Дмитрий Цариков, заведующий хирургическим отделением Слуцкой больницы, стал лучшим хирургом Беларуси. Он рассказал «Кур'еру», в какой момент почувствовал себя хирургом и как относится к тому, что в народе его называют «врачом от Бога».

Слуцкий хирург Дмитрий Цариков работает в медицине более 30 лет. Окончил Гродненский медицинский институт в 1986 году (сейчас это университет). Потом год проходил интернатуру в Минской областной клинической больнице. В 1987 году приехал по распределению в Слуцк, а в 1997 году его назначили заведующим хирургическим отделением.

По стопам отца

Путь Дмитрия Царикова в медицину был предопределён: отец был хирургом, а мать — рентгенлаборантом.

Реклама

«Когда мои сверстники мечтали стать хоккеистами, космонавтами, я уже решил стать врачом. Это было в четыре года, а в 6 лет я решил, что буду хирургом, — рассказывает Дмитрий Цариков. — Вокруг себя и в окружении родителей видел много врачей. Эти люди нравились своей порядочностью, эрудицией, интеллектом, хотелось приобщиться к ним.

Когда собирался поступать в институт, отец просил выбрать другую профессию, потому что работа хирурга требует большой самоотдачи, вплоть до самопожертвования. Со второго курса ходил в хирургический кружок, писал научные студенческие работы, дежурил в разных клиниках Гродно. А после 5-го курса выбрал именно хирургию. Отец ещё раз просил не идти туда, но я опять ослушался.

Работа хирурга связана с большим волнением и напряжением. Такой врач всегда на переднем крае, ходит по лезвию бритвы, что многих выбивает из колеи. Но другой работы для себя я не хотел.

Первые самостоятельные операции

Лучший врач Беларуси. Личный рекорд слуцкого хирурга Дмитрия Царикова — 12 операций в сутки. Фото из семейного архива Цариковых
Все хирурги начинают со вскрытия гнойничков, но в моей памяти такие операции не отложились. А вот первый «аппендицит» помню. Когда учился на 6-м курсе мединститута, у нас была субординатура, где мы учились хирургии.

После Нового года профессор Степан Юпатов, который руководил кафедрой, буквально в приказном порядке сказал, чтобы сотрудники кафедры и хирурги отделения доверяли проведение операций молодым. За курс я оперировал 48 аппендицитов.

Молодые хирурги всегда ассистируют, потому что эксперименты на людях недопустимы. Надо, чтобы за спиной стоял более опытный врач.

«Не стремимся к рекордам»

Продолжительность и сложность операции — два разных понятия. Опытный хирург может выполнить сложную операцию за 30 минут, а молодой такую же — за 3 часа. Есть операции, которые не могут быть выполнены быстро. Моя самая продолжительная операция — 5,5 часов.

Есть этап, когда надо разобраться с кровоснабжением, как идут сосуды, поэтому скорость здесь недопустима. Например, будет два пациента с одинаковым диагнозом, название операции такое же, выполнять будет один и тот же хирург, но может уйти и 20 минут, и 1,5 часа. Всё индивидуально.

Мой личный рекорд — 12 операций за день. Запомнилось, потому что устали писать протоколы. В год выходит 450−500 операций, не считая ассистенции. В целом, в хирургическом отделении Слуцкой больницы проводим более 1300 операций за год. Рекорд поставили в 2016 году — 1376 оперативных вмешательств.

Выросли и возмужали мои ученики. Они практически всё умеют. В отделении один хирург получил высшую категорию, а двое — первую.

Дмитрий Цариков со своими учениками. Фото: slcrb. by
Мы не стремимся к рекордам. Наш район — один из немногих, где нет очереди на плановые операции. В других медучреждениях идёт запись на операции через месяц и более. Я решил для себя, настроил коллег, что никакой очереди быть не должно. Надо человеку оперироваться — значит операция должна быть выполнена в ближайшие дни. Когда поток пациентов возрастает, мы просто начинаем больше оперировать благодаря лапароскопическому оборудованию. Человек два-три дня полежал после операции в отделении и выписался домой.

Про страх

Сейчас во время операций не бывает страшно. Вспоминаю свои ощущения во время первых лет работы. Когда уходишь в отпуск, а потом возвращаешься, то с какой-то робостью идёшь в операционную, думаешь: «А вдруг у меня не получится?» Но всё получается. Голова работает, руки помнят.

Закончив институт, интернатуру, никогда не чувствуешь себя полноценным хирургом. Сколько нужно лет для того, чтобы появилась уверенность в своих силах, никому неизвестно. Я тоже задавал себе такой вопрос, даже спрашивал у отца: «Когда я почувствую себя хирургом?» Он отвечал: «Когда сделаешь резекцию желудка». Сделал — внутреннего ощущения не появилось. Ещё несколько сделал, и всё равно это чувство не пришло.

