20-летняя белоруска получила 8 лет за SMS о наркотиках, а теперь умирает в тюрьме от смертельной болезни

0
20-летняя белоруска получила 8 лет за SMS о наркотиках, а теперь умирает в тюрьме от смертельной болезни
Наталья (слева) и Ирина Антонюк. Фото из семейного архива Натальи Антонюк

В редакцию Еврорадио обратилась Наталья Антонюк, чья дочь Ирина отбывает восьмилетний срок за распространение наркотиков. Женщина рассказывает, что её дочь умирает из-за серьёзных болезней, которые тюремные врачи не в состоянии лечить.

История неоднозначна: с одной стороны, ряд диагнозов и жёсткий приговор суда, с другой — опыт употребления наркотиков и та самая SMS с координатами закладки, которая привела девушку в колонию.

«Я понимаю, если бы взяли хотя бы с одной закладкой или с деньгами»

«Моя дочь находится в заключении уже 2,5 года. Её осудили по ч.3 ст. 328 на восемь лет лишения свободы, обвинив в наличии умысла и в пособничестве в распространении наркотиков, — сквозь слёзы рассказывает Наталья. — На суд дочь привозили с парнями, которые работали в интернет-магазине с наркотиками. Никаких свидетелей именно по дочери не было, никакого оперативного слежения. Никто не подтвердил, что дочь действительно продавала. Закладок нет, ничего нигде не держит. Из неё просто сделали сотрудницу того интернет-магазина. Я понимаю, если бы было распространение, если бы её взяли хотя бы с одной закладкой или с деньгами… Но она никаких денег не получала».

Реклама

Ирина, сейчас 20-летняя девушка, попала в милицию вечером 5 мая 2016 года в Бресте, когда она вместе со своим парнем возвращалась из кино. Задерживали тогда молодого человека, а её саму привлекли в качестве свидетеля. У парня нашли пакетик с запрещённым веществом.

На следующий день Ирину поместили в СИЗО по подозрению в пособничестве в распространении наркотиков.

«Основанием для приговора стали события, произошедшие ещё в 2015 году, примерно за девять месяцев до задержания. Парень попросил её купить курительную смесь, так как сам ничего не мог найти. Она и написала в тот злосчастный интернет-магазин. Покупку оплатил он. А когда ей пришёл ответ с координатами закладки, переслала его парню», — продолжает Наталья.

20-летняя белоруска получила 8 лет за SMS о наркотиках, а теперь умирает в тюрьме от смертельной болезни
Фото из семейного архива Натальи Антонюк

Когда длительный срок означает смертную казнь

Дочь Натальи на суде подтвердила, что ранее дважды покупала нюхательную наркотическую смесь. По словам матери, её можно понять, хотя и не оправдать.

У Ирины нет одного лёгкого, прогрессирует бронхоэктатическая болезнь и эмфизема другого лёгкого, один из желудочков сердца находится в состоянии блокады и фактически не работает. Всего у девушки более десятка диагнозов, которые требуют медицинского наблюдения и постоянного лечения.

Во время суда девушка уже была тяжело больна. Подтверждающие документы были представлены на судебном процессе. Однако её все равно осудили на восемь лет заключения. Правда, суд приговорил её к самому маленькому из сроков, возможных по ч.3 статьи 328.

По словам Андрея Бондаренко, руководителя правозащитной организации «Платформа», в представленных в ходе суда медицинских заключениях имеются сразу два диагноза из перечня заболеваний, препятствующих дальнейшему отбыванию наказания. В этой ситуации длительный срок, по сути, означает смертную казнь.

«Решение суда не столько несправедливое, сколько бездуховное и вообще аморальное, — считает правозащитник. — Самой по себе передачи наркотических средств или цели к распространению у девушки не было. Да, формально здесь можно усмотреть цель сбыта наркотических средств. Но если подходить абсолютно логично, то человек не собирался ничего распространять: Ирина просто передала парню координаты из эсэмэски, то есть распространила не сами наркотические средства, а только информацию об их месте пребывания. Антонюк не имела отношения к этому „магазину“ и распространению наркотических средств».

«Сами понимаете, какая медицина в тюрьме»

Первостепенная задача для защитников Ирины сейчас — перевод девушки в больницу. В колонии состояние девушки ухудшается, она постоянно задыхается от непрерывного кашля. Ирину давно освободили от работ. Сокамерницы стараются помогать девушке, но иногда им в буквальном смысле приходится откачивать её во время приступов удушья.

«Тюремные врачи проводят осмотр и дают какие-то препараты, но это не помогает. Думаю, вы и сами понимаете, какая там может быть медицина, — рассказывает Наталья Антонюк. — Единственная причина, по которой Ирочка ещё не умерла — посылки с лекарствами, которые мне позволили отправлять. Это в обязательном порядке ингаляторы, витамины и ряд таблеток. Но эти препараты только подавляют симптомы, а не останавливают неизлечимые болезни, которые прогрессируют».

Женщина пытается добиться детального обследования и госпитализации Ирины. Однако МВД и ДИН в определении состояния здоровья заключённой и оснований для её освобождения из-под стражи руководствуются строгими нормативами.

20-летняя белоруска получила 8 лет за SMS о наркотиках, а теперь умирает в тюрьме от смертельной болезни
Фото из семейного архива Натальи Антонюк
«На просьбы об освобождении Ирины в связи с её состоянием здоровья органы отвечают, что это возможно только в том случае, если будет „третья стадия“ физического состояния. То есть предсмертная, — продолжает Андрей Бондаренко. — Существует всего три стадии. Третья — это уже тот момент, когда человек фактически не может самостоятельно дышать и передвигаться. А стадию здоровья Ирины даже никто не определял и не спешит это сделать».

По словам правозащитника, с последней беседы с представителями ДВП прошло более полугода, но никаких обследований не проводится. Правозащитник считает, что это объясняется тем, что суд закрыл глаза на диагнозы девушки, а при поступлении в колонию её состояние уже характеризовалось как тяжёлое:

«Департамент исполнения наказаний прекрасно понимает, чем это может закончиться. Тут уже и возмещение вреда, причинённого здоровью, и так далее. И, возможно, даже возбуждение уголовного дела за неоказание надлежащей медицинской помощи. Поэтому всеми правдами и неправдами Ирине отказывают в прохождении этого обследования. Ведь без него по документам будет получаться так, что попала она в колонию здоровой».

Наталья Антонюк написала о ситуации в Администрацию президента, но ответа не получила. Чтобы привлечь внимание к проблеме своей дочери, женщина собирается объявить голодовку.

В тему

Ошибка 328. Истории молодых белорусов, которые сидят в тюрьме за наркотики. В Беларуси за преступления, связанные с наркотиками, сидят 17 тысяч человек. Это более трети от всех заключённых. Корреспонденты «Кур'ера» встретились с родственниками людей, отбывающих сроки по статье 328, и записали их истории.

Ошибка 328. Истории белорусов, которые сидят в тюрьме за наркотики

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии