Мой бизнес — визажист. Рабочая косметичка по цене автомобиля

0

Случчанка Юлия Долбик отучилась на юриста, но стала визажистом. Сейчас у неё есть собственная школа визажа. Юлия Долбик рассказала «Кур'еру», как стать бизнесвумен, о чём говорят клиентки и что в макияже девушек её раздражает больше всего.

Мой бизнес - визажист. Рабочая косметичка по цене автомобиля
Фото из архива Юлии Долбик
С детства Юлия постоянно была в каком-то движении: художественная школа, музыкальная, театр, дворовые тусовки.

«Я была ребёнком, про которого говорили «оторви и выкинь». В 14 лет решила начать зарабатывать деньги и поменять всё вокруг себя. Я перешла из СШ № 6 в СШ № 2 в милицейский класс, стала ездить на курсы по предпринимательству и дизайну в Минск.

Реклама

В выпускном классе выбирала: стать дизайнером домов и ландшафтов или юристом. По настоятельным «рекомендациям» родственников поступила на юриста, но хотела рисовать. В тот момент я узнала о визаже. Почти год была моделью на разных курсах в Минске и нашла себе того учителя, который дал мне крепкую базу знаний.

За двухмесячные курсы отдала 250 долларов. Но из-за отсутствия поддержки в моей жизни у меня начались проблемы.

Я осталась одна с долгами, без сил и с ненаписанным дипломом на юрфаке. Но всё равно смогла изменить свою жизнь. Для этого вернулась в Слуцк и устроилась торговым представителем в российскую компанию. Со временем написала диплом, отдала долги и снова развила свой бизнес.

Сначала большого потока клиентов не было. Я постоянно училась, повышала своё мастерство на семинарах и мастер-классах. Теперь обучаю людей делать макияж себе и другим. Ко мне обращаются клиентки от 16 до 74 лет.

Клиенты

Помню свой первый заказ. Я делала макияж девушке, которая собиралась на свидание.
Иногда в выходной день с 4 до 17 часов могу сделать макияж 5−6 клиенткам. Но каждый раз по-разному. Если в начале своей карьеры макияж одному клиенту я делала за два часа, то теперь 45 минут — час.

Визажист как психолог. Во время макияжа невесты рассказывают, как познакомились с женихами, куда полетят в медовый месяц, советуются со мной, какую косметику лучше покупать.

Во время работы происходят и неприятные ситуации. Были случаи, когда приходишь к клиентке, накрасила её, а мама и сестра просят подкрасить им глаза. Я называю стоимость полноценного макияжа, а они возмущаются, просят, чтобы я снизила цену, потому что они дадут мне свою косметику.

Одна из известных клиенток, которых я красила, — певица Ксения Ситник. С ней познакомилась на одном проекте. Она простая девчонка, без всякого выпендрёжа,
как пишут в СМИ.

Помню, едем с ней в такси, водитель начинает шутить: «О, знакомое лицо. Может, споёте?» Тогда Ксюша ему дерзко ответила, чтобы он не отвлекался от своей работы и следил за дорогой.

Косметичка

В моей косметичке около 60 кисточек и много разной косметики: палетки теней, хайлайтеры, помады, блески, румяна, карандаши для глаз и бровей, тушь и другое. Чемодан у меня большой, нести его тяжело.

Стоимость одного тюбика тонального крема — от 25 до 70 долларов, палетки теней — от 20 до 50 долларов. Если продать всё содержимое, то смогу купить машину.
Косметику выбираю люкс, профессиональную, и масс-маркет. Больше нравится немецкая, итальянская и польская. У меня часто бывает такое, что иду в магазин за одеждой, а покупаю косметику.

Про белорусок

Белоруски умеют красиво краситься, но не все. Мне не нравится, когда девушки некрасиво рисуют брови: делают их слишком тонкими, толстыми, изогнутыми. Ведь они придают форму лицу.

Считаю, что лучше сходить в салон красоты и потратить деньги на коррекцию бровей, чем зайти в «Макдональдс» и съесть гамбургер.

В косметичке у каждой девушки обязательно должны быть средства для коррекции бровей, хайлайтер, румяна, блеск. Это то, что подчеркнёт внешность, добавит или скроет возраст и сделает вид свежее. Сама я крашусь раз-два в неделю перед важной встречей".

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии