«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!»

Мама из Жлобина собирается отстаивать в суде право не содержать ребёнка с инвалидностью

«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!», Слуцк
Женщина из Жлобина прямо в роддоме отказалась от ребенка с генетическим заболеванием, которое не обнаружили во время беременности. Фото: Павел Мартинчик / «Комсомольская правда»
Реклама

Откровенно поговорить на непростую тему «Комсомольская правда» в Беларуси", kp. by приехала в Жлобин. В квартире 32-летней Ирины (имя изменено по этическим соображениям.- ред.) громко работает телевизор. Женщина просит не выключать его — вдруг кто-то из соседей услышит наш разговор и узнает об этой истории. Коллегам, которые понимают, что в семье что-то случилось (после беременности Ирина сразу вернулась на работу), она сказала короткое: «Ребёнка нет» и попросила больше ничего не спрашивать.

— Не хочу, чтобы меня считали извергом. Хочу забыть это всё как страшный сон, — повторяет Ирина. Женщина не может толком собраться с мыслями, хоть внешне и спокойна. Рядом с ней все эти месяцы сестра, которая утверждает: кажущееся спокойствие Ирины — результат шока, от которого она не отошла до сих пор.

— Я иногда говорю за Ирину, даже в суде помогаю ей изъясняться, — говорит сестра. — Она встаёт, произносит пару фраз — и больше не может. Чтобы объяснить судье свою позицию, читает с листка. Дома начала заговариваться. Плачет и постоянно прокручивает эту историю в голове.

Реклама

— У нас уже есть сын, здоровый. Но мы мечтали еще и о дочери, — едва сдерживая дрожь в голосе, сжимая кулаки, говорит Ирина. — Забеременела. УЗИ показало девочку. Счастью не было предела. Вовремя встала на учёт, сдавала все анализы. Сын слушал, как сестричка бьёт ножками в животике, не мог дождаться её рождения. Мы придумали дочери имя, купили конвертик для выписки…

«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!», Слуцк
 — В глазах окружающих я бесчеловечное существо, но моя жизнь сломана, — говорит женщина. Фото: Павел Мартинчик / «Комсомольская правда»
— Когда вы узнали, что с ребёнком что-то не так?

— На одном из плановых УЗИ, на 33-й неделе беременности, врач сказал, что у ребёнка не опорожняется мочевой пузырь. Отправили в Гомельскую областную больницу. Там УЗИ показало, что у ребёнка непропорциональны голова и туловище, но сказали, что при правильном лечении ситуация поправима, назначили корректировочное лечение. В диагнозе фигурировали «задержка внутриутробного развития плода, нарушения ФПК (нарушения в системе мать — плацента-плод, когда ребёнок недополучает питательные вещества и кислород.-Ред.), МПК- нарушение маточно-плацентарного кровотока. Там же сказали: «Если лечение не даст улучшений — на срочное родоразрешение». Вернулась в Жлобин, пролежала почти две недели в больнице и вышла уже без диагноза ФПК. Через два дня на осмотре в женской консультации врач сказала, что у меня тонус матки, и снова отправила в больницу. 21 сентября очередное КТГ выдало результат: проверьте сердцебиение ребенка. Врачи засуетились и решили срочно делать кесарево сечение. Мой ребёнок родился на 38-й неделе. А когда мне его принесли…

«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!», Слуцк
О том, что у ребенка серьезное заболевание, медики и родители не знали вплоть до родов. Фото: Павел Мартинчик / «Комсомольская правда»
Женщина замолкает, её душат слезы. Собравшись с духом, продолжает:

— …Врач протянула мне дочь со словами: «Ваша девочка с явными признаками синдрома Дауна». Моё сознание не принимало то, что они говорили. Переспросила ещё раз, а когда врач закончила говорить, протянула им дочь со словами: «Заберите». Я даже не смогла держать её на руках…

На мои вопросы, как это заболевание вообще могло остаться незамеченным на протяжении всей беременности, врачи отвечали: «Мы сами в шоке, не понимаем, как такое могло произойти». Потом пришла исполняющая обязанности заведующей родильным домом. Говорила, что это серьезное ЧП, что анализируется моя обменная карта, что это упущение на ранней стадии беременности…

— А как муж отреагировал?

— Муж и свекровь плакали. Они так же, как и я, были в шоке и не могли принять такого ребёнка.

— И вы решили от него отказаться?

— Через пару дней меня спросили: «Вам её принести?» Я отказалась. Постоянно спрашивала: «Может, вы ошиблись?» Врач стала перечислять признаки синдрома Дауна, которые есть у дочери: на ручке типичная для синдрома Дауна полосочка, мизинчик искривлен, расстояние между первым и вторым пальцем на ножке не соответствует нормам, точки Брушвельда (светлые вкрапления на радужке глаза), косоглазие… Я боялась увидеть то, о чём говорили врачи. По вечерам несколько раз приходила на неё посмотреть. Помню, как она лежала в боксе. У неё сосочка выпала. Я её вставила ей в ротик… Сфотографировала, потом смотрела на фото и плакала в палате. Не выдержала и удалила. Слишком больно. Ко мне прислали психиатра. Она спросила: «Как вы себя чувствуете?» Смогла ответить только: «А как бы вы себя чувствовали на моём месте?» Когда врачи узнали о том, что я собираюсь написать отказную, просили не спешить с решением. Надеялись, что передумаю.

За день до выписки из роддома Ирина написала отказ от ребенка.

«В глазах окружающих я — бесчеловечное существо, но моя жизнь сломана»

— Одна из главврачей сказала: «Не знаю, как сама бы поступила на вашем месте. За любое ваше решение вас никто не осудит. Это ваше право». Вызвали сотрудников органов опеки. Начала заполнять отказную. Там была графа о согласии на удочерение ребёнка. Меня предупредили: «Если подписываете — становитесь обязанным лицом и платите алименты до 18 лет». Я не стала ничего подписывать.

Позже ребёнка увезли в Гомельскую областную больницу, где подтвердили диагноз. Когда забирали медико-генетическое заключение, спрашивали генетиков, почему скрининг, который я делала до 13 недель, ничего не показал? Он ведь и направлен на выявление этих проблем, чтобы у женщины был выбор, сохранять ребёнка или нет. Нам ответили: «Это природа, такое бывает. Скрининг не всегда информативен».

«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!», Слуцк
После роддома тяжелый диагноз ребенка подтвердили в Гомельском областном диагностическом медико-генетическом центре. Фото: Павел Мартинчик / «Комсомольская правда»
Органы опеки стали подыскивать ребёнку приёмных родителей.

— Когда пары, готовые удочерить ребенка в Жлобине, узнавали о диагнозе, сразу отказывались. Сотрудники органов опеки говорили: «Вы думаете только о себе. Вы же мать, это ваш ребёнок». Но мы этого ребёнка принять не можем…

Дальше были суды.

— Недавно нас с мужем лишили родительских прав в отношении новорожденной дочки. На суде присутствовала пожилая женщина с инвалидностью, которая взяла ребенка под опеку. На суде она говорила: «Девочка хорошая, девочка здоровая, девочка красивая». На следующем суде будет решаться вопрос о признании нас обязанными лицами по содержанию ребенка. Опека говорит: «Готовьтесь платить 255 рублей». Это почти вся моя зарплата. А ещё мы платим кредит за квартиру — 210 рублей каждый месяц, плюс коммунальные — 78 рублей, садик — 70…

— Но если бы ребёнок был здоров, на него тоже нужно было бы тратить деньги.

— Да, и я хочу ещё ребенка. Но здорового. В том, что я стала мамой больного ребёнка, виноваты врачи. Если бы на ранних стадиях беременности я узнала, что у ребенка синдром Дауна, я бы сделала аборт. Я бы не обременяла ни себя, ни государство. Многие назовут меня жестокой, но, прежде чем меня судить, нужно залезть в мою шкуру. Воспитывать больного ребёнка — бесконечная мука. Муж отойдет на второй план, здоровый ребёнок — тоже. Придётся уйти с работы. Я видела, как к таким детям относятся в обществе, видела несчастных мам этих детей. Я бы не смогла выйти с этой девочкой даже во двор. Сослаться на природу, как это делают врачи, можно было лет 20 назад, когда не было нормальных технологий. Но не в XXI веке. Почему люди должны страдать?

— У вас есть желание видеть ребёнка?

