Реклама

Здание, где отравились угарным газом и погибли две случчанки, пустует уже три года. Sputnik узнал, как сложились судьбы причастных к трагедии в кафе «На Серпуховской» в Слуцке.

Тела двух погибших женщин (40 и 44 лет) нашли пятничным вечером в феврале 2016 года в кафе «На Серпуховской» в Слуцке. С начала того года кафе почти не работало: чаще всего праздники тут отмечали «свои» — его открывали по поводу семейных торжеств. Вот и 6 февраля кафе работало по спецзаказу.

Что произошло?

В тот вечер, как и ещё несколько дней после, кафе было опечатано, не работали также расположенные в том же строении продуктовый магазин и парикмахерская. К слову, обнаружила тела именно работница этого салона. Спуститься в кафе её подтолкнул странный запах и подозрительная тишина.

Реклама

«Мы увидели дым (в помещении магазина над кафе) и позвонили одной из работавших там, но никто не поднял трубку. Тогда пошла дочь, но тела нашла не она — женщины были за дверью. Их я увидела», — рассказывала Sputnik Светлана.

Женщина обнаружила погибших на полу: Татьяна просто лежала, Елена — была около нее на корточках, возможно, пыталась услышать сердцебиение. Вместе с дочерью Ириной они стали вытаскивать их сперва в коридор, а потом и на улицу, попытались сделать искусственное дыхание, однако эффекта не было.

Один за другим прибыли два экипажа скорой помощи. Признаков жизни не подавала ни одна из женщин, и после реанимационных мероприятий констатировали смерть. На месте происшествия начали работать милиция и следователи.

Позже станет известно, что в тот день Татьяна звонила директору кафе, жаловалась на недомогание и просила привезти тонометр. Это было в половине третьего дня, а меньше чем через час женщин нашли мертвыми.

Кто виноват?

«Люди умерли и место тоже». Как вспоминают гибель двух женщин от угарного газа на Серпуховской в Слуцке
Сразу после происшествия кафе опечатали. Фото: Sputnik
Основной версией произошедшего практически сразу назвали отравление угарным газом, а уголовное дело завели по факту служебной халатности. Дело поручили опытным следователям, провели многочисленные экспертные исследования и осмотры, изучили техническую документацию и допросили свидетелей.

В «Слуцкмежрайгазе» тогда утверждали, что всё на месте работало исправно. К тому же очевидцы, по словам газовиков, рассказывали о белом дыме. Угарный газ, как известно, бесцветный.

В конце 2015-го тут проверяли вентиляцию, газовое оборудование и газопровод — нареканий не было. Тогда дымоход и котел (который принадлежал собственникам помещения) осматривать не стали: они находились на обслуживании в другой организации. Но при последней проверке «Слуцкгоргаза» было установлено, что одна из воздухоотводящих систем неисправна.

Спустя месяцы судебных разбирательств, к двум годам лишения свободы в колонии-поселении приговорили директора заведения, который не прочел акта той проверки. Следователи заявили, что он несколько лет не обеспечивал проведение техобслуживания газового оборудования (а также систем дымоудаления и вентиляции) в кафе.

По заключениям судмедэкспертиз, женщины действительно погибли от острого отравления угарным газом.

Подробнее и позже — по рассказам местных

«Люди умерли и место тоже». Как вспоминают гибель двух женщин от угарного газа на Серпуховской в Слуцке
Фото: Sputnik
Как и случай в Борисове, где от отравления угарным газом погибло шесть человек, история с кафе быстро разнеслась по Слуцку.

Тогда первый и второй этажи строения были отданы под продуктовый, салон красоты и магазин с мебелью, а кухня кафе занимала подвальное помещение. Постоянно здесь трудилась только Елена, а Татьяна в тот вечер пришла помочь: намечался вечер встреч выпускников, было много работы.

Обе женщины жили через дорогу от кафе «На Серпуховской» и были подругами. К слову, почти все, кто оказался причастен к произошедшему, были близко знакомы, даже вместе отмечали праздники и, конечно, никогда не желали друг другу зла.

Елена была замужем, рассказывают местные, — они с Сергеем прожили вместе больше 20 лет. В последний раз он видел жену ранним утром, а страшную новость ему сообщили по телефону ближе к вечеру. Старшая сестра погибшей женщины после произошедшего перенесла инфаркт.

«Люди умерли и место тоже». Как вспоминают гибель двух женщин от угарного газа на Серпуховской в Слуцке
Фото: Sputnik
У Елены осталось две дочери. Окрестные жители вспоминают, как одна из них — Алина — рассказывала, что мама жаловалась ей на самочувствие, и даже обследовалась, удивляясь хорошим анализам, но никак не связывала недомогание с работой. А буквально за неделю до гибели Елена вызывала в кафе скорую, потому что несколько раз теряла сознание.

К слову, осенью приступ с обмороком и судорогами случился и у второй погибшей женщины, Татьяны. Медики связали его с переутомлением. Она подрабатывала в кафе по выходным и тоже, говорят местные, порой жаловалась на здоровье. Татьяна стала третьей, кто умер в её семье: до того её мать похоронила брата и мужа.

Директор заведения Дмитрий, которого в итоге признали виновным, кафе арендовал; хозяйка помещения жила в другой стране, так что документов на оборудование у него попросту не было. Он побывал в кухне в тот день, но ничего не заподозрил. Вину свою он признал, от адвоката отказался.

Что на Серпуховской сегодня?

«Люди умерли и место тоже». Как вспоминают гибель двух женщин от угарного газа на Серпуховской в Слуцке
Фото: Sputnik
Ухоженный просторный двор между шестым и восьмым домами в плохую погоду почти пустует, но явно живет (в отличии от того самого строения напротив, на Серпуховской, 41, ныне заросшего, запущенного). На веревках во дворе сушится белье, в песочнице лежат забытые лопатки, под лавками разбросан корм для живущих во дворе кошек.

На наш вопрос о том, помнят ли здесь трагедию трехгодичной давности, местные кивают, не задумываясь, — даже те, кто едва приехал жить в район Серпуховской или совсем недавно перебрался в Слуцк. Историю узнают из разговоров старожилов, которые нет-нет, да и вспоминают о том, что произошло через дорогу.

«Я тут не живу, а работаю рядом на стройплощадке. Но случай тот помню, конечно, весь город же обсуждал. Разборки были страшные, и с тех самых пор здание пустует — много чего там работало, но позакрывалось всё, а на забор замок повесили», — делится Сергей, один из рабочих.

По его словам, разговоры после случившегося ходили разные: одни обвиняли газовиков, другие — собственников здания, которые не интересовались его состоянием, третьи — арендаторов. «Слухи всякие ходили, но поговорили пару месяцев да и всё. Знаю, что газовики приезжали сюда разбираться, а потом „шмон“ был и у нас в Слуцке, и вообще по всей Беларуси: трясли эти газовые баллоны», — говорит он.

О погибших — от знакомых

Из первого подъезда дома № 6 с коляской и ребёнком на руках выходит молодая мама, и тут же прячется от дождя на скамью под деревом. Она живет здесь давно, из её окон то самое кафе видно, как на ладони.

«И Елена, и Татьяна приветливые были очень женщины. Кафе было местечком для своих: постоянно не работало, на торжества открывалось — они к одному такому как раз и готовились в тот день. Ещё парикмахерская в здании была и магазин, а наверху мебель продавали. В общем, все туда ходили. Но люди умерли и место тоже: дом все эти годы пустует. За ним присматривает брат хозяина, мы его видим иногда», — рассказывает Нина.

За прошедшие годы, говорит она, поблизости как-то слишком быстро выросли два торговых центра, и обо всех заведениях, которые работали когда-то на Серпуховской, 41, перестали жалеть.

Погибшие женщины жили совсем рядом: одна — в 40-м доме на улице Пионерской через двор, другая в районе близлежащего Сахарного завода. По словам собеседницы агентства, разговоров о сносе или том, чтобы как-то задействовать пустующий двухэтажный дом, который местным только глаза мозолит, не слышно.

«Я в тот день дома была, своими делами занималась. Мне брат новость принес: мол, рядом живешь и не знаешь даже, что там два человека погибли. Ну, а потом видели, как машины носились эти, толпа собралась… Все в шоке были, конечно. Я даже на работу первое время ходить не могла: как пройду мимо, так дрожь по телу», — вспоминает мать Нины. Она общалась и с Еленой, и с Татьяной, знала также и директора. Говорит, хорошие были люди.

«Люди умерли и место тоже». Как вспоминают гибель двух женщин от угарного газа на Серпуховской в Слуцке
Фото: Sputnik
«Пожарные потом рассказывали своим по секрету, что дымоход был закрыт почему-то, оттого всё и случилось. Очень жаль. Парикмахер Светлана, которая их нашла, говорила, что белый дым заметила, даже не дым — пелену. Дочь отправила вниз смотреть: вы только представьте, ведь и с ней что-то могло случиться! А если бы газ до самого верха дошел, до парикмахерской?» — ужасается она.

Понесшего наказание Дмитрия женщина не считает виновным в случившемся: по её мнению, произошедшее — просто печальное стечение обстоятельств, он и в здании том особенно часто не появлялся, поскольку незачем было. Собственно, не только многие местные, но даже родные погибших не настаивали на суровом наказании.

«Он же тогда вообще на больничном был, у него онкология, кажется; сейчас таксистом работает. Так случилось, но сам по себе он хороший человек. Они ведь все там хорошо общались между собой, а это трагическая случайность.

Суды потом длились очень долго, и буквально по всему городу были проверки (как всегда после таких ЧП). Уж не знаю, кому удалось это забыть, но не нам: кто людей тех знал, тот и через 30 лет будет вспоминать", — качает головой собеседница.

Жутко до сих пор

На единственном в Слуцке рыночке, в одном из отделов с канцелярией, встречаем Нину Мурашко, которая когда-то работала в кафе вместе с Татьяной и Еленой. На вопросы женщина отвечает едва слышно, пару раз с трудом сдерживает слезы.

«На тот момент я уже уволилась, но в том кафе работала долго. Женщины погибшие замечательные были, очень добрые, отзывчивые… У Лены две девочки; а Таня не замужем была даже и только построила квартиру себе. По любому поводу к ним можно было пойти, если какая-то помощь требовалась», — вспоминает Нина.

По её словам, коллектив на Серпуховской всегда был завидный, коллеги очень дружили — не только на работе, но и вне. Даже после, когда состав несколько изменился, — кто-то ушел на пенсию, кто-то сменил работу, — все продолжили общаться между собой, а потому были в ужасе от того, что произошло.

«Не понимаю ничего: проверки ведь проводились постоянно в плановом порядке. Написали (в заключении — Sputnik), что что-то с дымоходом, но как так вышло, если все время специалисты приходили и смотрели?» — задается вопросом подруга погибших женщин.

Нина рассказывает, что с родными Татьяны и Елены контакта не сохранила: узнает о них что-то из рассказов общих знакомых, но расспросами донимать не решается.

«Не хочется же лишний раз к родным лезть с вопросами, нехорошо. Казалось бы, я — посторонний человек, но вы спросили, а у меня мурашки по коже и слезы подступают, а им каково?

Знаю, что мамы у обеих пожилые, у каждой сейчас проблемы со здоровьем, а живут они не в Слуцке, а в районе. У Лены две дочки, одна ещё тогда замуж собиралась, не знаю, где они сейчас. Её сестра Люда тоже в Слуцке на рынке работает; и Танина сестра здесь живет, она всегда ей помогала, сейчас поселилась в её квартиру", — рассказывает Нина.

По её словам, похоронили погибших женщин в деревнях вблизи Слуцка: Брановичах и Беличах. «Красивые памятники такие поставили», — добавляет собеседница.

«Все помнят — для Слуцка это шумно было. Я порой у знакомой в гостях бываю в том районе, а у неё окна как раз выходят на тот 41-й дом. Глянешь туда, и до того не по себе становится: помнится ведь, как все красиво было когда-то, а теперь стоит дом пустым, поросшим елками да травой. Жутко», — вздыхает женщина.

Все публикации на эту тему — здесь.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.