Однажды, когда я уже забыл, что меня тревожил этот вопрос, привезли пациента с травмой живота. Не было ясно, что там повреждено, какие органы надо латать, а какие удалять. Иду в операционную и думаю: «Какая мне разница, что там? Я всё умею». Тогда я понял, что иду чёрт знает на что, но есть уверенность, что всё смогу, всё сделаю, что б там ни было. Тогда я понял, что стал хирургом.

О смерти на операционном столе

Потерять человека на операционном столе почти невозможно. Бывают патологии, бывает, что человека не довозят до операционного стола. Киношной фразы «Мы его теряем!» никогда не слышал. Меньше болтовни, больше дела.

Помню, когда был молодым хирургом, доставили 16-летнего парня с ножевым ранением сердца. Его моментально повезли в операционную. Я зашил сердце, пробитое насквозь тесаком. Но оно остановилось, потому что вытекло больше половины крови, пока подростка везли в больницу. Массировал сердце в три раза дольше, чем надо, но не завёл его. Рука болела потом три недели.

Как только мальчика увезли из операционной, привезли человека, который его зарезал. Это был сожитель матери подростка. Сын вступился за неё, и сожитель ударил его ножом в сердце. После этого осознал, что натворил, и перерезал себе шею. Никуда не денешься, я врач и должен спасать людей. Мужчина выжил.

Такая у нас работа, что ко всем относимся одинаково, всех лечим. В той ситуации случилось так, что ни в чём не повинный ребёнок погиб, а преступник выжил.

Про работу и отдых

Мой рабочий день длится «36 часов в сутки», особенно если стоит дежурство. Работаю на 1,5 ставки днём, дежурю от 7 до 10 раз в месяц в ночное время и выходные. И меня могут вызвать в любое время, если возникают сложные ситуации.

Остаётся не так много времени, чтобы побывать дома. Но домашние пока узнают меня без фотографии. Бывает, прихожу домой и «умираю» до утра, когда ноги не держат после операций. Но такое случается достаточно редко.

Люблю переключиться на другую деятельность — покосить траву около дома, съездить в лес за грибами. Даже когда их почти нет, всё равно выезжаю на природу — походить по лесу, подышать лесным воздухом. Это очень хороший отдых. На даче надо что-то подвязать, полить. Тоже хорошо.

Досуг. В свободное время Дмитрий Цариков любит выезжать на природу, собирать грибы, просто ходить по лесу. фото из семейного архива Цариковых
Болею за футбол, приглашают на матчи в другие города — знают, что люблю это дело. В юности играл в футбол. Занимался серьёзно спортом. Выступал в сборной школьников БССР по водному поло. Стал кандидатом в мастера спорта по плаванию и до сих пор плаваю неплохо.

Супруга работает пульмонологом в Слуцкой больнице. Если бы не она, то мне было бы трудно добиться успеха. Но главная её работа — отличная жена, хозяйка и заботливая бабушка.

У дочери есть сын, у сына тоже мальчик, я люблю повозиться с внуками. Дети по моим стопам не пошли. Как-то мой сын сказал: «Папа, я слишком много видел, а если быть точнее — я слишком мало видел тебя».

Видел, что врача из него не получится. А в медицину надо идти только по призванию, тогда не будет недовольных пациентов.

Народное звание «врач от Бога»

Честно говоря, в свой адрес похвалы не люблю. Знаю, что многие искренне хотят что-то сказать. Но некоторые хотят выполнить некий ритуал или хотят заслужить к себе какое-то расположение. Правильнее сказать, у меня есть природные задатки, которые помогают мне в работе. Например, особая чувствительность пальцев рук.

Порой, во время операции многие вещи могу ощутить при пальпации, без дополнительных приборов. Даже отворачиваюсь от операционной раны и на ощупь что-либо выделяю. Этому научить нельзя. Когда вижу на экране плоское изображение при лапароскопии, то в голове возникает трёхмерное изображение. Такая способность тоже не у всех бывает.

Если полагаться только на таланты, не трудиться над собой, не развивать, то ничего не будет. Это хорошо, что дано, но надо и читать, и видеть, и воспринимать, и учиться чему-то, и с коллегами сотрудничать.

Когда ездили на курсы, слушали внимательно лекции и записывали. Но в перерывах выходили в коридор со старшими коллегами, слушали рассказы, как врачи выходили из разных ситуаций. Это тоже давало багаж знаний. Только всё в совокупности приводит к успеху.

О конкурсе «Врач года Беларуси»

Награды за труд. За свою работу хирург награждён грамотами Миноблисполкома, Минздрава, удостоен звания «Отличник здравоохранения Беларуси». Фото из семейного архива Цариковых
На церемонии в Минске вручили диплом, знак отличия в виде медали и премию.
Мне посчастливилось стать победителем. Это очень приятно. Хирургов, достойных этой награды, в стране достаточно много. Они работают честно, не щадя себя. Выбрали меня, значит что-то мы делаем хорошо и даже лучше, чем другие".

Реклама

1
Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Авторы комментариев
Nikolas Авторы недавних комментариев
Nikolas
Участник
Nikolas

Врач от Бога. Так и есть.