Получили приказ: усмирить «мирный» атом

0
Фото из личного архива Михаила Тарасевича
Фото из личного архива Михаила Тарасевича

«Взорвался реактор Чернобыльской атомной станции», — эти слова, сказанные майором Дичковским 26 апреля 1986 года на вечернем инструктаже, стали для сотрудников Слуцкой милиции первым известием о трагедии.

Дальше всё разворачивалось по сценарию военного времени. Был создан сводный отряд УВД Минского облисполкома. В него вошли милиционеры Случчины, Старых Дорог, Любани, Копыля и других райотделов.

В числе первых ликвидаторов в Чернобыль уехали офицеры: Нимира В. А., Александрович А. А., Черкас Н. Л., капитан Сиренко Н. А., Брагинец Н. А. Срочно были определены контрольно-пропускные пункты и маршруты патрулирования по деревням.

Реклама

Наряду с милиционерами, первыми встали в строй медицинские работники и военнообязанные работники других специальностей.

В тему: Врач-ликвидатор из Слуцка: «Я сразу понял, что жить здесь нельзя — дозиметры зашкаливали»

Все, кто служил в армии, теоретически понимали, что такое радиация и чем чревато её воздействие на человека. Были известны последствия бомбёжки американцами Хиросимы и Нагасаки. Разумеется, никто не читал научную литературу, не был знаком с результатами испытаний атомных бомб на Семипалатинском полигоне.

Мы знали самые общие сведения о световом излучении, ударной волне, радиоактивном заражении местности. И не более того!

Я помню, как заместитель начальника сводного отряда Владимир Волосевич и командир 3-го взвода старший лейтенант милиции Иван Рябцев постоянно предупреждали: «Будьте предельно осторожны».

Весной в Тишково Наровлянского района приехали учёные из Академии наук. С ними, в частности, разговаривал Владимир Волосевич. Представители академии отмечали, что не были готовы к подобной ситуации, не предполагали, что авария такого масштаба может произойти! Кто-то сказал, что картина Чернобыльского разрушения сравнима разве что с периодом Великой Отечественной войны.

Прошло больше тридцати лет, но картины опустошения до сих пор стоят перед глазами тех, кто побывал в местах, затронутых Чернобыльской катастрофой. Более 100 слуцких милиционеров приняли участие в ликвидации Чернобыльской аварии, а семьдесят два сотрудника — в самый опасный период.

Ликвидаторам я посвящаю свои стихи.

На страже…

Тревожные вести пришли в каждый дом,
Одна за другой —
всё важнее.
Беды, что рванула
в восемьдесят шестом,
Для нас не случалось страшнее.
Отделы поставили
все «под ружьё»:
И первыми шли
комсомольцы,
Там не было так,
что «моё, не моё».
Ведь были мы все
добровольцы.
Лишь раз кто-то
крикнул: «Я не пойду!
Детишки ещё
не родились…»
Взорвался Чернобыль
на нашу беду,
И дружно все люди
сплотились.
Смотрю я на фото —
отряд молодой!
Все тридцать суровы,
«на страже».
Как жаль, что их много ушло на покой,
На вечный… уходят… однажды.
В том первом отряде так ясны черты,
Которыми будем
гордиться.
Мы были как братья,
со всеми на «ты»,
Им в ноги хочу
поклониться!
Мы долгу, присяге
так были верны,
Мы честно народу
служили.
И подвиг героев,
и слёзы вдовы
Хочу я, чтоб все оценили!


Все публикации на тему Чернобыльской трагедии — здесь.


Милиционеры, пожарники, медработники, военнослужащие… Они видели пейзажи, словно из страшных сказок… Фантастические масштабы работ, смертельная пыль, порыжевший лес, синий туман… Только врагом был не Змей Горыныч, а враг невидимый.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии