«Владеть лесом — не значит обогащаться на нём». Как в Германии живут те, у кого во владении целый лес

0
Реклама

Почти все леса в Германии находятся в чьей-нибудь собственности. Но это абсолютно не значит, что владелец может делать с лесом всё, что ему вздумается. Наоборот, владение лесом — это ответственность.

С одним таким собственником лесных угодий я познакомился во время своего последнего путешествия в Баварию.

Руперт Дорнер рассказал, как он стал лесным владель­цем и какие материальные блага имеет от леса.

Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
Рупер Дорнер и его жена Марга встречают гостей из Беларуси. Фото: Владимир Амельченя

Отец влюбился в этот участок

«Мой отец влюбился в этот участок на восточном побережье реки Дунай. Лес тогда здесь был выкорчеван. С горки открывался неописуемо красивый вид на реку и город Регенсбург.

Реклама

В 1928 году в день свадьбы отец подарил этот участок в два гектара своей невесте — моей маме. Он был из состоятельной семьи, которая могла себе позволить покупать землю. Мои дедушка и бабушка имели в городе прибыльную фирму, которая занималась импортом-экспортом.

В 1933 году на участке отец построил дачный дом. Он был единствен­ным в округе из кирпича. Добирались сюда через реку двумя парома­ми, которые работали круглосуточно, мостов тогда здесь не было. Как и электричества, как и источника питьевой воды. Водопровод в дом подвели только в 1941 году. А до этого воду приносили из источника, который находится в глубине леса, до него надо было идти от улицы 300−400 метров. Этот источник существует и сегодня. Правда, за водой к нему уже не ходят. Но у нас сохранилась семейная традиция: каждый год на Пасху все наши родственники, а также соседи по улице ходят на источник с подарками. На этих встречах мы общаемся, знакомимся с молодыми наследниками.

Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
В пасхальный день пришли к источнику, который в этом году почти высох. Зато сделали фотографию на память. Фото: Владимир Амельченя

Войну пережили на даче

1 сентября 1939 года началась война. Отца мобилизовали в армию. Мама с детьми осталась жить на даче.

Город сильно бомбили, особенно районы, где располагались промышленные предприятия. На восточной окраине города был завод, который выпускал самолёты Мессершмитт. При его бомбёжке иногда бомбы падали рядом с нами. Мы, дети, видели это. После войны на полях воронки от взрывов заровняли, а в лесах — нет. Одну, рядом с домом, оставили для напоминания людям: война никому не нужна.
В 1945 году от квартиры в городе пришлось отказаться, потому что было очень много беженцев, остро стоял жилищный вопрос. Поэтому разрешалось иметь только дом или квартиру. Мои родители выбрали дом.

В 1955 году перед Рождеством я женился. Моя Марга была очень храброй девушкой — из города переехала ко мне в деревенскую местность. Всю жизнь вместе с ней работали педагогами в сельской школе. Недавно нашей старшей дочери Урсуле исполнилось 50 лет.

Владения доступны всем

Для меня лес не имеет материальной ценности. Это островок природы, на котором живу я и моя семья.

Лес — это инвестиция для будущих поколений. Моему лесу всего 90 лет. Он ещё очень молод. Ему расти ещё не менее 100 лет, а может, и больше.

Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
Посадки обносят металлической сеткой. Фото: Владимир Амельченя
Мне очень повезло, что лес лиственный: дуб и бук. На хвойный лес часто нападает жук-короед, тогда с ним надо бороться. Это стоит денег, это хлопоты. Но я от этого избавлен.
Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
Дрова от бурелома. Фото: Владимир Амельченя
По своей инициативе я не могу вырезать лес. Для этой цели есть государственные служащие — лесники и лесничие. Любой желающий может прийти в мой лес, например, собирать грибы.

Когда лес был молодой, в нём росло очень много грибов. Поэтому всегда в лесу было шумно, приходили грибники. Теперь грибов практически нет. Зато в лесу очень много птиц. Поэтому наша улица называется улицей Птичьей песни (Vogelsang).

Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
Жилой дом в лесу. Фото: Владимир Амельченя
Не может собственник обнести забором или сеткой свой лес. Это запрещено законом, потому что ограждение визуально нарушает ландшафт и создаёт преграды диким животным.
Владеть лесом — не значит обогащаться на нём, Слуцк
Потомственный владелец леса господин Руперт Дорнер (в центре) провожает гостей из Беларуси. На заднем плане дом, построенный его отцом в 1933 году. Фото: Владимир Амельченя
Такая краткая история моей семьи и моего участка леса. Внуки, а может, правнуки будут иметь из леса какие-то материальные блага, я же имею только эстетическое удовольствие. Мне этого достаточно".

УНП 101 166 185 Посольство ФРГ в РБ

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.