«Главное — не подвести товарища». Случчанин рассказал о службе в армии

0
Случчанин Илья (слева) и его «братишка»Дмитрий прошли армейскую школу с 2014 по 2016 год в 3-й отдельной Краснознамённой бригаде специального назначения Фото предоставлено героем публикации
Случчанин Илья (слева) и его «братишка»Дмитрий прошли армейскую школу с 2014 по 2016 год в 3-й отдельной Краснознамённой бригаде специального назначения Фото предоставлено героем публикации

Случчанин Илья служил в армии с 2014 по 2016 год в 3-й отдельной Краснознамённой бригаде специального назначения. Он пошёл в армию с желанием не просто отбыть срок, а вынести максимальную пользу для себя. Илья рассказал «ІК», как попал в спецназ, какие трудности преодолел и как рождается армейское братство.

Первый день в армии

Выехали с места сбора в 7 утра, а приехали в часть в 5 часов вечера. Нас, человек 300, постригли наголо, сводили в баню, выдали форму. Был ноябрь, поэтому стемнело рано. Повели в столовую, там мы развернули «ссобойки», нам приказали всю еду съесть, но половину отдали старослужащим, потому что запасов было много для одного раза. Потом погрузили на грузовики и повезли в учебный центр «Воловщина».

Часть была расположена в лесу, полная темнота, телефоны не ловили. Всех построили. Потом начали вызывать: «Кто спорт­смены — 10 шагов вперёд!», «Кто водители — 10 шагов вперёд!» и так далее. Я занимался плаванием, поэтому попал в первый отбор.

Реклама

Нас разместили в кирпичной казарме на 100 человек, там стояли двухъярусные кровати. Из удобств — свет, холодная вода, учебная комната, телевизор. «Что-то из 90-х», — подумалось тогда.
Весь первый день я воспринимал не как реальность. Казалось, вот проснусь и окажусь снова дома.

К чему трудно привыкнуть

В 6 утра — подъём, на зарядку. В столовой давали какую-то жёлтую кашу с курицей. Недели две армейскую пищу не мог есть, трудно привыкнуть после домашней. Но со временем привык. Нормально.

Психологически было трудно привыкнуть к смене обстановки, жёсткому режиму, новому коллективу. Не скажу, что нагрузки были чрезмерные, больше строевая.

Не все требования сержанта казались мне тогда правильными и справедливыми. Я думал примерно так: «Я молодой, он — тоже. Почему я должен выполнять его приказы?» Таких с характером, как я, он старался чаще отправлять на уборку, даже вне графика. Сейчас я думаю, что это был способ приучить молодёжь к дисциплине и выполнению приказов.

Начало службы. «Не моё»

Через месяц после КМБ (курс молодого бойца) я попал во внутренние войска, патрульно-постовую службу. Мы ходили по Минску, задерживали нарушителей общественного порядка, пьяных, ездили по домам, когда вызывали на домашние разборки. Это было не моё.

Потом меня направили в школу сержантов. Именно там произошёл случай, который изменил мою армейскую жизнь.

Помог случай и решительность

Во время одного занятия в класс вошёл полковник и спросил: «Кто хочет попасть в часть 3214 (спецназ). Из ста человек поднялся я один. Он пригласил меня в кабинет, приказал раздеться. После этого сказал: «Ты понимаешь, что будет очень сложно. Там сплочённый коллектив, поэтому многое зависит от тебя». Я сказал, что понимаю, но хочу там служить.

Я вернулся в часть и только через месяц пришёл документ о моём переводе. Надо сказать, что в войсках не приветствуется, когда из одной части переводят в другую. Поэтому мне написали плохую характеристику. После прибытия в бригаду особого назначения командир просто её порвал.

В спецназе свои традиции

В спецназе все, кто служит в одной роте, — это одна семья, где каждый отвечает не только за себя, но и за весь коллектив: «Один за всех и все за одного». Друг друга принято называть «братишками». Новичка принимают настороженно. Нужно как можно быстрее привыкнуть к сложившемуся порядку и требованиям, но вести себя с достоинством.

Нагрузки в спецназе не сравнить с теми, что были раньше. Первое время у меня болело всё тело, от кончиков пальцев до шеи, нагрузки были серьёзные.

Передвигались по части бегом, шагом — только в столовую.

Требования к внешнему виду тоже были строгие. Например, старшина проверял стрижку так: если мог захватить волосы пальцами — значит, длинные, поэтому брить голову приходилось почти каждый день.

Были определённые запреты и правила: нельзя проносить мобильник с камерой и интернетом (все телефоны простые, они хранились у командира роты), материться, разговаривать на занятиях, в столовой — нужно съедать всё и другие. Порядок требовали во всём.

Как наказывали за нарушения

За нарушения наказывали усиленной физической нагрузкой. Если замечен за разговорами на занятиях, то отжимаешься на кулаках несколько часов.

Самое страшное было подвести своего товарища, ведь за проступок одного наказывали всю роту. Например, если один допустил мат, то вся рота должна была бежать марш-бросок с полной выкладкой (а это примерно 30 кг.). За более серьёзный проступок — тот же марш-бросок, только нарушителя надо было нести на носилках бегом.

Мобильные хранились у командира в запертом шкафу. Телефоны разрешались только простые, без интернета и видеокамеры. Один из служащих пронёс «навороченный» телефон. И его за это наказали: сделали портфель весом 30−40 кг, он месяц ходил с ним.

Среди нас не было таких, кто не воспринимал эти требования или возмущался.

Это действовало очень сильно. Угнетало чувство, что из-за тебя страдают «братишки». Из таких моментов и строился коллектив.

О свободном времени

Свободного времени был час. Можно поговорить по телефону с родными, поиграть на гитаре — кому что нравилось. Кроме физической подготовки и специальной учёбы, были идеологические занятия, обсуждения новостей, водили в кино. Были увольнительные.

О «дедовщине»

«Дедовщины» у нас не было. Времени для глупостей просто не оставалось.

Среди командиров было много спортсменов. В подразделении СОБР служил 16-кратный чемпион мира по тайскому боксу. Было на кого равняться и к чему стремиться.

Во время службы многие хотели сдать нормативы и получить краповый берет. Я тоже пытался, но не получилось. Из 153 человек моего призыва сдали только 20.

«Вот и всё!»

Дембель тоже запомнился. В нашей части есть традиция: на взлётной полосе все становятся в шеренгу, кладут руки на плечи друг другу и двигаются до памятника герою. Звучит команда «равнение налево», поочерёдно называются месяцы службы. В конце все скандируют: «Вот и всё!» Потом направляются к КПП, там по команде все делают 40 отжиманий. Потом ворота открываются, вся шеренга делает три строевых шага, скандируя: «Вот и всё!» Теперь уже действительно всё. Встреча с родными и домой.

Я думаю, что не стоит бояться армии. Я не жалею о проведённом там времени. Когда преодолеваешь трудности, физические нагрузки, то доказываешь самому себе, на что ты способен, становишься увереннее, меняется характер, больше надеешься на себя. Я горжусь, что служил.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии