Пробирался под ураганным огнём… Возле Слуцка жил полный Георгиевский кавалер, но об этом почти никто не знал

Недавняя поездка в деревню Гольчичи Слуцкого района дала неожиданный результат. В центре деревни случайно встретили Надежду Серединскую, отец которой оказался полным Георгиевским кавалером. О нём, кроме близких родственников, на Случчине никто ранее не знал.

Уже дома Надежда Игнатьевна показала документы и фотографии своего отца Игнатия Кузьмича Мартиновича, уроженца деревни Кальчицы Слуцкого района.

Заслуженные награды

Родился он в 1888 году в крестьянской семье. В начале Первой мировой войны его призвали в армию. Воевал в понтонном батальоне, дослужился до младшего унтер-офицера.

Реклама

В июле 1915 года приказом по 23-му армейскому корпусу Игнатий Мартинович был награждён Георгиевским крестом 4-й степени. За что — в архивных документах не указано. Однако сам факт присвоения звания унтер-офицера и награждение крестом говорит, что наш земляк воевал достойно.

Уже в ноябре 1915 года приказом по 5-му армейскому корпусу он был награждён Георгиевским крестом 3-й степени. В приказе говорится: «За отличие во время работ по разрушению частей моста у п. Новогрод (сегодня это Польша – Прим. авт). Вызвался охотником и под сильным огнём противника пробрался вброд, уничтожив части моста, чем способствовал задержанию противника».

Георгиевский кавалер из Кальчиц , СлуцкК Георгиевскому кресту 2-й степени Игнатий Кузьмич был представлен в марте 1916 года. В приказе по 1-й армии говорится: «За отличие в бою при разрушении моста у местечка Радунь» (сегодня Гродненская область — Прим. авт).

Полным Георгиевским кавалером Мартинович стал уже после Февральской революции в мае 1917 года. Об этом говорится в приказе по 12-й армии. Награждён Георгиевским крестом 1-й степени «за то, что во время наступательных боёв на Калнцемском направлении, вызвавшись охотником при обстановке исключительной трудности и опасности руководить командой технического надзора при постройке двух переправ для артиллерии, под действительным огнём противника через реку АА (сейчас река Гауя в Латвии — Прим. авт.) во вновь занятом участке, выполнил возложенную на него работу с полным успехом и в кратчайший срок, чем способствовал дальнейшему продвижению и закреплению войск. Переправы, будучи обнаружены противником, были обстреливаемы ураганным огнём и несколько раз разрушаемы, но тотчас же командой охотников под его руководством исправлялись, что способствовало поддержанию постоянного сообщения между действовавшими частями для нанесения поражения противнику».

Возвращение домой

Как оказался Игнатий Мартинович в своих родных Кальчицах, неизвестно. Скорее всего, после Октябрьской революции, когда армия окончательно развалилась, решил вернуться домой. По рассказам дочерей, в начавшейся гражданской войне он не участвовал. Как прежде, вернулся к крестьянскому труду, взял в жёны местную девушку Прасковью, построил дом в деревне Кулики и перебрался туда жить со своей семьёй.

О своих наградах и о том, что служил унтер-офицером в русской армии, Игнатий Кузьмич предпочитал не распространяться — такое было время. Да и односельчане особо не любопытствовали. Когда был создан колхоз, работал в должности бригадира.

С начала Великой Отечественной войны по возрасту в армию не призывался. Во время немецкой оккупации сотрудничал с партизанами, доставляя им соль и перевязочные материалы. Игнатий Кузьмич и его семья пережили карательные операции, проводимые оккупантами. Спасались в окрестных лесах и болотах.

Дочь Надежда вспоминает о тех временах со слезами на глазах, а о судьбе отцовских наград поведала следующую историю.

Наглый самозванец

Перед приходом немцев Игнатий Кузьмич стал беспокоиться, что оккупанты узнают о его прошлом. Думал свои награды даже в печь бросить, но жена отговорила. Предложила их спрятать, но супруг принял другое решение — отдал их на сохранение своему знакомому из деревни Кальчицы. Тот обещал, что вернёт кресты владельцу после войны. Пришло освобождение, но награды бывший односельчанин так и не возвратил. Говорил разную ерунду, мол, пропали в оккупацию и спроса с него нет.

Более того, уже в 1950-е годы его не раз замечали в Слуцке на майские праздники с чужими Георгиевскими крестами. Словом, некогда хороший знакомый стал самозванцем, теша себя уважительным отношением жителей города. Жена и дети не раз предлагали разобраться с обидчиком по справедливости, но Игнатий Кузьмич запретил это делать. Не раз говорил: «Бог ему судья». Вскоре самозванец умер. Супруга и дочери Мартиновича бегали на его похороны, думали, что награды отца могут появиться там. Но этого не произошло. Позже люди говорили, что кресты, скорее всего, продали коллекционерам.

Будни председателя

После войны Игнатий Мартинович стал одним из организаторов местного колхоза. Всегда тактичный и вежливый, он ходил по домам, уговаривал и убеждал односельчан. Однако люди особого желания не проявляли. Нашлись и те, кто написал на Мартиновича донос, обвиняя его в разных грехах. Были разбирательства, а потом и суд в Слуцке. Заседание перенесли на второй день, и Игнатий Кузьмич зашёл в столовую. По стечению обстоятельств там оказался судья, который вёл процесс. Между ними состоялся откровенный разговор, в котором Георгиевский кавалер поведал о своей жизни.

Георгиевский кавалер из Кальчиц , Слуцк
Юбилей Георгиевского кавалера. Игнатий Кузьмич Мартинович с супругой Прасковьей Емельяновной на своё 80-летие. фото из семейного архива Н. Серединской

Трудно сказать, как повлияло это на окончательное решение суда, но Мартинович остался на свободе, а доносчики были предупреждены, что в случае повторного оговора достойных людей будут привлечены к уголовной ответственности.

Работал Игнатий Кузьмич ещё долго. Кроме председателя колхоза, был бригадиром, поваром, конюхом и даже сторожем. На покой ушёл, когда ему было уже за 80 лет. О своём прошлом рассказывать не любил. Правда, однажды его пригласили в Кальчицкую школу, где он поведал о себе.

Скончался Игнатий Кузьмич Мартинович на 91 году жизни, в 1978 году. Похоронен на кладбище деревни Кулики.

Вместо эпилога

В 2009 году дочери Игнатия Мартиновича Надежда Серединская и Галина Плищ, которые живут на Случчине, написали письмо и обратились в Российский государственный военно-исторический архив. Просьба была одна — найти сведения о своём отце. Ответ не заставил себя долго ждать. В архивной справке из РГВИА от 08.06.2009 года за №1358 были приведены сведения о награждении Игнатия Кузьмича. В документе изложено, за что он получил четыре Георгиевских креста. К сожалению, других сведений в архиве обнаружено не было. Эту недостающую часть восполнили воспоминания и рассказы дочерей, за что авторы статьи выражают им искреннюю благодарность.

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Смотрящий в даль
Смотрящий в даль
5 октября 2018 13:38

А сейчас много таких псевдо-ветеранов развелось, кто и близко пороху не нюхал, а ордена и медали на грудь нацепил. Лезет такой, медальками позвякивая, а я смотрю и думаю:»Да тебе в войну сколько годков-то было? И был ли вообще в проекте?»

За справедливость!
За справедливость!
10 октября 2018 07:07
Ответить на  Смотрящий в даль

И не только ветераны. Например, начальник УВД Минского облисполкома генерал-майор милиции КОВАЛЬЧУК Александр Александрович. На сайте УВД фото, где на груди генерала планки медалей — 12 штук. А там же по тексту «Имеет государственные награды: медали «За безупречную службу» 3-й (2008 г.) и 2-й степени (2014 г.)». Т.е. 10 планок каких-то не понятных медалей, которые даже не сочли нужным упомянуть на официальной странице!

Житель
Житель
5 октября 2018 18:38

А кроме него были на Случчине полные кавалеры? Помню в 70-е годы ходил один такой по Слуцку со стороны центра на вокзал и потом по-моему на дизель. Никто не спрашивал, а теперь время ушло…