Как немки выполняют «мужскую» работу

0
Как немки выполняют «мужскую» работу, Слуцк
Неженская работа. Катарина Кох унаследовала семейное предприятие — скотобойню. Теперь она занимается производством, продажами, документами и может разделывать туши. Фото с сайта dw.com

В ФРГ женщины могут работать кем угодно — была бы квалификация. Пожарный, мясник и водолаз рассказали о трудовых буднях, сложностях и борьбе со стереотипами.

В Беларуси для женщин «закрыты» 252 должности. Среди них — лесоруб, тракторист, плотник, носильщик, водолаз, боец скота, дальнобойщик, кузнец, работник горнодобывающей, химической и авиацион­ной промышленности и другие.

В Германии подобного перечня запрещённых для женщин работ нет. Главное, чтобы квалификация позволяла её исполнять. Единственное уточнение: работать с вредными веществами или заниматься переноской тяжестей не могут беременные.

Реклама

Косметика не мешает спасать людей

«В пожарной службе я с 2011 года, это была моя мечта, — рассказывает 36-летняя Мари Траппен. — В Германии для этого есть разные виды курсов. Моя первичная профессиональная подготовка длилась шесть недель, затем были курсы: радиосвязь, подготовка по использованию дыхательных аппаратов.

Я командир доброволь­ной пожарной команды. В пожарной службе я могу делать всё, даже принимать участие в тушении огня. Частота вызовов бывает разной: в нашей городской части это, пожалуй, 300 раз в году.

„Неподходящие“ вызовы бывают очень часто. Например, когда я готовлю или мы с семьёй едем за продуктами. Бывали ситуации, когда ты просто говоришь: „Окей, еду — сейчас только выключу плиту“ — и вся семья должна тебя ждать. Но выезд на задание важнее: особенно, когда речь идёт о человеческих жизнях, когда это пожар, чрезвычайная ситуация.

Моему сыну 18 лет, дочери — 13. Сейчас дочь остаётся одна дома, когда меня вызывают. А когда она была меньше, я могла брать её с собой в часть. Там есть комната, где дочь могла рисовать или смотреть телевизор, пока я не вернусь с задания.

Среди пожарных гораздо больше мужчин, чем женщин, к сожалению. Пожарный — типично мужская профессия. А вообще-то любой может стать пожарным. Всему можно научиться, для этого существуют курсы. Для женщин они настолько же сложные, как и для мужчин. Мой рост — 158 см, и я могу заниматься этой работой так же, как и двухметровый мужчина.

Когда я захотела стать пожарным, сначала меня не приняли. Мне сказали, что женщины не могут делать то же, что и мужчины. Мне говорили, что я блондинка, у меня длинные волосы, я пользуюсь косметикой… В общем, выдумывали очень странные вещи. Косметика не мешает мне спасать людей.

В самом начале моя семья пыталась меня отговорить становиться пожарным. С тех пор я так много рассказала им о пожарной команде, что они уже считают классным то, чем я занимаюсь. Понятно, что сначала всегда есть страх, ведь я подвергаю свою жизнь опасности. Но, знаете, всё опасно, жизнь опасна».

Училась на политолога, а стала мясником

«Я занимаюсь мясным делом уже 5 лет, — рассказывает 32-летняя Катарина Кох, мясник, владелица скотобойни. — Сначала я училась в университете, изучала политологию в Свободном университете Берлина и в Сорбонне. Потом пришла на скотобойню, а недавно переняла управление предприятием от моего отца.

У меня есть два старших брата, и предполагалось, что один из них или же оба когда-нибудь унаследуют семейное предприятие. Они тоже выучились на мясников, но потом решили, что хотят заниматься чем-то другим. Тогда мой отец спросил меня. Для него было абсолютно нормально, что женщина будет мясником. Да и мои друзья считают мою профессию довольно крутой.

Наша скотобойня и магазин — это небольшое ремесленное предприятие. Это значит, что нужно работать во всех областях: производство, продажа, документы… Я делаю всё. Чтобы управлять скотобойней, нужно обязательно сдать экзамен на звание мастера и получить соответствующее свидетельство. Часть обучения сосредоточена именно на производстве мяса. Но кроме разделки туш мы изучаем производство колбасы, диетологию, товароведение, маркетинг, право и экономику.

Разделка туш требует больших физических усилий. Если нет подготовки, то это всё сказывается на руках. Пожалуй, по этой причине профессия мясника раньше была мужской. Но сейчас в Германии всё больше женщин, которые становятся мясниками и получают звание мастера. Их по-прежнему не слишком много — около 10%, но тенденция налицо.

Предрассудки ещё встречаются среди пожилых людей. Но, судя по моему опыту, люди очень позитивно реагируют на мясника-женщину. Особенно сами женщины, они говорят: «Это так здорово, что вы этим занимаетесь!»

Чаще всего ищем пропавших людей

«Я работаю водолазом на общественных началах, — говорит 27-летняя Эмми Вайденфельд. — Я начала два года назад и окончила соответствующие курсы. Курсы делятся на три ступени: первая — научиться нырять, вторая — работать с простыми инструмен­тами, третья — использовать сложное оборудование.

Я всегда с удовольствием занималась подводным плаванием. Моя основная работа, а я фельдшер скорой помощи, совершенно не связана с техникой, да и сама я совсем мало знала о подобных вещах: например, как работает мотор или, в принципе, технические штуки. Поэтому я обратилась в Службу технической помощи THW (выполняет в Германии функции МЧС. — Ред.), они обучают как раз таким вещам: обращению с инструментами и оборудованием. Мне повезло, что в том отделении, куда я попала, была возможность работать под водой. Ведь когда я начала, я не могла и подумать, что такое направление существует.

Многие из тех, кто сотрудничает с THW, при надобности имеют право отлучаться с работы, но у меня так не получается. Обычно нам приходит вызов по телефону или пейджеру. Это бывают совершенно разные вещи. Если речь идёт о подводных работах, то чаще всего — поиск пропавших людей.

Я ещё не знакома с другими женщинами-водолазами. По моему мнению, работу женщин ограничивает тот факт, что инвентарь задуман для людей ростом выше 170 см. Мне повезло, мой руководитель говорит: «Да, окей, мы как-нибудь справимся. Ну, нам нужна маска поменьше, и ботинки до этого у нас были только 45-го размера, но мы купим 36-го». У него очень мало предрассудков. Порой он говорит: «Очень удобно, сегодня нам для задания как раз нужен водолаз поменьше».

Хотя мой рост всего 165 см и я не слишком крепкого телосложения, в воде я редко чувствую себя ограниченной. Ведь вещи под водой легче.
Моя мама естественно за меня переживает, но это, как мне кажется, нормально. Она ведь не разбирается в этом и говорит: «А что, если у тебя кончится воздух?» Тогда мне приходится объяснять: «Да, но у нас есть трубки, есть подстраховка, мы никогда не ныряем по одному». Я даже пыталась взять маму с собой. Сказала: «Начни тоже нырять, посмотри, каково это!»

УНП 101 166 185 Посольство ФРГ в РБ

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии