Спал с пистолетом под подушкой. Врач-офтальмолог рассказал о своей службе в Афганистане

0

В 1980-х годах в Солигорске молодой врач-офтальмолог, кандидат медицинских наук Михаил Далинчук впервые в городе стал делать операции на глазах для лечения катаракты.

Многие нуждающиеся в лечении получили надежду на выздоровление. Но скоро Далинчука в городе не стало. Пошёл слух, что он уехал в Афганистан. Оказалось, что это не слух. А недавно Михаил Михайлович получил третью юбилейную медаль по случаю 30-летия вывода советских войск из Афганистана.

Спал с пистолетом под подушкой, Слуцк
Память. Более 30 лет прошло после службы Михаила Далинчука в воюющем Афганистане. А звуки ночных канонад и обстрелов он помнит до сих пор. Фото: Владимир Амельченя

И лечил, и наукой занимался

«Минздрав Советского Союза отбирал ведущих специалистов для оказания помощи братским народам. Многих тогда отправляли в страны Африки, а на мою долю выпал Афганистан. За мой труд в чужом военном госпитале мне была обещана приличная оплата, о которой дома мы только мечтали, — рассказывает Михаил Михайлович. — В августе 1986 года мы с женой уже были в Афганистане.

В аэропорту Кабула вышли из самолёта как в парную русской бани: жарко и душно, кругом серые горы, говорят, что высота 1800 метров над уровнем моря. В этих горах где-то идёт война.

Реклама

В городе нам с женой предоставили отличную 4-комнатную квартиру. Меня и других советских врачей из квартир в госпиталь возил на автомобиле водитель-афганец.

В военном госпитале я был в должности консультанта. Моим подопечным в Кабуле стал полковник медицинской службы по фамилии Лалзой. Мне казалось, что я хорошо с ним подружился. Он рассказывал, что у него две жены, но к себе домой ни разу не пригласил. Объяснял это тем, что его сосед не очень хорошо относится к русским.

Спал с пистолетом под подушкой, Слуцк
Фото: Владимир Амельченя
Все афганские врачи учились в Москве, поэтому хорошо владели русским языком, проблем с пониманием друг друга не было. Работа в госпитале была организована хорошо. Лекарства и медицинский инструментарий были как из Советского Союза, так и из европейских стран. Мои пациенты — раненые солдаты-афганцы. Основные ранения были от взрывов мин. Лечение осложнялось тем, что раненых доставляли в госпиталь на второй, третий день после ранения.
Часто в наш госпиталь приезжали специалисты из советского госпиталя, в котором лечили советских солдат. Тогда устраивались научные конференции, обмен опытом.

Кроме лечения, занимались научной работой. Так была издана книга «Минно-взрывная травма. Раневая инфекция» на русском и афганском языках. В этой книге опубликованы и мои исследования по лечению минно-взрывных травм.

За мою работу президент Афганистана Наджибулла лично вручил мне медаль «Верность».

Спал с пистолетом под подушкой, Слуцк
Фото: Владимир Амельченя

Жизнь советских консультантов

В Кабуле было очень много советских консультантов: консультанты по организации комсомольского строительства, по организации профсоюзного строительства, военные консультанты, консультанты от КГБ. Мне казалось, что нет ни одной области государственной структуры в Афганистане, где бы не было советского консультанта. Поэтому в Кабуле советских специалистов было много. Для нас был организован небольшой магазин, где продавались продукты из СССР, в основном консервированные.

Чтобы купить овощи, свежее мясо, нужно было ехать на рынок. Тогда собиралась группа женщин и в сопровождении охраны (чаще всего это был советский специалист с автоматом Калашникова) ехала на рынок.

Многие продавцы на рынке говорили по-русски: «Ханум, что тебе нужно, завтра привезу». И привозили. Говядина была из Индии, промышленные товары — из Японии, Франции. Свежие огурцы продавались поштучно, а не килограммами. Это потому, что дорогая вода и очень мало плодородной земли. Зато фруктов изобилие. Магнитофоны, радиоприёмники, одежда, ткани стоили очень дёшево.
Каждую субботу советских консультантов организованно, под охраной, возили в русскую баню с парилкой.

Воду для питья и приготовления пищи нам привозили. Афганцы же для этих целей брали воду из речки. У меня было личное оружие — пистолет Макарова, который ночью я клал под подушку. Обстрелы были почти каждую ночь. Но применить оружие мне не пришлось.

Мой контракт закончился 15 июля 1987 года".

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии