже если потепление как-то и повлияло на пожары, главную роль сыграла жаркая и сухая погода, вызванная действием Индоокеанского диполя. Это циклическое природное явление (сходное с колебаниями Эль-Ниньо), которое проявляется в поляризации теплых и холодных вод вдоль экватора в Индийском океане: когда западная часть океана нагревается, а в восточной на поверхность выходят холодные воды, дожди на южном континенте прекращаются.

По словам Эндрю Уоткинса, руководителя отдела долгосрочных прогнозов метеорологического бюро Австралии, разница температур в Индийском океане в этом году стала максимальной за последние 60 лет, и именно это привело к установлению сухой погоды. Впрочем, картину можно усложнить и дальше, так как, по словам некоторых климатологов, далеко не весь масштаб нынешней засухи в Австралии можно объяснить исключительно действием Эль-Ниньо и Индоокеанского диполя — возможно, у нее были и другие причины, о поиске которых можно почитать здесь.

С Австралией понятно, а что происходит на планете в целом?

Прежде всего нужно сказать, как именно потепление может влиять на пожары. Текущая глобальная температура превышает доиндустриальный уровень примерно на один градус Цельсия, и понятно, что само по себе это не может привести к воспламенению лесов. Главный фактор — это удлинение периода сухой погоды и накопление горючего материала из-за ускоренного роста растений.

Есть несколько работ, в которых ученые пытались измерить эти эффекты. Так, в 2015 году австралийцы под руководством Давида Боумана из Университета Тасмании обнаружили, что нынешнее потепление уже привело к тому, что на четверти всей заселенной растениями территории пожароопасный сезон удлинился на 18,7 процентов; еще на половине территорий длительность сезона пожаров выросла не так сильно, но все же значимо. Другая группа ученых в работе 2018 года уточнила эти цифры иным методом: на этот раз речь шла о 22% зеленых земель, где индекс пожароопасности значительно увеличился, причем прежде всего упоминались юг Европы, Амазония, Скандинавия и запад Северной Америки. Важно подчеркнуть, что в обеих работах речь шла не о фактическом увеличении частоты пожаров, на которую сильно влияет человеческая деятельность, а именно о пожароопасной погоде.

А на пожары в России потепление тоже влияет?

Вопрос сводится к тому, превышает ли это влияние нормальную сезонную вариативность или нет. Судя по тем же данным и обзорам, пока ответ отрицательный. Как резюмируют составители обзора ScienceBrief, «изменение климата влияет на пожароопасную погоду во многих регионах, но формально обнаружить это на фоне естественной изменчивости пока не получается».

Тем не менее, фактическая частота и масштаб пожаров в Сибири уже растет. Более того, эти параметры растут вслед за увеличением количества солнечной энергии, которая достигает земли — а значит, с изменением климата будет расти и частота пожаров. Сотрудник Институт леса им. В.Н. Сукачева Евгений Пономарев, которому удалось обнаружить эту зависимость, в разговоре с «Медузой» выразил уверенность в том, что эта тенденция будет продолжаться:

«Статистика спутниковых данных, которую мы имеем с 1996 года, позволяет прогнозировать „ужесточение“ пожарных режимов. По нашему мнению, в отдельных суб-регионах будут увеличиваться и площади пожаров, и их интенсивность. Вероятно, следует ожидать повышение частоты пожаров в более северных районах Сибири, на границе произрастания древостоев. В 2019 году такой процесс наблюдался в Якутии. <…> Наши результаты в целом согласуются с выводами других авторов [статей, вошедших в обзор ScienceBrief] — мы тоже склонны считать, что климатические изменения будут определять динамику пожарных режимов. Это объективная реальность, к которой нам следует быть готовыми».

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.