Реклама

Родители погибшего в Могилеве лейтенанта ГАИ категорически отвергают версию следствия о суициде. Мать Евгения Потаповича рассказала о той самой «попытке суицида» в апреле, странных гостях сына за месяц до случившегося и более чем странной его просьбе — «в случае чего» обязательно сходить на могилу коллеги и друга.

РАНЕЕ. Отец погибшего в Могилёве сотрудника ГАИ не верит в версию о суициде и требует эксгумацию

«Для суицида не было причин»

Семья Евгения называет версию самоубийства «абсурдной» и «невозможной». Поясняет: у молодого человека было все необходимое — 3-комнатная квартира, любимая девушка, работа, машина, пусть и подержанная. Финансовых трудностей лейтенант не испытывал, хотел поступать в Академию МВД, повышать квалификацию.

Никаких психологических проблем родители, говорят, не замечали. Они говорят о сыне как о жизнерадостном человеке с крепким характером. Отец и мать Евгения Потаповича развелись более 15 лет назад, но, по их словам, оба с сыном всегда ладили, постоянно разговаривали.

Реклама

— Мы постоянно были на связи, созванивались раз-два в неделю стабильно, — говорит отец Владимир Сергеевич. Он 22 года отслужил в ГАИ, и именно по его стопам сын пошел в милицию. — Он и по работе консультировался иногда. Говорил, что работы много из-за некомплекта. Планировал жениться, жизнь планировал — и вдруг суицид? Я не верю в это. И хочу добиться правды.

Родители считают, что произошедшее, скорее всего, связано с работой лейтенанта. При этом Владимир уточняет: «Я за годы своей работы не раз законно наказывал цыган. И считаю, что цыганского следа тут нет. Я не помню случая, чтобы в принципе цыган пошел против сотрудника милиции, нанес какие-то повреждения».

Апрельский «суицид» и странная просьба

«Слишком много странного». Погибший в Могилёве сотрудник ГАИ хотел отомстить за лучшего друга, Слуцк
Фото: TUT. BY
Евгений Потапович жил в Могилеве в 3-комнатной квартире, но не один. В холодное время года с ним жила бабушка, которую забирали из деревни. Она готовила ему, помогала по хозяйству. В последние полтора месяца лейтенант жил с девушкой Юлией.

А в промежутке между тем, как бабушка уехала в деревню и Евгений съехался с Юлией, было странное, вспоминает мать. Она сама из «трешки» переехала в общежитие предприятия, где работает, — говорит, ей так удобнее добираться до работы.

Во-первых, Ольга Павловна рассказывает, что сын всегда был дома, но в марте стал странно себя вести с ноутбуком: прятал и даже как-то отдал какому-то другу — очень не хотел, чтобы мать видела, что в нем.

— Он просто от меня убежал с этим ноутбуком. Кому он понадобился и зачем — не знаю, — говорит женщина. — Потом он пришел и спрашивает: «Мама, почему вы моей смерти хотите?» Я говорю: «Не поняла, кто это твоей смерти хочет? Я? Бабушка? Дядя Сергей [брат матери] с детьми?» Спросила: «Женя, кто тебе голову крутит? Что происходит? Куда ты влез?» Он сказал: «Мама, я на эту тему с тобой потом поговорю». И когда я 16 мая ему звонила — он работал во вторую смену, — он сказал, что занят. Это был наш последний разговор. Я позже звонила еще, он не отвечал.

Во-вторых, женщина говорит, что сын попросил ее «в случае чего» сделать одну странную вещь. Точнее, «выполнить последнюю просьбу»: съездить на могилку к «другу, который был как брат родной». Женщина объясняет: речь о сотруднике милиции Валерии Калькисе, с которым Евгений вместе учился.

— Валеру нашли мертвым осенью прошлого года где-то под Брестом. Официальная версия была, что он застрелился из-за девушки. Но Женя говорил, что у Валеры на руках были застегнуты наручники — как у сына, понимаете? Я думаю, они куда-то влезли и их смерти связаны, — полагает женщина.

Она говорит еще об одной странной просьбе: якобы сын попросил ее сходить к какой-то «банде». И на слова матери о том, что она не понимает, что он говорит и где ее искать, ответил, что она «приезжает в Могилев».

В-третьих, попытки суицида, которую, по информации СК, Евгений совершил примерно за месяц до смерти, не было, говорит мать. А случай странный был: в тот день в апреле, по словам Ольги Павловны, сын собирался встречаться с друзьями. С какими — не знает, но точно не с одноклассниками, однокурсниками или коллегами.

— Соседки говорили, что это были мужчины неславянской наружности и она видела их впервые, — вспоминает мать. — Утром звонит брат: мол, приезжай — делай ремонт всему стояку. Оказалось, что вода из квартиры Жени затопила весь шестой этаж. Я приехала после работы. Смотрю — стоят две рюмки. Я еще подумала: почему две, если этих друзей тут точно было много? Начала делать уборку, нашла 6 пустых бутылок из-под водки. Это при том, что Женя практически не пьет. Еще нашла марлю окровавленную в зале и поняла: что-то не то. Вернулся Женя — у него рука перевязана там, где вены. Спрашиваю, что случилось. Говорит, резал что-то — нож соскочил. Потом спрашивает: «Мама, как ты домой зашла?» Я говорю: «Не поняла. У меня же ключи есть от квартиры. Что за вопрос?» Он: «А внизу кто-нибудь стоял?» Я говорю, что не обратила внимания — шла и шла себе в подъезд.

Сейчас женщина вспоминает, что внизу действительно видела какого-то невысокого мужчину не славянской, а восточной внешности с темными волосами, который разговаривал по телефону. Но не связала его со своей квартирой: подумала, что кто-то, видимо, снял жилье в доме.

«За своего друга я отомщу"*

Юлия, подруга погибшего: «Нет, я не верю, потому что такого в принципе не может быть. Все хорошо было. Когда мы съехались, наоборот, все стало намного лучше. Особых проблем, из-за которых можно было бы такое сделать, никогда не было. Он был жизнерадостный такой человек».

Работы инспектор ГАИ Евгений Потапович домой не приносил, говорит Юлия. Вспоминает, что работал он всегда во вторую смену и с напарником. Мать Ольга Павловна убеждена, что именно со службой связаны смутные обстоятельства его смерти.

«А может он какую-то машину остановил и что-то знал. То ли с трупами, то ли с оружием, или с наркотой. Ведь он ничего не рассказывал. Но до этого говорил, что за своего друга, который был ему как брат, я отомщу. Я спрашиваю: за какого брата? А тот говорил: за того, который застрелился», — рассказывает Ольга Потапович.

Это предположение родственников вызывает больше всего вопросов. Друг и одногруппник Евгения Валерий Калькис погиб 7 месяцев назад в лесу под Брестом. Официально заявили: застрелился из-за ссоры с девушкой.

*Блок «За своего друга я отомщу» — из материала «Белсат»


КОНТЕКСТ. Сотрудник ГАИ Евгений Потапович около 18 часов 16 мая выбыл для разбирательства на ДТП. В 18.27 лейтенант прислал сообщение по Viber: «Срочно. Черная „волга“. Три цыгана. Регистрационный знак — русский». После этого он пропал с табельным оружием. Тело гаишника нашли в этот же вечер под Могилёвом. Тогда СК возбудил уголовное дело по факту убийства сотрудника ГАИ по ст. 362 УК (Убийство сотрудника органов внутренних дел в связи с выполнением им обязанностей по охране общественного порядка).

Евгению Потаповичу было 22 года, он родился в Могилёве. В 2018 году окончил Могилёвский институт МВД, после чего проходил службу в батальоне дорожно-патрульной службы ГАИ УВД Могилёвского облисполкома. Лейтенанта Потаповича похоронили 18 мая в Белыничском районе.

Все материалы о само (убийстве) сотрудника ГАИ в Могилёве — здесь.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.