Личный опыт. Как война отняла детство Евдокии Барсуковой

0
Реклама

Евдокии Егоровне Барсуковой 93 года. Она живёт в деревне Большая Падерь. Когда Дуне было 15 лет, началась война. Она хорошо помнит те страшные годы и не менее тяжкое послевоенное время. Своими воспоминаниями Евдокия Егоровна поделилась с читателями «Кур'ера».

Евдокия Егоровна родилась в деревне Мартьяновичи, что в Могилёвской области. Кроме неё в семье было шестеро детей — четыре девочки и два мальчика. Дуня была старшей. Жить было очень тяжело. Много работали, кормились с огорода и собственного большого хозяйства. В десять лет девочка пошла работать на свиноферму.

«За мной были и плуг, и коса. Печь топила, в огороде работала. Всё делала, ведь маме нужно было помогать. Пахали землю вдесятером, плуг очень широкий был. Впрягались и тягали его за собой», — рассказывает Евдокия Егоровна.

Спасти коров любой ценой

Когда в деревне узнали, что началась война, председатель колхоза собрал работников фермы. «Сказал, что коров надо спасти любой ценой. Чтобы они не достались немцам, решили гнать стадо в сторону Москвы, — вспоминает Евдокия Егоровна. — Идти должны были мои мама и дядя. Меня не хотели брать, ведь мне было только 15 лет. Я плакала и боялась, что маму убьют по дороге, поэтому просилась пойти вместо неё».

Реклама

Дуне всё же разрешили идти вместе с другими погонщиками и доярками. С собой взяли молочные бидоны, погрузили в телегу — ведь коров надо было доить.

В пути были несколько месяцев. Шли через леса, поля, речки. Их несколько раз бомбили вражеские самолёты. Во время бомбёжек люди прятались в лесах, а коров оставляли в поле. Когда самолёты улетали, уцелевший скот гнали дальше.

«Помню, выбрали поляну, присели отдохнуть. Вдали слышны взрывы, и небо в той стороне красное. Видим, как наши отступают, танки едут. Мы спрятались. А потом, когда взрывы утихли, пошли дальше», — рассказывает женщина. Когда заканчивалась еда, они заходили в деревни. За булку хлеба отдавали дойную корову.

Детство отняла война, Слуцк
Воспоминания. Когда началась война, Евдокии Егоровне было 15 лет. Спасая от немцев колхозных коров, девочка вместе с погонщиками несколько месяцев гнала стадо до Москвы. Фото: Ольга Кононович

Жизнь в оккупации

Домой возвращались через немецкие блокпосты, где каждому пришлось брать пропуск. «Несколько раз нас останавливали немцы и спрашивали: „Молоко везёте?“ И бидоны открывали. А они пустые. Мы боялись, что нас убьют. Но нас пропускали дальше», — вспоминает женщина.

Многие мосты через реки уже успели разобрать, поэтому их приходилось переплывать. По дороге люди заходили в опустевшие деревни. Видно было, что жители уходили в спешке, почти всё оставляли в домах и магазинах.

«Заходи и бери всё, что хочешь. А зачем оно мне. Сижу и плачу. Мой дядька нашёл какое-то чёрное платье с пуговицами, дал мне и сказал: „На вот, носи“. А я плачу, про своих думаю, про дом. Страшно было, что их убили. Никто не знал, уцелела ли наша деревня», — говорит Евдокия Егоровна.

Когда люди вернулись домой, деревня стояла нетронутая. Когда приходили немцы, многие убегали в лес. С собой ничего не успевали собрать. Но немцы ничего не забирали, заходили в дома и шли дальше. А когда уходили из деревни, жители возвращались назад.

Однажды немцы забрали всех мужчин из деревни и куда-то увели. Больше их никто не видел. Отец Дуни успел убежать в лес, поэтому остался жив.

«Помню, как немцы собрали молодёжь и выстроили в шеренгу на улице. Среди нас были партизаны, которых поймали в лесу. Немцы стояли с плётками, били нас и приказывали петь. Один на меня глянул и зло крикнул: „Чего ты тявкаешь, как собака? А ну пой“. Было страшно, и я пела какую-то песню вместе со всеми», — рассказывает Евдокия Егоровна.

Одна ложка на всю семью

Уже в конце войны родную деревню Дуни немцы всё-таки сожгли. Люди выкопали землянки и в них жили.

«У нас не осталось ни одежды, ни обуви, ни посуды. Отец сплёл нам лапти, чтобы в чём-то ходить, а из берёзы вырезал ложку, которой ела вся семья по очереди. Тарелок тоже не было, поэтому варёную картошку высыпали прямо на стол, — вспоминает Евдокия Егоровна. — После войны был страшный голод. Люди собирали гнилую картошку с колхозных полей, пекли из неё блины и ели. Многие пухли от голода и умирали».

После войны

Когда война закончилась, люди стали отстраивать деревню заново. Выживали за счёт своего хозяйства и огородов. Евдокия вышла замуж, родила дочь Тамару.

Когда девочка училась в восьмом классе, Евдокия с мужем уехали в Казахстан поднимать целину. Там они прожили 12 лет и родили ещё троих детей.

Когда вернулись на родину, несколько лет жили в родной деревне. «Когда муж сильно заболел, дочь предложила переехать ближе к ней. Дети купили для нас дом в Великой Падери на улице Зелёной. Скоро будет 30 лет, как здесь живу, мужа похоронила 20 лет назад», — говорит Евдокия Егоровна.


Цикл публикаций «Случчина помнит» от газеты «Кур'ер» посвящается поколению, прошедшему и пережившему Великую Отечественную войну и приурочен к 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Героями публикаций на страницах газеты и на сайте kurjer.info стали люди, сражавшиеся за нашу мирную жизнь, пережившие лагеря и оккупацию.

Соавторами проекта мы приглашаем стать наших читателей. Рассказы наших дедушек и бабушек, воспоминания ныне живущих и уже ушедших ветеранов и участников войны, сохранившиеся фотографии довоенного, военного и послевоенного времени будут основой проекта. Вместе с вами мы сформируем виртуальный «бессмертный полк» Случчины, участники которого приближали Победу. Присылайте ваши рассказы и фото на info@kurjer.info или оставляйте прямо здесь. Или звоните: 2 05 05 — и мы приедем к вам.

Реклама

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.