Слуцк горел, как огромный костёр. Какими для города были первые дни войны

0

О начале войны с Германией случчане узнали из официального заявления советского правительства в двенадцать часов 22 июня 1941 года. Впрочем, ещё ночью было ясно, что произошло что-то страшное.

Горожане и жители сёл наблюдали в небе бесконечные потоки немецких самолётов, летевших на восток. Тогда же первые бомбы упали и на Слуцк.

Слуцк был похож на людской муравейник, Слуцк
26 июня 1941 года. Уже к 11 утра немцы ворвались в Слуцк. Улица Пролетарская, сейчас — улица Ленина, район остановки «Рынок» и входа в парк. Фото из архива «Кур'ера»

Обстановка в городе

После выступления по радио заместителя председателя Совета народных комиссаров Молотова на предприятиях и в учреждениях города прошли митинги и собрания. А с 23 июня началась мобилизация военнообязанных. Сборный пункт находился в здании педучилища (бывший консервный завод). Здесь собралось много людей. Это привлекло внимание немецкой авиации, которая нанесла по скоплению удар. Были убитые и раненые, а большинство собравшихся разбежалось.

Быстрое продвижение немцев вглубь страны не позволило организовать эвакуацию. Немецкая авиация нанесла авиаудары по железнодорожной станции, где выстроилась очередь для погрузки наиболее ценного оборудования.

Слуцк был похож на людской муравейник, Слуцк
Ворвавшиеся в город немцы выстроились на главной площади Слуцка. Фото из архива «Кур'ера»
Житель города Александр Лысый вспоминал: «В первые дни войны Слуцк представлял собой людской муравейник. Толпы гражданских, военных. Все суетятся. К исполкому подвозили документы в сейфах, на следующий день опять их загружали в машины и увозили».

Через город потянулись обозы беженцев и отступающие воинские части.

Реклама

Интересное свидетельство оставил житель Волковыска Александр Калиновский, оказавшийся в начале войны в Слуцке: «Наше внимание привлёк высокого роста командир, который стоял в центре города и наблюдал за потоком отступающих войск. «Маршал! Маршал», — пронеслось в толпе. Подняв обе руки, стиснутые в кулаки, маршал кричал: «Куда вы бежите, как скот?» Около маршала неожиданно оказался подросток в военной форме, так называемый «сын полка».

«Товарищ маршал, — обратился парень к полководцу. — Мы уже три дня не ели. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы нас обеспечили продовольствием». Давая разрядку своему гневу, маршал крикнул адъютанту в звании капитана: «Расстрелять провокатора и паникёра!» Капитан тут же выхватил пистолет и на глазах у солдат выстрелил в «сына полка». Толпа ахнула".

Уже 26 июня танковые колонны немецкого генерала Гудериана стояли на подступах к Слуцку.

Леонид Сандалов, начальник штаба 4-й армии, так описывал отступление: «Колонна штаба армии следовала через Слуцк, город был охвачен пожарами. Тысячи людей вместе с табунами лошадей и гуртами скота спешили к переправе через реку Случь. С чердаков домов вели стрельбу пробравшиеся в город диверсанты…»

Для жителей Слуцка первые дни войны оказались катастрофой: бомбёжка, отсутствие правдивой информации, неразбериха, потоки отступающих военных и беженцев, вылазки диверсантов, массовые пожары и полная неопределённость.

Захват Слуцка

В начале войны Слуцко-бобруйское направление прикрывала 4-я армия под командованием генерал-майора Александра Коробкова. Она понесла большие потери ещё в приграничных боях в районе Белостока и была обескровлена. Однако невероятными усилиями моторизованные и танковые дивизии группы войск немецкого генерала Гудериана удалось остановить 26 июня на подступах к Слуцку.

Рубеж обороны проходил по реке Лакнея между деревнями Безверховичи и Ивановские Огородники. После мощных авиационных и танковых ударов противник прорвал оборону. Однако на западной окраине города немцев встретили части 30-й мотострелковой дивизии. Из засады было подбито пять танков противника, который трижды вынужден был откатываться назад. Отошли на восток от Слуцка и части Богданова.

Уже к 11 утра немцы ворвались в город. В этот момент два неизвестных советских солдата на перекрёстке улиц Пролетарская и Володарского (теперь Ленина и М. Богдановича) открыли огонь по колонне немцев из пушки и подбили три бронетранспортёра.

Слуцк был похож на людской муравейник, Слуцк
Когда немцы ворвались в город, два неизвестных советских солдата на перекрёстке улиц Пролетарская и Володарского (теперь Ленина и М. Богдановича) открыли огонь по колонне немцев из пушки и подбили три бронетранспортёра. Фото из архива «Кур'ера»
Расстреляв все снаряды, они продолжали вести автоматный огонь, пока не пали в неравном бою. Их пытался поддержать небольшой отряд красноармейцев, подоспевший на помощь на грузовиках, но он был смят в районе перекрёстка улиц Пролетарская и 14-ти Партизан.

Ещё одна попытка задержать немцев была предпринята на восточной окраине города. Небольшой отряд красноармейцев окопался в районе так называемых «Штанов» — на повороте с улицы Пролетарской на Минск.

После начавшейся перестрелки немцы подтянули танки. Бой оказался недолгим. Но продвижение противника было остановлено появлением советских самолётов. У лётчиков, скорее всего, не было бомб. Они обстреляли вражеские позиции из пулемётов и ушли на восток.

Генерал Гудериан в книге «Воспоминания солдата» писал: «26 июня; 12 час. 30 мин. 24-й танковый корпус сообщил о взятии Слуцка. Это было большим успехом командования и войск корпуса».

Следует отметить, что полностью город был захвачен только на следующий день. Противник не смог продвигаться дальше из-за упорно оборонявшихся частей Красной Армии севернее и южнее Слуцка. 27 июня они были оттеснены восточнее реки Случь, и немцы овладели городом.

Упорные бои в районе Слуцка позволили создать новый оборонительный рубеж восточнее города, в районе деревень Омговичи — Калита.

Слуцк был похож на людской муравейник, Слуцк
«Деревянные дома повсеместно горели, как яркие факелы, и рушились. Из-за этого танки вынуждены были искать дорогу в обход или перебираться через руины». Из воспоминаний немецкого офицера Байгеля. Фото из архива «Кур'ера»

Глазами противника

Немецкий офицер майор Байгель, командир разведывательного батальона записал в дневнике 26 июня: «1-й батальон 6-го танкового полка (обер-лейтенант Вопель) ударил на Слуцк. Русские, правда, оказывают во многих местах упорное сопротивление, однако захвачены врасплох энергичной атакой танкового клина. Деревянные дома повсеместно горят, как яркие факелы, и рушатся. Из-за этого танки вынуждены искать дорогу в обход или перебираться через руины. Они в быстром темпе проезжают на маленькую площадь, где в окружении моря огня стоит гипсовая статуя Ленина. По краям площади лежат подбитые снарядами советские боевые машины, повозки и лошади. Слуцк горел, как огромный костер. До обеда из убежищ были выбиты последние русские солдаты».

Немецкий военный журнал «Der Bundeswer» в статье от 16.07.1941 г. писал: «Пограничное место Слуцк, находящееся в старых границах Советского Союза, служит примером разрушительного характера боёв… День за днём сжимается железное кольцо немецких наступающих войск вокруг упорно обороняющихся и отчаянно пытающихся вырваться из окружения издёрганных частей Красной Армии. Один за другим освобождаются населённые пункты. Это касается и Слуцка, в который наши войска вошли после полудня. Город вовсю полыхал. Из уцелевших домов по нашим солдатам вёлся обстрел».


Этот материал является частью цикла публикаций о Слуцке и случчанах в годы Великой Отечественной войны. Как захватывали Слуцк, чем жили случчане в оккупации, как работало подполье, как освобождали и восстанавливали город. Все материалы цикла — здесь.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.