Как в Слуцке пятеро детей «освободили» мать из фашистской комендатуры

0
Реклама

Великая Отечественная война затронула каждую белорусскую деревню, каждую семью. Фамилии и имена наших земляков, которые защищали свою родину, боролись с врагом, передаются из поколения в поколение. Наша молодёжь должна их знать и помнить. Партизанскую историю своей матери Стефаниды Григорович рассказал её сын Александр Григорович.

С бывшим жителем деревни Круглое Александром Александровичем Григоровичем я познакомился в Слуцкой поликлинике: 86-летний пенсионер ждал свою очередь к врачу, как и я.

Разговорились о войне, вспомнили о расстрелянных в 1943 году подростках из деревни Круглое. В тот день ребята размеряли землю у дороги Кучино-Уречье, когда проезжавшие мимо фашисты расстреляли их из автоматов. «А ведь и я мог быть среди этих мальчишек, — сказал Александр Григорович. — Мне тогда уже 10 лет было. Мог бы тоже попасть под пули».

Помолчав, Григорович вспомнил свою мать Стефаниду Ивановну. Она с самого начала партизанского движения стала партизанской связной. Наблюдала за передвижением немецких войск по гравийной дороге на Уречье и передавала информацию партизанам.

Моя мать была связной у партизан, Слуцк
Партизанская связная. Стефанида Ивановна Григорович в послевоенные годы. Фото из семейного архива Григоровичей

Накормила партизан, рискуя жизнью

Реклама

«Отец в первые дни войны под Слуцком попал в плен, и все годы в оккупации мы о нём не слышали. Мать осталась с пятерыми детьми, — рассказал Александр Григорович. — Но, несмотря на такую ответственность, она взялась помогать партизанам.

Как-то ночью в деревне Талица партизаны зарезали и освежевали бычка. Мясо необходимо было отвезти в партизанскую зону — в район деревни Гутница, а это не меньше 15 км. Опасность подстерегала на каждом шагу, можно было встретить кого угодно: и полицаев, и немцев, и предателей. Но мама не побоялась, запрягла лошадь в сани, поехала и выполнила задание.

Перевезла раненого под видом тифозного больного

Однажды ночью мама на себе притащила в хату тяжелораненого партизана. Рана была сквозная, в грудь, постоянно кровоточила. Требовалась срочная операция.

Врач был только в партизанском отряде. Мать решила с утра везти раненого к ним.

Хоть мне и было 10 лет тогда, но я уже понимал, что назад мы можем не вернуться. Я помог матери запрячь лошадь, сани устелили сеном, уложили раненого, сверху накрыли кожухом.

Выехали на гравийную дорогу Уречье-Кучино. На перекрёстке у бункера, переступая с ноги на ногу, стоял полицай Юзик Дробуш с винтовкой на плече. Все знали пьяницу Юзика и злобы на него не таили. У него была одна мысль — где бы выпить? Немцы из бункера не выходили, поэтому мы проехали перекрёсток беспрепятственно.

У деревни Калита мама почему-то не повернула направо, на Омговичи, а поехала на Васильково.

Там у бункера возле Васильково немцы нас остановили и что-то спросили. «Муж, тиф», — ответила им мама, и немцы испуганно отпрыгнули от саней, замахали руками: «Шнель! Шнель! Едь!»

Мы очень боялись, что под санями на снегу появятся капли крови. Ведь рана у партизана сильно кровоточила. Тогда конец был бы всем. Но сани тронулись, и мы увидели, что снег остался чистым.

В Омговичах слово «тиф» тоже сработало: «тифозные» сани обходили стороной. Так мы добрались до деревни Красное, где уже была зона партизанского отряда Макаревича.

Раненый партизан получил медицинскую помощь и выжил. Его звали Павел Сафонов. После войны он долгие годы возглавлял один из колхозов в Логойском районе и навещал свою спасительницу — Стефаниду Григорович, привозил подарки.

Арест и освобождение

Партизанская деятельность матери не могла долго оставаться незамеченной. В 1943 году её арестовали вместе с сестрой, 15-летней Софьей.

Поговаривали, что её арестовали по доносу жителя соседней деревни Лошицы. Он тоже был в числе арестованных, но как-то подозрительно быстро оказался на свободе. Одни говорили, что его выкупили родственники за золото, другие утверждали, что он сдал партизанских связных, в числе которых и была моя мама.

Всех арестованных держали в Уречской комендатуре, водили на допросы. Софью через несколько дней выпустили, она действительно мало что знала. А мать продолжали водить на допросы.

«Какая ж я партизанка? У меня пятеро детей. У меня дома хлопот хватает», — стояла на своём мама.

В это время вернулся из отпуска из Германии комендант Уречья. Наверное, в нём осталось что-то человеческое. Потому что, ознакомившись с личным делом арестованной Григорович, он согласился, что многодетная мать не может так рисковать своими детьми ради партизан. Удивительно, но маму отпустили.

Через несколько месяцев Случчину освободили от фашистов.

За свою партизанскую деятельность моя мама имела несколько наград".


Цикл публикаций «Случчина помнит» от газеты «Кур'ер» посвящается поколению, прошедшему и пережившему Великую Отечественную войну и приурочен к 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Героями публикаций на страницах газеты и на сайте kurjer.info стали люди, сражавшиеся за нашу мирную жизнь, пережившие лагеря и оккупацию.

Соавторами проекта мы приглашаем стать наших читателей. Рассказы наших дедушек и бабушек, воспоминания ныне живущих и уже ушедших ветеранов и участников войны, сохранившиеся фотографии довоенного, военного и послевоенного времени будут основой проекта. Вместе с вами мы сформируем виртуальный «бессмертный полк» Случчины, участники которого приближали Победу. Присылайте ваши рассказы и фото на info@kurjer.info или оставляйте прямо здесь. Или звоните: 2 05 05 — и мы приедем к вам.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.