За последнюю неделю почти каждый случчанин вспомнил про Чернобыль. Многие даже стали актёрами, чтобы правдивую историю об этой катастрофе увидели во всей стране. «Кур’ер» разыскал человека, который видел всё это не на киноплёнке, а своими глазами. Станислав Токмаков в 1986 году вместе с сослуживцами побывал в Хойниках в тот самый день, когда взорвался атомный реактор в Чернобыле.

 

Первый день Чернобыля и огромное поле одуванчиков, которое убивало. История слуцкого прапорщика
Фото: Ольга Кононович

Случчанину Станиславу Токмакову сейчас 66 лет. На заслуженный отдых ушёл со званием «старший прапорщик». Служил в Германии, воевал в Сирии.

Реклама

В конце 80-х Станислав служил начальником хранилища вооружения дивизии в Слуцке. Вечером 26 апреля 1986 года, как обычно, вернулся домой после службы. Дома его ждала жена и двое детей. Около десяти часов вечера в квартире Токмаковых раздался телефонный звонок.

— Я снял трубку и услышал низкий голосовой сигнал: «Сбор. Сбор. Сбор». Так нас оповещали в случае тревоги. В то время телефон был не у каждого в квартире, и за многими офицерами отправляли посыльных солдат. Супруга уже привыкла к военному положению в доме, поэтому никогда не задавала лишних вопросов, — вспоминает Станислав.

 

Первый день Чернобыля и огромное поле одуванчиков, которое убивало. История слуцкого прапорщика
Иллюстративное фото. Колонна военной техники во время съёмок сериала «Чернобыль». Фото: Алесь Достанко

В части офицерскому составу сказали, что в Хойниках проходят учения. Командир приказал загрузить 15 машин имуществом медико-санитарного батальона. А это не только медикаменты, но и военные палатки, посуда, одежда и обувь, постельное бельё и прочая утварь для пострадавших от военных действий.

Машины загрузили контейнерами за полчаса, сопровождающим выдали сухой паёк.

— Я до сих пор уверен, что в тот момент командир дивизии ничего не знал про аварию на Чернобыльской АЭС. Он нас собрал, указал на карте пункт нашего следования и объяснил, что это проверка боеготовности. Но как долго продлятся учения, не сказал, — вспоминает собеседник.

До четырёх часов утра колонна машин ехала в Хойники. Приехали на огромную, как два футбольных поля, лесную поляну, усыпанную жёлтыми одуванчиками.

Руководитель получил команду ждать, водители спрятали машины в лесок, выставили охрану и прилегли отдохнуть. Станислав вспоминает, что вокруг было так тихо, что слышен был даже шум ветра в листве деревьев. Но странным в то утро было солнце. Мужчине казалось, будто оно горит.

Первый день Чернобыля и огромное поле одуванчиков, которое убивало. История слуцкого прапорщика
Фото: pixabay.com

— Когда через пару часов я проснулся и вышел на поляну, то не сразу понял, что происходит. Передо мной на поляне было много девушек. Одни сидели на траве, другие что-то читали, третьи — просто ходили. Некоторые из них плели венки из одуванчиков и украшали ими голову и руки. А вдоль леса стояли 12 автобусов. А немного подальше — несколько чёрных «Волг» и «УАЗов». На поляну всё время подъезжали небольшие грузовые автобусы с мужчинами в военной форме, — рассказывает Станислав.

Станислав заговорил с девушками. Оказалось, что они учатся на последнем курсе Слуцкого медицинского училища. Вместе с ними здесь были девушки из Копыля, Любани и других городов Минской области.

Через пару минут к Станиславу подошел начальник и приказал в срочном порядке увести с поляны всех девушек, потому что должны были прилететь более высокие руководители. Они прибыли с приборами для измерения радиации.

— Я спросил у начальника химслужбы, что всё же здесь происходит. А он навёл мне на сапоги прибор и сказал: «Смотри». Прибор издал громкий пронзительный визг, а стрелка на датчике зашкаливала, — рассказывает мужчина.

Начальник химслужбы рассказал, что на Чернобыльской АЭС произошла авария. И что информация пока засекречена и никто ничего не знает. Кроме тех, кто находится на этой поляне.

Первый день Чернобыля и огромное поле одуванчиков, которое убивало. История слуцкого прапорщика
Иллюстративное фото. Во время съёмок сериала «Чернобыль». Фото: Алесь Достанко

Станиславу показалось, что девушки-медики отреагировали на новость легкомысленно. Он подошёл к своим коллегам и приказал разгрузить машины. А потом рассказал, что вокруг них «летает» огромное количество радиации.

— Весь наш оптимизм как ветром сдуло. Ведь, по большому счёту, всё, что мы знали о вреде радиации, так это то, что она сильно влияет на потенцию и детородную функцию. Ребята стали обсуждать это между собой, подшучивать. А я стоял и думал, что ничего страшного — у меня уже есть двое детей. Подумаешь, я закончусь, как мужчина. А что же будет с этими молоденькими девчатами, чем это для них обернётся? — вспоминает Станислав.

Несмотря на такие новости, жизнь на поляне кипела. Парни знакомились с девушками, разговаривали, смеялись. Люди не боялись есть в загрязнённой зоне.

В 16.00 руководитель отдал приказ автоколонне возвращаться назад в часть. А сам должен был остаться в Хойниках. Когда машины уезжали с поляны, парни видели, что девочки-студентки медучилищ шли переодеваться в палатки санитарного батальона.

По дороге в Слуцк ребята переговаривались по рации, чем можно понизить уровень радиации. Кто-то предложил купить томатного сока и «почистить» кровь. Остановились у магазина в одной из деревень неподалёку от Хойников. На крыльце сельского магазина сидела бабулька.

— Я помню, кто-то из ребят спросил, открыт ли магазин. Женщина ответила: «Сынки, продавщица побежала детей спасать. Конец света же». Но сок всё же продала нам, а деньги оставила в кассе. А ещё мы купили 1,5 ящика красного вина, которое пили всю ночь у костра на стоянке в лесу. Ведь подводникам его дают, чтоб снизить уровень радиации. Не знаю, может быть, это нас спасло, — рассказывает Станислав.

Первый день Чернобыля и огромное поле одуванчиков, которое убивало. История слуцкого прапорщика
Фото: pixabay.com

Спустя год после взрыва на Чернобыльской АЭС Станислав ехал в Слуцке в городском автобусе. Его окликнула молодая девушка. Она улыбнулась и спросила, помнит ли он Хойники. Станислав узнал одну из девушек-студенток с той самой поляны. Только выглядела девушка странно: была в платке и очень бледная. Оказалось, она получила большую дозу радиации и у неё был рак. Потом он узнал, что та девушка умерла. Станислав уверен, что Чернобыль изменил многих, кто тогда побывал на хойницкой поляне. К счастью, ни у кого из слуцких парней, которые там побывали, не было таких заболеваний.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии