Памяти Александра Куллинковича. И что изменил всего лишь один его вопрос президенту Беларуси

1

Я слушал «Нейро Дюбель» ещё со школьных времён. Тогда записи этой группы среди слуцкой молодёжи распространялись ещё на кассетах. Подпольно. Это было частью местного андеграунда. Мы приходили в гости друг к другу, ставили плёночные кассеты на запись. Часто качество записей было очень ужасным из-за того, что копировали «копии копий копий кассет». Но это были мелочи.

Я точно знаю, что среди случчан есть те, кто слушали и слушают эту группу, и были на её концертах. И для них солист Александр Куллинкович – не просто имя какого-то очередного певца. Можно много говорить о его творчестве, по-разному относиться к панк-року и матерным словам в его песнях. Кто-то даже скажет: да, был хулиганистым  панком в творчестве, но по жизни был тихим, скромным и даже чересчур добрым человеком.

Я не знал его лично, хотя, будучи уже журналистом, мельком пересекался с ним. Но в любом случае, новость о его смерти задела. Ведь с его песнями и публикациями связано много воспоминаний. Но запомнился Александр Куллинкович не только этим.

Реклама

В январе 2013 года на пресс-конференции Александра Лукашенко Александр Куллинкович задал президенту вопрос: «Почему существуют эти „чёрные списки“ деятелей культуры?». Он имел в виду некие предполагаемые списки, из-за которых многие белорусские музыканты почти или вообще не могут выступать в своей родной стране.

Тогда президент ответил, что ничего о «чёрных списках» не знает и поручил Андрею Кобякову и Александру Радькову доложить о них. Лидер «Нейро Дюбеля» отнёсся к подобному заявлению скептически, но 6 мая 2013 года в клубе «Re:Public» состоялся концерт-фестиваль «День Радио», на котором впервые за полуторагодовое существование клуба группа открыто выступила под своим названием.

Больше мне сказать нечего.

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
мама Киндера
мама Киндера
4 августа 2018 20:13

м-да…шкада, малады…светлая памяць…
и за это ничего не будет…