— Нет, не хочу видеть, слышать и знать. В этой ситуации мы остались одни. Медики разводят руками. Органы опеки обвиняют. Мы ищем грамотного юриста, собираемся обращаться в Верховный суд. Уже обращались в парламент с просьбой рассказать о последствиях отказа от такого ребенка.

Как призналась женщина, на следующих судебных заседаниях она собирается отстаивать своё право не быть обязанным лицом:

— Я не хочу предъявлять медикам иск, ведь уже ничего не исправить. Но синдром Дауна — генетическое заболевание. Значит, клетка «сломалась» ещё при зачатии. Верный скрининг мог бы это определить. Из-за несовершенства нашей медицинской системы моя жизнь сломана, а где-то в чужом доме сейчас больной ребенок. Если медики будут знать, что несут ответственность, такие случаи будут сведены к нулю. Считаю, что в нашем случае мы не должны нести расходы на содержание этого ребёнка.

«Когда в роддоме сказали, что у дочки синдром Дауна, отказалась от неё и собираюсь подавать в суд!», Слуцк
 — Если бы на ранних стадиях беременности я узнала, что у ребенка синдром Дауна, я бы сделала аборт. Я бы не обременяла ни себя, ни государство, — честно признается женщина. Фото: Павел Мартинчик / «Комсомольская правда»
— Вы собираетесь ещё рожать?

— Да. Меня уже обнадёжили, что вторая беременность будет под тщательным контролем. Сделаю всё, чтобы этот ребёнок родился здоровым.

«Во всём мире скрининговое исследование не даёт 100% уверенности в здоровом ребенке»

— Скрининг, который проводят в первом триместре беременности — способ определить, входит ли женщина в группу риска по хромосомным заболеваниям плода. Cреди них наиболее частое — синдром Дауна, — рассказывает заместитель директора по медицинской генетике РНПЦ «Мать и дитя», главный внештатный специалист Министерства здравоохранения РБ по медицинской генетике Ирина Наумчик. — Он не определяет конкретное заболевание. Если выявлен повышенный риск хромосомного заболевания у плода, проводят следующий этап обследования — цитогенетическое исследование для уточнения диагноза. И делается оно по согласию женщины. Одним из показаний может быть возраст беременной — 38 лет и старше. Также генетические исследования проводят при установленном в семье наследственном заболевании.

— Часто ли бывает, когда скрининг наличие тяжелых заболеваний у ребенка не показывает, а после родов оказывается, что ребёнок серьёзно болен?

— Информативность скрининга — примерно 85−90%. В организме постоянно происходят изменения генетического материала, в том числе изменение числа или строения хромосом. Большинство таких перестроек случайны: родители здоровы, но в клетках, которые привели к зарождению организма, произошли изменения.

— Не стоит ли сегодня вопрос проводить более тщательные и информативные исследования?

— Процедура и порядок выявления подобных хромосомных заболеваний в Беларуси на европейском уровне. И в развитых странах сейчас 5−6 малышей из 100 рождаются с различными врождёнными заболеваниями.

«Родителей, которые отказались от ребенка, привлекают к материальной ответственности»

— Когда родители отказываются от ребёнка и подписывают документы о согласии на усыновление, они фактически соглашаются на лишение родительских прав, — объясняет главный специалист Управления социальной, воспитательной и идеологической работы Министерства образования РБ Елена Симакова. — Затем происходит взыскание расходов на содержание ребёнка, ведь с этого момента он находится на гособеспечении. От уплаты денежных средств на содержание ребёнка генетические родители освобождаются в двух случаях: если ребёнка усыновили или же если родители имеют либо приобрели заболевания, препятствующие выполнению ими родительских обязанностей.

— Какую сумму по закону должны ежемесячно платить генетические родители?

— По постановлению Совета Министров № 840 от 2006 года, за ребенка до 6 лет родители платят 237 рублей 37 копеек. Эта сумма определяется расходами на содержание ребенка: питание, одежду, обувь, подгузники, инвентарь… Сумма пересматривается ежегодно и возрастает по мере взросления ребёнка. Помимо этой суммы, опекун также вправе подать документы об оплате коммунальных услуг.

— Сколько лет нужно делать такие выплаты?

— Ребёнок, от которого отказались родители, имеет право находиться на гособеспечении до 23 лет — то есть до совершеннолетия плюс период получения образования. По закону весь этот период родители будут выплачивать денежные средства на содержание ребёнка.

— Повлияет ли лишение родительских прав на судьбу первого, здорового ребёнка этой семьи?

— По критериям, которые действовали недавно, лишение родительских прав было критерием к определению семьи как социально-неблагополучной. Однако сейчас лишение родительских прав не является основанием для придания семье этого статуса.

Автор текста: Ольга Ивашенко. Автор фото: Павел Мартинчик

Реклама

22
Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
8 Авторы комментариев
Agniya

Как так можно??? Ребёнок же не виноват! Мама, одумайся! Не просто так скрининг не показал, это судьба. Он очень хотел родиться!!! Представьте, как ему плохо без вас!

Olpa

До чего мы дошли? Давайте назовем все своими именами аборт-это убийство безвинного человека, еще не рожденного ребенка! Так не поступает ни одно животное! Нам этого мало: мы теперь хотим законно бросать своих детей, и все, что волнует нас при этом, это материальная сторона дела-" пусть девочка там хоть с голоду умрет, мне она не надо!" Господи, как ты терпишь нас жестоких и неразумных людей! Какое надо иметь сердце, чтоб такое сделать, да еще и позориться за 250р на весь мир! Да, если бы сейчас была возможность, она бы что убила бы сейчас девочку? И это норма наших дней? Мы все дружно ругаем врачей за то, что они не убили ребенка на 13 неделе, и все сочувствуем этой кукушке-эгоистке??? Советую всем посмотреть выступление о. Андрея Ткачева… Подробнее »

It is 2015

в некоторых случаях врач стоит перед выбором пожертвовать жизнью ребенка чем жизнью матери когда есть угроза. Это тяжелый выбор. Не сделаешь его и могут погибнуть оба, а потом скажут врачу, что он убийца. а сделает аборт снова скажут…

Olpa

Чаще всего, к огромному сожалению, когда врач у такого выбора, ребенок (эмбрион) уже погиб, либо (самое распространенное на сегодняшний день) отсутствует сердцебиение плода. Делают чистку, чтоб спасти мать. Здесь и не пахнет этой ситуацией. Когда на 13 недели делают скрикинг, врач видит даже очень четко признаки Дауна, никто не имеет права настаивать на аборта, только беременная женщина решает судьбу своего ребенка. На моей практике было два случая, когда ставили ПРИЗНАКИ (на 13 недели только такой термин) Дауна, а рожались здоровые детки. Был и обратный случай, когда только на 28 недели обнаружили очень тяжелое поражение головного мозга плода, женщина доносила ребенка, родила и растит (любит его не меньше, чем любила бы здорового). Дети-это не мясо :"Хочу свинину, хочу… Подробнее »

Bost12

Аборт-это сложная тема. Если женщину изнасиловали, она имеет право сделать аборт. Если ребёнок никогда не сможет стать полноценным членом общества-у неё должен быть выбор. А вот аборт по глупости-это должно быть наказуемо.

Olpa

Посмотрите вокруг, эта женщина совершенно не права…20 лет назад с Даунами никто не выходил на улицу (как она тут пишет), а сейчас их очень развивают. Дауны работают, работаю хорошо и ответственно! Они намного лучше по душевным качествам, чем многие из нас, современных людей! Дай Бог здоровья и счастья этой маленькой девочке! А эта женщина видимо забыла «на чужом несчастьи свое счастье не построишь!»

It is 2015

дауны способны к простой работе и к творчеству. сын Ии Савиной даун и рисует картины, знает наизусть всего Пушкина, но мать пол жизни положила на его образование.

It is 2015

А бывает наоборот. По анализам ребенок даун, врачи уговаривают на аборт, а мать не соглашается. И ребенок оказывается здоровым.

Helena

Как я понимаю, беременность была проблемная и организм женщины пытался сам избавиться от этой беременности (проблемы в развитии у плода, тонус матки)… но врачи всеми силами сохраняли эту беременность. Может природа не так глупа?! А человек вмешивается, и получаются вот такие неодназнвчные ситуации. Сытый голодного не поймет. И хорошо рассуждать и поучать, когда тебя это не коснулось.

