Реклама

Глобальное изменение климата является одним из основных современных вызовов. Вместе со специалистом по климатической политике Анастасией Бекиш мы попытались разобраться, стоит ли белорусам опасаться тайфунов, сколько денег мы теряем каждый год из-за этой проблемы и почему этим летом мы ходили в куртках, если идет потепление.

1. Что такое глобальное изменение климата?

Это колебание климата Земли, которое выражается в отклонениях параметров погоды от многолетних значений за период времени от десятилетий до миллионов лет.

Антропогенное изменение климата является одним из основных современных вызовов. Непредсказуемость погодных условий, которая ставит под угрозу производство продовольствия и здоровье людей, повышение уровня моря, которое увеличивает риск природных катастроф, являются последствиями изменения климата и имеют глобальный характер и беспрецедентные масштабы.

2. Почему оно наступило?

Реклама

Парниковые газы вырабатываются естественным образом и играют важную роль в выживании людей и других живых существ, удерживая часть солнечного тепла и делая нашу планету пригодной для жизни. Но полтора столетия индустриализации, вырубка лесов и методы ведения сельского хозяйства привели к увеличению выбросов парниковых газов в атмосферу. Растет население, развиваются экономики стран — и увеличиваются объемы выбросов парниковых газов. Средняя глобальная температура непосредственно зависит от концентрации парниковых газов в атмосфере Земли. С начала индустриальной эпохи концентрация парниковых газов постоянно увеличивается, и вместе с ней растет среднемировая температура. Одним из основных парниковых газов в атмосфере Земли является углекислый газ — продукт сжигания ископаемого топлива.

— Изменение климата происходило всегда. Это естественный процесс, потому что наша планета — сложная система, — говорит Анастасия Бекиш. — Но то, что происходит сейчас, очень сильно отличается от тех процессов, которые наблюдались на протяжении всей нашей истории. Сейчас изменения происходят слишком быстро. И мы видим четкую взаимосвязь между повышением температуры и выбросами парниковых газов, которые связаны с деятельностью человека (в основном это СО2, метан) — в том числе по изотопному составу (естественный СО2 отличается от «антропогенного»). Своими действиями мы действительно расшатали стабильную и нормальную ситуацию на планете, это повлияет на устройство жизни, к которому мы привыкли.

3. Как изменение климата проявляется в Беларуси?

У нас становится теплее. Если в 2012 году среднегодовая температура была 6,9 градуса, то в 2018 году — 7,9. За шесть лет отклонение от нормы составило 1,2 градуса. Каждый год у нас фиксируются новые погодные рекорды. Июль этого года был самым жарким с 1945-го, максимальную температуру зафиксировали в Жлобине — плюс 34,7 градуса. Из рекордов этого года — также самый засушливый апрель, такого не было за последние 75 лет метеонаблюдений. Изменение климата прямо сказывается на сельском хозяйстве. За последние годы мы получили около 30 новых болезней в картофелеводстве. Например, раневая водянистая гниль — грибок, который любит горячий картофель, особенно поврежденный. Сместились и сроки посадки и сбора урожая. Если раньше картошку сажали на майские праздники, то теперь уже в апреле. За последние 10 лет Беларусь успешно освоила выращивание теплолюбивых овощей и фруктов. Никого не удивить ни белорусскими перцами, ни белорусскими арбузами, ни белорусскими персиками.

— То, что раньше выращивали на севере Украины, теперь можем выращивать мы у себя на юге. То, что было у нас на севере, смещается дальше в Балтийские страны, — говорит эксперт. — Да, растут персики, абрикосы, арбузы, но со временем мы не сможем выращивать то, что выращивали раньше. Например, лен — культура, которая характерна для довольно холодного климата, в основном северной части Беларуси. Она уйдет со временем, потому что наш климат не будет подходящим для его выращивания. Мы должны адаптировать наше сельское хозяйство под меняющиеся условия. Еще одна особенность изменения климата — дождевые бомбы, которые довольно характерны и для Беларуси в последнее время: в течение дня, а то и нескольких часов, может выпасть месячный объем осадков. На юге страны очень много хвойных лесов, из-за того что происходит потепление, происходит усыхание, ухудшение пожароопасной обстановки. Еще одна проблема: появляются насекомые, которых раньше не было, например американская белая бабочка, которая наносит катастрофический вред деревьям, а у нас нет местных хищников, которые бы сами регулировали их численность. Или взять, к примеру, клещей. Сейчас они живут практически круглый год, активно размножаются, становится проблематичным пойти в лес или поле. Теплые зимы, им комфортно, они не вымерзают.

4. Нас накроет тайфунами?

У нас, конечно, не будет таких последствий, как в малых островных государствах — некоторые из них, по прогнозам, просто исчезнут из-за повышения уровня мирового океана, и их жителей нужно будет переселять.

В целом около 2,5% населения планеты сейчас проживает в регионах, подверженных рискам из-за повышения уровня моря, и острова станут только началом, а в дальнейшем пострадают густонаселенные районы Китая и Индии, прибрежные города в США и в Европе. Например, Нью-Йорк и Майами воспринимают эту угрозу очень серьезно и уже разработали собственные стратегии снижения воздействия на климат и адаптации к последствиям.

То же касается и жителей Африки, где из-за изменения климата стремительно сокращается количество плодородных земель, растет частота и интенсивность засух. Какое-то время жители этих регионов будут перемещаться внутри своих стран, но когда ситуация достигнет пика, они будут искать лучшей жизни, в том числе в Европе. Не исключается, что в международном праве вскоре может появиться термин «климатический беженец», ведь по прогнозам к 2050 году в таком положении может оказаться до 200 миллионов человек. Кроме того, не стоит забывать, что производства многих крупных компаний находятся в странах, которые серьезно подвержены рискам из-за изменения климата.

Беларусь имеет такое географическое положение, что мы достаточно устойчивы к изменениям климата. Мы жалуемся, что у нас нет моря и гор, но в этом контексте мы в довольно выгодном положении. Если смотреть глобальные индексы, исследования к устойчивости, мы пострадаем намного меньше, чем другие государства. Но это не значит, что нам надо расслабляться.

5. Если идет глобальное потепление, почему этим летом мы ходили в куртках?

Анастасия Бекиш объясняет, что изменение климата не означает, что везде будет жарко, это означает, что климат меняется и будет отличаться от привычной для нас ситуации.

— «Нормы» больше не существует. В разных регионах климат будет меняться по-разному: где-то будет действительно жарче все время, где-то, наоборот, — холоднее. То, что у нас холодное лето, не означает, что океан не потеплел, это означает, что у нас ненормальное лето, не такое, как мы привыкли. Посмотрите, что происходит в Западной Европе: этим летом во Франции было +42!

6. Сколько денег мы теряем из-за изменения климата?

— По оценкам Всемирного банка, Беларусь ежегодно теряет 1% ВВП по причине изменения климата (по состоянию на 2018 год 1% ВВП — это 1,21 млрд рублей, или около 587 млн долларов. — Прим.TUT.BY), — говорит эксперт. — У нас около 40% экономики — метеозависимые области: сельское хозяйство, энергетика, водные ресурсы, лесное хозяйство и др. В будущем мы будем терять больше — за счет метеозависимости и того, что наши внешние партнеры будут вести себя по-другому. Экономика будет страдать, если мы не сможем адаптироваться под новые реалии.

Анастасия Бекиш обращает внимание, что для Европейского союза противодействие изменению климата — сейчас политический и экономический приоритет:

— Новый президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен обещает представить проект Европейского соглашения по климату и охране окружающей среды уже в первые 100 дней своей работы. Ближайшие пять лет в ЕС будут постепенно вводить налог на импорт товаров, не соответствующих их внутренним стандартам низкоуглеродности. Кого коснется налог? Стран, в которых нет собственной системы углеродного регулирования. В ЕС экономика будет перестраиваться, их предприятия будут вынуждены затрачивать больше ресурсов, чтобы использовать чистые современные технологии. И естественно, европейские правительства будут защищать своих производителей, чтобы в Евросоюз не поступала грязная и дешевая продукция. 30% экспорта Беларуси — это ЕС, это очень серьезный урон для экономики, мы с вами это отлично заметим. Мы должны быстро сориентироваться. Понять, по каким из наших производителей это может ударить в первую очередь, вводить свои меры, чтобы наши товары не выглядели недружественно на европейском рынке. Соответствие высоким стандартам повлияет и на конкуренцию внутри Беларуси.

Эксперт обращает внимание, что Россия в этом плане использует совершенно иные подходы, в стратегии их национальной безопасности изменение климата и переход к низкоуглеродной экономике — это угроза, поскольку для России как одного из крупнейших производителей ископаемого топлива — это разрушение экономического потенциала и стабильности.

Нам в Беларуси очень важно понять: если живешь не на хуторе посреди болот, должен реагировать на изменения климата, потому что это тянет за собой изменения в экономике, геополитике.

7. Что можно сделать, чтобы изменить ситуацию?

Мировое сообщество, согласно Парижскому соглашению, ориентируется на удержание роста глобальной температуры в пределах двух или полутора градусов к концу века, но если смотреть реально на обязательства всех стран, которые поддержали соглашение, скорее всего, мы выйдем на 3−4 градуса к концу XXI века. Для стран Азии, Африки, малых островных государств это может стать катастрофой, говорит Анастасия Бекиш.

Специалисты советуют придерживаться классических рекомендаций по экологически дружественному образу жизни и экономии ресурсов. На климат влияют все наши действия: например, использование пластиковых пакетов, когда без них можно обойтись, или использование личного транспорта, когда можно пересесть на общественный или велосипед.

— Нужно следить за появлением современных «чистых» технологий и пытаться их имплементировать у себя на производствах, — говорит эксперт. — Уже сейчас существует масса возможностей это сделать: есть грантовые ресурсы, инвесторы, которые готовы финансировать использование новых чистых технологий. Международные банки прогнозируют увеличение объема таких инвестиций до 900 миллиардов долларов в год к 2030 году по сравнению с нынешним уровнем в 270 миллиардов долларов. И наша задача — в том, чтобы предприятия Беларуси не остались в стороне от глобальных трансформационных процессов.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.