Под Любанью пьяная мать уронила 3-месячную дочь. Женщину осудили, девочка — в доме ребёнка в Слуцке

0

В ноябре 2018 года в Любанскую больницу женщина принесла свою избитую 3-месячную племянницу. Малышку словно ударили по голове каким-то широким плоским предметом. О том, как ребёнку причинили жуткие травмы, рассказывает «Беларусь сегодня».

Семью «кормил» 3-месячный ребёнок

В милицию позвонил врач-хирург Люанской больницы. Он сообщил, что в приёмное отделение с тяжелейшими травмами головы поступила 3-месячная девочка. У неё диагностировали закрытый перелом черепа, ушибы мягких тканей лица, ссадины, гематомы. На место тут же прибыла следственно-оперативная группа.

Реклама

Следователи установили, что ребёнок живёт с родителями, состоящими в незарегистрированном браке, и братом 2017 года рождения.

Только в больницу девочку принесли вовсе не родители, а её тётя, которая приехала в гости проведать брата и его сожительницу. Они в тот момент были сильно пьяны.

Когда женщина приблизилась к кроватке с младенцем, она увидела на лице ссадины и гематомы. Взяла племянницу и побежала в больницу. Неизвестно, была бы девочка жива, появись родственница на сутки позже.

Вскоре выяснилось, что оба ребёнка находились в социально опасном положении. Представители органов опеки и попечительства уже год как наблюдали за этой семьёй: дверь частенько открывали в нетрезвом виде мать или отец детей.

Екатерина (имена в тексте изменены по этическим причинам) разведена. От прежнего брака у неё осталось двое детей. Их воспитывает бывший супруг, а женщину лишили родительских прав. Екатерина судима за уклонение от уплаты алиментов.

Сейчас же молодая мать находилась в декретном отпуске, а отец официально нигде не работал. Семью, по сути, кормили 3-месячная дочь и полуторагодовалый сын. Пособие по ухо­ду за ними, за исключением не­­официальных подработок, было единственным доходом.

Иногда в доме не имелось минимального набора продуктов, причём в пустом шкафчике стояла начатая бутылка водки.

Когда потерпевшие не умеют говорить

Во время первых допросов родители полностью отрицали, что нанесли увечья дочери и говорили, что ничего не знают. Объяснить найденные в доме окровавленные ползунки, детскую шапочку, рубашку, они тоже не могли.

Через некоторое время Екатерина вдруг призналась: дочь Юля не могла успокоиться и пьяная мать дважды ударила младенца ладонью по голове.

Но вскоре подозреваемая отказалась от этих показаний и выдвинула другую версию: возможно, с Юлей играл её старший брат — он мог ударить какой-то игрушкой. Позже экспертиза подтвердила несостоятельность этой версии.

Не помнила преступление

Наконец с подозреваемой установили психологический контакт. Выяснилось, что Екатерина постоянно меняла показания, потому что сама не понимала, как всё случилось. В то время она была пьяна, а теперь не могла разобраться в происшедшем. Екатерина признала вину, но ничего не могла пояснить.

Подозреваемая рассказала несколько вариантов, при которых могли образоваться травмы. Например, от удара о борт гужевой повозки, на которой недавно ездили в детскую поликлинику мать и ребёнок. Или о калитку при входе на дворовую территорию.

После экспертиз и проверок показаний на месте следователи выяснили, что всё произошло в доме: травмы нанесены некой плоской широкой поверхностью. Это могли быть, например, стены или пол.

Екатерина вспомнила, что недавно ночью уронила девочку. Спросонья, после выпитого накануне спиртного, женщина кормила дочь и не удержала. Ребёнок упал на пол с высоты роста взрослого человека. А накануне днём Юлю уронили уже с дивана: пьяная мать уснула и выпустила младенца из рук. Сказала, что заметила плачущего ребёнка на полу примерно спустя полчаса. Обращаться за медпомощью Екатерина почему-то не стала.

Требовалось определить и дату случившегося.

1 ноября, незадолго до обращения в ЦРБ, ребёнок был в детской поликлинике. Там подтвердили: во время посещения повреждений на девочке не заметили. Детально проанализировав каждый шаг Екатерины, следователи выяснили, что падения ребёнка произошли 2 ноября. Позже подозреваемая пыталась списать свои действия на вялость, появившуюся из-за принятия лекарств. Выяснили: указанные женщиной медикаменты не способны оказывать такое воздействие.

Важен не только приговор

Собрав достаточно доказательств, установив все обстоятельства, дело направили в суд. В мае 2019 года обвиняемую приговорили к 2 годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. Посчитали, что преступление было совершено по неосторожности. Приняли во внимание и чистосердечное раскаяние.

Не менее важен в этой истории ещё один момент. Девочку спасли.

На пятый день после возбуждения уголовного дела состоялось заседание комиссии по делам несовершеннолетних. На нём рассмотрели внесённое следствием представление. Решение — изъять детей из семьи. Сейчас девочка и её брат находятся в Слуцком доме ребёнка.


В ТЕМУ. В ночь с 29 на 30 января 2018 года случчанка Екатерина Жаврид вызвала домой «скорую». Медики оказывали помощь её дочери — двухлетней девочке, которая находилась в тяжёлом состоянии. На её теле были следы побоев. Жизнь ребёнка не удалось спасти.

♦ На теле двухлетней убитой девочки насчитали более ста синяков разной давности. Причиной смерти малышки, по предварительным данным, стали отёк мозга, кровоизлияние в мозг, травматический шок. На момент задержания мать детей и её мужчина были трезвы.

♦ Мужчина был ранее судим за уклонение от уплаты алиментов и распространение порнографии.

♦ Мать погибшей девочки — Екатерина — воспитывала ещё четверых родных детей (две дочери и два сына) — 7-летняя Эльвира и 8-летний Максим, 6-летний Алексей и 5-летняя Ирина.

Суд признал Максима Чижика виновным в убийстве двухлетней девочки, а также в покушении на убийство двух заведомо малолетних. Мать девочки Екатерину Комар — в оставлении ребёнка в опасности.

Все публикации на тему убийства 2-летней девочки в Слуцке — здесь.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии