Начало войны в Слуцке глазами очевидцев. Кто погиб первым

НАЧАЛО ОККУПАЦИИ. Июнь 1941 года. Первыми к Слуцку подошли танковые колонны немецкого генерала Гейнца Гудериана. Фото из архива «Кур'ера»
НАЧАЛО ОККУПАЦИИ. Июнь 1941 года. Первыми к Слуцку подошли танковые колонны немецкого генерала Гейнца Гудериана. Фото из архива «Кур'ера»
Реклама

77 лет назад началась Великая Отечественная война. Уже 26 июня танковые колонны немецкого генерала Гудериана стояли на западных окраинах Слуцка. Полностью город был захвачен следующим утром, на шестой день войны.

Для его жителей эта неделя оказалась катастрофой: бомбёжка, отсутствие правдивой информации, неразбериха, потоки отступающих военных и беженцев, вылазки диверсантов, массовые пожары и неопределённость.

Картину тех трагических дней дополняют воспоминания очевидцев, собранные слуцкими краеведами в последнее десятилетие.

Два похода в Слуцк. Воспоминания случчанина Николая Александровича Копко

Реклама

Мы жили тогда в деревне Василинки. В воскресенье 22 июня мать и отец утром ушли в Слуцк на базар. Вернулись рано, рассказав, что люди говорят о начале войны с Германией. О том, что это так, все убедились к вечеру.

Назавтра односельчане начали резать скот и прятать ценные вещи. Вскоре через деревню хлынул поток беженцев в направлении на Минск. Отец послал меня в Слуцк узнать, где его родной брат. На квартире его не оказалось, а соседи сказали, что дядька ушёл на призывной пункт, который располагался в педучилище. В районе городского парка бежали люди. Они говорили, что прилетел немецкий самолёт. Я испугался и решил вернуться домой. Призывной пункт тогда действительно разбомбили, погибло немало людей. По дороге в Василинки видел в небе строй немецких самолётов, насчитал их четырнадцать. Позже, во время оккупации, в кинотеатре на улице Садовой смотрел что-то похожее в немецкой кинохронике. Мне показалось, что это та самая армада, которая летела над Слуцком.

В четверг отец меня опять послал в город узнать что-либо о судьбе его брата. Шёл уже не через поле, а по улице 14-ти Партизан. Многие дома были сожжены. На перекрёстке с Пролетарской стоял сожжённый автомобиль. К нему подходили люди, подошёл и я. Картина оказалась ужасной. В кабине находились два убитых солдата. Тела их были обгоревшие, а склонившиеся головы прикрыты руками.
Дальше по главной улице разрушения оказались ещё сильнее — ни одного уцелевшего дома. Пожарища продолжали дымиться. Тут уж не до поиска, и я вернулся в Василинки.

На следующий день утром в деревню пришли немцы. Проверили все хаты, а заодно прихватили у людей сало, колбасы, яйца, молоко и хлеб. Перед уходом они устроили в деревне обед под открытым небом.

Короткий бой. Воспоминания случчанина Александра Яковлевича Лысого

В первые дни войны Слуцк представлял собой людской муравейник. Толпы гражданских, военных. Все суетятся. К исполкому подвозили документы в сейфах, на следующий день опять их загружали в машины и увозили.

В день захвата города я сидел дома и смотрел в окно. Слышно было, что где-то в центре разгорелся бой. Мимо нас проскочила в ту сторону пара полуторок с пулемётами на крыше кабины. Вскоре и наш дом оказался в зоне обстрела. Отряд красноармейцев окопался прямо на «Штанах».

Началась стрельба. Немцы подтянули танки. Бой оказался недолгим. Мне хорошо было видно из окна, как оставшиеся в живых красноармейцы выходили из окопов, подняв руки. На этих позициях немцы сразу же расположили свои танки.

И вдруг появились наши самолёты. Среди немцев-танкистов началась паника. Они выскакивали из машин и бежали в поле ржи, что было в районе «Ямполя». Но у лётчиков, скорее всего, не было бомб. Обстреляли они вражеские позиции из пулемётов и ушли на восток. В последующие дни я из любопытства ходил в центр города. Одна из полуторок, которая проехала мимо моего дома, стояла сгоревшая в районе улицы 14 Партизан, рядом лежали убитые наши солдаты. На площади со стороны сквера стояла пушка, та самая, из которой двое красноармейцев подбили, как потом выяснилось, три немецких бронетранспортёра. Убитых рядом я не видел. Чуть поодаль лежал мёртвый боец.

Больше всего сгоревших домов было на улице Пролетарской — от центра города до улицы 14 Партизан.

Центральная площадь города. Фото из архива газеты «Кур'ер»

Разгневанный маршал. Воспоминания Александра Калиновского, жителя Волковыска

В начале войны он с отступающей частью оказался в Слуцке и рассказал, что видел там маршала Кулика: «Наше внимание привлёк высокого роста командир, который стоял в центре города и наблюдал за потоком отступающих войск. «Маршал! Маршал», — пронеслось в толпе. Подняв обе руки, стиснутые в кулаки, маршал кричал: «Куда вы бежите, как скот?» Около маршала неожиданно оказался подросток в военной форме, так называемый «сын полка».

«Товарищ маршал, — обратился парень к полководцу. — Мы уже три дня не ели. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы нас обеспечили продовольствием». Давая разрядку своему гневу, маршал крикнул адъютанту в звании капитана: «Расстрелять провокатора и паникёра!» Капитан тут же выхватил пистолет и на глазах у солдат выстрелил в «сына полка». Толпа ахнула".

Эта история может показаться невероятной. Однако жители слуцкой деревни Повстынь рассказывали, что в первые дни вой­ны маршал Кулик вместе со своей охраной останавливался здесь. Умылся у колодца, передохнул и отбыл в неизвестном направлении.

Сорванная эвакуация. Воспоминания случчанина Ивана Васильевича Прохорика

Начало войны я встретил в деревне Большое Быково, где жила моя семья. Мать и старшие сёстры стали собирать вещи и связывать их в узлы, чтобы в любой момент можно было вынести из дома. Когда вышли на улицу, то увидели в небе самолёты, летевшие строем. Этот нескончаемый поток с небольшими перерывами продолжался около пяти часов.

Утром следующего дня председателем была дана команда вести колхозных свиней на железнодорожную станцию Слуцк для погрузки в вагоны и дальнейшей эвакуации. Из Большого Быково было сформировано шесть пово­зок. Мой отец принимал участие в погрузке и сопровождении.

По его рассказам, когда прибыли в Слуцк, то на железнодорожной станции к вагонам уже была большая очередь. Стали ждать. Через какое-то время налетели немецкие самолёты и начали бомбить станцию. Лошади испугались, стали метаться, переворачивать повозки. Во время бомбёжки было убито и ранено немало людей. С нашего колхоза никто не пострадал, только были ранены пару лошадей. Со всем, что уцелело, люди из Слуцка вернулись назад в деревню.


Вид на здание архива. На дальнем плане нынешняя детская поликлиника. Фото из архива газеты «Кур'ер»

Интересные факты о первых днях войны в Слуцке

♦ Первая жертва

Рано утром 22 июня на Слуцк была сброшена первая бомба. Она попала в дом на улице Базарной. Был убит молодой парень. Жители города рассказывали, что он пришёл домой с вечеринки и включил свет. Тем же взрывом был тяжело ранен сосед, оказавшийся на улице.

♦ Удар по объектам

В первые дни войны бомбардировке подверглись железнодорожная станция, призывной пункт, мост в районе деревни Ячево, через который подвозился торф на электростанцию, и улица Пролетарская (от площади до перекрёстка с улицей 14 Партизан), по которой отступали красноармейцы.

♦ Оборонительные бои

Входящая в состав Западного фронта 4-я армия пыталась организовать оборону западнее Слуцка. Но на создание рубежа не хватило времени. В городе оставили отряды прикрытия. Они дали бой немцам на реке Лакнея, на площади и в районе развилки, которую горожане называют «Штаны».

♦ Спорный день

Первыми к Слуцку подошли танковые колонны генерала Гудериана. В книге «Воспоминания солдата» он писал: «26 июня; 12 час. 30 мин. 24-й танковый корпус сообщил о взятии Слуцка. Это было большим успехом командования и войск корпуса». Однако полностью город был захвачен 27 июня.

♦ Вымысел оккупантов

Занявшие Слуцк немцы растиражировали сообщение, что город едва ли не полностью был сожжён отступающими. Это не так. Большинство общественных зданий и предприятий оказались нетронутыми. Наибольший ущерб городу нанесли последующие обстрелы и бомбардировки.

В тему: Слуцк в годы войны: кто разрушил город

Реклама