Домашнее насилие в Слуцке — явное и скрытое. Почему его жертв так трудно защитить

0
Реклама

В этом году в Беларуси произошло 55 убийств на бытовой почве, а пострадали от насилия в семьях cотни людей. Право­защитники убеждены, что пострадавших в разы больше.

Инна Саленикович, психолог-консультант горячей линии для пострадавших от домашнего насилия (8 801) 100 8 801, и Алексей Кутас, заместитель прокурора Слуцкого района, рассказали «Кур'еру» реальные истории насилия — явного и скрытого, с которым столкнулись женщины.

Игорь и Елена. Манипуляция и шантаж

Елена (здесь и далее имена изменены) познакомилась с Игорем в интер­нете. Они встречались, а потом стали жить вместе. Со вре­менем жизнь Елены начала меняться не в лучшую сторону. Игорь стал контролировать её контакты в соцсетях и в телефонной книжке, запрещал встречи с подругами и даже общение с родителями.

Реклама

Позже к запретам доба­вилась критика по любому поводу. Даже покупка продуктов оборачивалась упрёками: «Что ты принесла? Как ты могла это купить?» Когда к критике добавились унижения и оскорбления, Елена поняла, что эти отношения, которые к тому моменту длились три года, надо прекращать.

Девушка попросила Игоря съехать с её квар­тиры. Тот отказывался, но после угрозы вызвать милицию всё же съехал. После этого началось преследование.

Игорь постоянно звонил Елене и просил дать им второй шанс. Говорил, что она сама виновата, что он такой, что это она его провоцировала. Потом начал уговаривать её вернуться, обещал исправиться.

Елена заблокировала Игоря во всех соцсетях и в телефоне, но он звонил и писал с чужих номеров и страниц. Угрожал, что покончит жизнь самоубийством, напишет предсмертную записку, где укажет, что это она его довела до этого шага. Елене было тяжело психологически. Она боялась, что бывший бойфренд что-то сделает с собой, и это будет на её совести. К уговорам Игорь подключил и свою мать. Та звонила и просила пожалеть, ведь сыночек может с собой что-то сделать.

Эта история закончилась хорошо: Елена нашла в себе силы не реагировать на манипуляции и шантаж (не отвечала на звонки, не открывала электронные письма). В конце концов Игорь оставил её в покое.


Сергей и Светлана. Невыносимая обстановка

Светлана и Сергей развелись, но продолжают жить в одной квартире, купленной в кредит в браке. У бывших супругов трое несовершеннолетних детей. Сергей, не стесняясь их, ведёт себя неадекватно и требует от бывшей жены исполнения супружеского долга.

Из-за напряжённой обстановки в доме у одного ребёнка энурез, у двух других — нервные тики.

А ещё Светлана опасается за психическое и физическое здоровье детей, потому что они напуганы поведением отца.

У Светланы сложная ситуация. Уходить с тремя детьми некуда, а Сергей добровольно вряд ли покинет общую квартиру. По существующему законодательству нельзя ни защитить Светлану, ни наказать Сергея. Таких семей — разведённых, но живущих под одной крышей, — много.


Василий и Татьяна. Финансовая зависимость

Внешне благополучная семья: Татьяна — домохозяйка, Васи­лий — бизнесмен, двое детей. Когда пара поженилась, Татьяна работала.

Когда родился второй ребёнок, Василий попросил жену заниматься детьми и хозяйством, а зарабатывать будет он.

Время шло, и Василий стал полностью контролировать Татьяну финансово. Он требует от жены приносить все чеки, разглядывает их, отслеживает, где скидки, спрашивает, почему пошла в тот магазин, а не в этот, где есть акции. Когда Татьяна просит деньги на свои нужды, Василий ходит с ней и покупает то, что нравится ему, а не ей.

Кроме того, полный финансовый контроль дополнился ещё скандалами и угрозами. Я кормилец — значит, делайте то, что я вам говорю. Ни слова против. Например, если Татьяна приготовила жареную курицу вместо свиной отбивной, Василий может демонстративно выбросить всё на пол и скомандовать: «Убирай». Если суп простоял два дня — выбросить кастрюлю с балкона.

Это один из примеров скрытого бытового насилия. Ни в милицию, ни в суд с такой историей не пойдёшь. Тут многое зависит от Татьяны. Можно пойти на работу и стать финансово независимой от мужа.


Михаил и Тамара. Угроза убийством

В марте 2019 года 77-летний житель Греска Михаил поскандалил с бывшей супругой Тамарой. Пожилой женщине не нравилось, что мужчина много пьёт. Во время ссоры Михаил стал угрожать Тамаре, что убьёт её. После этого пошёл на кухню, взял нож и замахнулся на женщину, демонстрируя, что его слова не расхо­дятся с делом. Тамара посчитала угрозу реальной и обратилась в милицию.

В суде Михаил полностью признал свою вину. Ему вынесли приговор — ограничение свободы сроком на один год без направления в исправительное учреждение открытого типа.


Виктор и Ирина. Избиение

На протяжении года случчанин Виктор, напиваясь, избивал свою жену Ирину. Бил её головой о пол и стену. При этом мог ударить в живот и вырвать клок волос.

Ирина после каждого избиения вызывала милицию. Мужа наказывали штрафом и в конце концов завели уголовное дело в отношении него.

В суде Виктор признал вину. Однако сказал, что большинство конфликтов с женой происходило из-за неё. Ирина, по его словам, возмущалась тем, что он пьёт, нигде не работает и не зарабатывает деньги на содержание семьи. У пары двое несовершеннолетних детей.

Суд вынес решение — ограничение свободы сроком на 1 год 6 месяцев без направления в исправительное учреждение открытого типа. Кроме того, Виктора будут принудительно лечить от хронического алкоголизма.


На 18 семейных тиранов завели уголовные дела

У прокуратуры Слуцкого района профилактика семейно-бытового
насилия находится на постоянном контроле. Алексей Кутас, заместитель прокурора Слуцкого района, рассказал «Кур`еру» о правонарушениях и наказаниях в сфере семейно-бытовых отношений.

В этом году за январь-июль Слуцкий райотдел Следственного комитета возбудил 18 уголовных дел по фактам истязаний, угроз убийством и умышленного причинения менее тяжкого телесного повреждения (за аналогичный период 2018 года — 22).

К административной ответственности привлечены 438 человек. Штрафы пришлось платить за побои, от которых нет следов на теле, причинение нравственных и психических страданий, нарушение защитного предписания.

Из них 7 человек оштрафовали за оскорбления, сказанные в адрес супруга, родителей, детей, в том числе с нецензурной бранью.
Чаще всего слуцких правонарушителей в сфере семейно-бытовых отношений наказывают штрафом — от 25,5 до 255 рублей, но случается, что дебоширов берут под арест на срок до 15 суток.

Как отмечает Алексей Кутас, иногда люди не обращаются
в милицию из-за страха, что придётся заплатить деньги, которых и так в семье нет.


Закон нужно менять

В июне на встрече с активистами и журналистами Беларуси правозащитники «Гендерных перспектив» обратили внимание на необходимость совершенствования белорусского законодательства о домашнем насилии.

Например, в нашей стране невозможно без письменного заявления пострадавших привлечь к ответствен ности виновников насилия, если не наступили тяжкие последствия для здоровья потерпевших. Например, милиция не может привлечь к ответственности граждан, которые допускают насилие в отношении своих пожилых родителей. Старики страдают от своих детей, но жалеют их и не заявляют в милицию.

По информации «Гендерных перспектив», почти каждая шестая женщина подвергается насилию со стороны бывшего супруга. «А по действующему законодательству насилие со стороны бывших супругов не относится к случаям домашнего насилия, тогда как совершаются они именно в их общем доме», — сообщают правозащитники.

В последнее время участились случаи преследования (сталкинга) со стороны бывших супругов либо возлюбленных.

Например, «Гендерным перспективам» известна история, когда парень преследовал девушку на протяжении всего дня: шёл за ней от дома до работы, находился у неё на работе (белоруска работала в сфере обслуживания), потом «провожал» домой. Девушка постоянно находилась в стрессе. К сожалению, противостоять сталкингу по существующему закону невозможно.


Куда можно обращаться за помощью

  • 102 — милиция.
  • (8 801) 100 8 801 — общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия, администрируемая МОО «Гендерные перспективы». Звонить можно еже­дневно с 8 до 20 часов. Линия работает без выходных и праздничных дней.
  • (8 029) 610 83 55 — телефон экстренной помощи для размещения в убежище ОО «Радислава» для женщин и их детей, пострадавших от насилия. Работает круглосуточно.
  • karta-nasiliya.by — сайт ОО «Радислава», который создан для того, чтобы сделать проблемы насилия в отношении женщин и в Беларуси видимыми и оказать помощь пострадавшим.
  • (8 029) 756 35 24 — кризисная линия для пострадавших от насилия женщин БЖСО «Провинция».
  • (8 033) 603 20 32 — по телефону можно получить поддержку и помощь в разработке плана дальнейших действий в случае кризисной ситуации. Консультируют специалисты ОО «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин».
Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.