Natia

Если бы эта женщина (назвать её матерью не получается) хотя бы немного знала о грехах и их последствиях. Она бы так не говорила и не поступала. Есть очень много историй: у женщины было трое детей, забеременела четвертым, сделала аборт решив сто хватит уже. А к её пенсии, все трое погибли. Аборт- не спасение, это убийство, за которое будут платить твои дети и внуки. Дай Бог, что бы у этой крохи все было хорошо. А такие твари мамаши очень часто объявляются, когда их дети добиваются успехов. Дай Бог, что бы её сыночек не спился или не снаркоманился, что бы к своей старости она не вспоминала рыдая о брошеном ребенке.

It is 2015

Не надо сочинять про детей и внуков. Какое отношение имеют дети и внуки к тому, что решение об аборте принимала мать? У них что выбор был?

Natia

Я не сочиняют. Почитайте евангелие и писания святых отцов.

Bost12

Религию придумал человек. А ситуацию что женщину изнасиловали в религии забывают. И вопрос лишь в том-детдом или аборт или самый худший быть воспитываемым в таком треше, что первые два варианта раям похожи. Истории женщин которые родили и видели в ребёнке насильника. Поэтому не судите, если конечно вы сами не с Небесной Канцелярии. Жизнь и религия разные вещи. Душманы из Афганистана очень религиозные и детей не убивают, но людьми их назвать язык не поворачивается. В жизни, имеет право судить, только тот человек, который пережил подобное. У вас есть ребёнок даун? Какое право вы имеете поучать ее?

Bost12

Про религию начал говорить, потому как она не всегда она идёт на пользу людям, и не стоит желать того, что бы наши люди во что-то так верили как к примеру в Исламе.

Mj

Интересно, а если бы ребенок родился не дауном, а к примеру глухим, или с пороком сердца, т. е. внешне бы не отличался от здорового ребенка, она бы приняла другое решение? И что бы она сделала, если бы ребенок родился здоровый, а заболел например через год (не дай бог конечно, никому такого не желаю) лейкемией или другим тяжелым заболеванием, тоже бы отдала его на государство? А если такая ситуация вдруг случится с ее старшим ребенком, его тоже в расход, ей же здоровый нужен.
Не будет ничего удивительного, если ее старший ребенок через 30 лет, когда родители состарятся и не смогут сами в туалет сходить, сдаст их в дом престарелых или еще куда, потому что он-то хотел здоровых родителей, а не такую обузу.

netaly103

Особенно поразила фраза из статьи: «не можем принять такого ребенка»! Это что, вещь? Это же дитя, каким бы не создала его природа. Именно природа, а не «медики виноваты». Что за мать, которая ребенка выбраковывает, как товар в магазине. Дай Бог этой малышке счастья, самого искреннего.

Natia

Да, мне на последнем УЗИ врач рассказывала: детки очень чувствуют и если не дай Бог бывает не доразвите конечности или ещё что-нибудь, они стараются это спрятать, тк очень хотят жить.

Natia

Давайте как в древней Спарте: всех больных и слабых в пропасть!!! И кого, кроме воинов оставила спарта? Вот только детки с особенностями развития бывают куда более выдающиеся и талантливые, чем «идеальные красавицы и красавицы».

Bost12

Не судите, не судимы будете. Ухаживать за ребёнком, интеллект которого никогда не будет больше 12 лет. Не дееспособным, которого будут показывать пальцам как в цирке. Это только для стойких людей, я ухаживал за бабушкой, 80 лет с болезнью альцгеймера и это мука. Скажу честно, что я отказался бы, почему? Потомучто у меня был опыт, и таким детям лучше не рождаться, это мука и им и родителям. А те кто осуждает, попробуйте поухаживать за инвалидом, потом пишите что вам хочется. А матери мужайтесь, есть люди которые вас поймут.

Mj

Автор, а если бы с такими особенностями были вы лично, и ваша мама бы по этой причине вас оставила, также бы думали?

Bost12

Лучше я бы умер, чем жить в нашей стране с таким диагнозом. И скажу больше, я бы сказал на том свете спасибо, что я таким не родился. Поэтому в этой теме больше виню врачей.

Bost12

И сразу скажу я не осуждаю аборт в 2 случаях.1.Изнасилование.2.Болезнь которая не совместима с нормальной жизнью. А вот остальные аборты это убийство без оправданий.