Девушки с «мужскими» профессиями: таксистка и телеоператор

3
Надежда Кунтыш хотела бы научиться водить большие грузовики, но работать дальнобойщиком пока не пошла бы: маленьким детям нужна мама, которая рядом каждый день. Фото: Олеся Белая

Марина Артющенко — телеоператор из Солигорска. Она каждый день носит семикилограммовую аппаратуру, работает на глубине 450 метров и на высоте 78 метров. Таксист Надежда Кунтыш из Слуцка работает таксистом полгода. Она не боится пьяных пассажиров и ночных смен. Обе девушки выбрали «мужскую» работу, несмотря на все связанные с ней трудности, просто потому что мечтали о ней.

Фотограф-оператор

Фото: Олеся Белая
Фото: Олеся Белая
У 35-летней Марины Артющенко «всего по два».

Два высших образования: одно — на факультете белорусской и русской филологии в БГПУ имени Танка, другое — в институте журналистики БГУ по направлению «Журналистика (печатные СМИ)».

Две работы — помимо основной (телеоператор Солигорского телевизионного канала), она подрабатывает в газете «Шахтёр» корреспондентом, чтобы хватало денег на семью. Двое детей — пятнадцатилетний Степан и тринадцатилетняя Рената.

Дочка Марины Рената часто забегает к маме на работу. Фото: Олеся Белая
Дочка Марины Рената часто забегает к маме на работу. Фото: Олеся Белая
Перед тем как стать оператором, Марина четыре года работала в «Шахтёре» фотографом. Операторскому искусству училась на практике, прошла курсы в Институте журналистики. Девушки-операторы на СТК не редкость. Вместе с Мариной какое-то время работала Яна Жук, а до неё — Наталья Крываль.

Реклама

Марине удаётся совмещать работу и семью, потому что дети уже взрослые и самостоятельные, могут сами себя обслужить. Марина зарабатывает на уровне мужчин в своей профессии, и деньги на «вкусности» для детей всегда есть.

Иногда люди удивляются при виде оператора-девушки. «Мужчины включают „режим рыцаря“ и пытаются взять сумку с камерой или штатив, как будто для меня это непосильная ноша и только их помощь может избавить меня от тягот», — говорит девушка.

Оператор Марина Артющенко в студии СТК следит за текстом телесуфлера и речью диктора. Фото: Олеся Белая
Оператор Марина Артющенко в студии СТК следит за текстом телесуфлёра и речью диктора. Фото: Олеся Белая
Работа телеоператора не только творческая, но и «физическая»: нужно постоянно носить на себе камеру, штатив. Всё вместе весит больше семи килограммов. Одна камера — около пяти. Марина шутит, что за годы работы хорошо подкачала бицепсы. Но главный плюс в работе — это интересные съёмки. Вместе со своей камерой Марина спускалась в шахту рудоуправления ОАО «Беларуськалий» на глубину 450 метров, поднималась в люльке на подъёмнике на высоту купола Солигорского христорождественского собора (78 метров), неслась на катере по Солигорскому водохранилищу, снимая работу спасателей на водах.
Телеоператору Марине Артющенко приходится работать как «в поле», выезжая на съёмки, так и в студии телеканала, управляясь со сложной техникой. В данном случае – с телесуфлером.
Телеоператору Марине Артющенко приходится работать как «в поле», выезжая на съёмки, так и в студии телеканала, управляясь со сложной техникой. В данном случае — с телесуфлёром.
Приходилось «сражаться» со стихией. «Снимала циклон Хавьер: снег сверху, снизу, сбоку — везде. Холодище, ветер „нежно“ треплет арматуру, пытаюсь удержаться за штатив с камерой и одновременно закрываю их собой», — вспоминает Марина март 2013-го.

За время работы оператором девушка выработала в себе такие «мужские качества», как умение быстро собраться, неприхотливость, пунктуальность и стремление досконально разобраться в том, как работают техника и механизмы.

Больше всего девушка не любит снимать трупы. Однажды она выезжала на съёмку аварии, в которой погиб велосипедист — его буквально «размазало» по дороге. Во время съёмки Марина не узнала погибшего, но позже выяснилось, что это был её знакомый. С тех пор старается на такие случаи не ездить, благо есть другие операторы, которые соглашаются на эту работу.

Часть сюжета, когда корреспондент говорит в кадре, называется на телевизионном жаргоне «Стенд-ап». Он иногда записывается отдельно от остального материала. В объективе Марины Артющенко – Марина Никитенко, её коллега и подруга. Фото: Олеся Белая
Часть сюжета, когда корреспондент говорит в кадре, называется на телевизионном жаргоне «Стенд-ап». Он иногда записывается отдельно от остального материала. В объективе Марины Артющенко — Марина Никитенко, её коллега и подруга. Фото: Олеся Белая
Коллеги-корреспонденты Марины говорят, что она более ответственная и оперативная, чем операторы-мужчины.

«Я просто стараюсь работать эффективно, честно и порядочно, — комментирует девушка. — Моя работа — это часть общего труда. Мы все зависим друг от друга — операторы, корреспонденты и монтажёры. Поэтому каждый старается сделать свою работу хорошо».


Водитель слуцкого такси

Фото: Олеся Белая
Фото: Олеся Белая
В детстве 26-летней Надежде нравилось смотреть, как её папа ремонтирует свой мотоцикл. Но больше нравились автомобили, всегда хотелось научиться водить. Девушка рано вышла замуж, в девятнадцать лет родила сына Ивана, а в двадцать — выучилась в автошколе. Потом родилась дочка Алеся, и Надежда какое-то время занималась только воспитанием детей.

По образованию девушка штукатур-маляр, но по профессии работать её не отпустил муж, потому что труд строителя связан с разъездами, командировками, пылью и грязью.

В такси тоже не хотел отпускать: немного ревновал к будущим клиентам. Но Надежда объяснила мужу, что общаться с людьми ей пришлось бы на любой работе, и всё-таки исполнила свою давнюю мечту — устроилась водителем.

Фото: Олеся Белая
Фото: Олеся Белая
Между собой таксисты друг друга называют не по именам, а по числам-позывным. Надежде сказали, что девушкам в компании дают позывные-дубли, то есть две одинаковые цифры. Она выбрала 44. Потом в интернете нашла информацию о значении четвёрки — оказалось, что это счастливое число, приносящее удачу.

Работа Надежде нравится. Благодаря скользящему графику можно уделять внимание детям — забирать из школы, ходить с ними на утренники и концерты. Во время поездок можно пообщаться с совершенно разными людьми.

«Ко мне в машину может сесть и врач, и простой рабочий. С каждым общаешься по-разному. Узнаю последние городские новости — иногда даже раньше, чем успеваю отследить их в интернете. Например, недавно случилась авария: машина недалеко от рынка съехала в кювет — и мне об этом рассказал клиент. А потом я увидела эту новость на сайте. Клиенты все хорошие, не было с ними никаких ссор. Возможно, это связано с тем, что к женщинам-водителям относятся более снисходительно».

Пассажир такси, военнослужащий Сергей к девушкам за рулем относится хорошо. Он считает, что женщины-водители ездят спокойнее, чем мужчины, а все байки об «обезьянах и гранатах» - неправда. Фото: Олеся Белая
Пассажир такси военнослужащий Сергей к девушкам за рулём относится хорошо. Он считает, что женщины-водители ездят спокойнее, чем мужчины, а все байки об «обезьянах и гранатах» — неправда. Фото: Олеся Белая
Ярче всех остальных клиентов Надежде запомнилась одна бабушка, которая ехала в церковь. По дороге пожилая женщина говорила, что первый раз в жизни едет с девушкой-водителем, похвалила её и захотела познакомиться.

Некоторые клиенты-мужчины хотят познакомиться, начинают флиртовать, но Надежда сразу пресекает такие попытки, говорит, что она на работе, замужем и что у неё есть дети: «Я общаюсь только на уровне „клиент-водитель“. Если человеку нужно выговориться — выслушаю. Со временем научилась немножко разбираться в людях: когда человек садится в машину, по нему видно, хочет он поговорить или нет».

Кроме неё в фирме работает только одна женщина-водитель, а коллеги-мужчины, по её словам, отличаются чувством юмора. На пересменках таксисты пьют кофе, рассказывают друг другу анекдоты и байки.

Фото: Олеся Белая
Фото: Олеся Белая
Во время ночных смен Надежда слышит почти от всех клиентов один и тот же вопрос: «Вам не страшно?».

«Мне уже хочется повесить в машине табличку „Мне не страшно ездить ночью“. Объясняю людям, что каждому своё. Я бы не смогла работать, например, в офисе или в магазине. Не могу сидеть на одном месте. Для меня жизнь — это движение», — говорит таксист.

Пока у Надежды не было проблемных пассажиров — нетрезвых, или тех, кто отказывается платить. Но она уверена, что справится с любой проблемой: работа выработала такие качества, как собранность, внимательность и умение быстро реагировать в непростых ситуациях.

Надежда Кунтыш хотела бы научиться водить большие грузовики, но работать дальнобойщиком пока не пошла бы: маленьким детям нужна мама, которая рядом каждый день. Фото: Олеся Белая
Надежда Кунтыш хотела бы научиться водить большие грузовики, но работать дальнобойщиком пока не пошла бы: маленьким детям нужна мама, которая рядом каждый день. Фото: Олеся Белая
В планах Надежды — выучиться на остальные водительские категории и получить профессиональные права.

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
ППШ-41
ППШ-41
8 марта 2017 12:36

Дамы разные нужны
Дамы разные важны
И таксист, и билетер
Оператор и актер
Повар нужен и певица
И швея и продавщица
Даже женщина-штангист
Дзюдоист и сумоист
Всех важней на свете мать
Дай вам бог детей рожать
Чтоб здоровья всем хватало
Нести женское начало
Чтоб любили мужики
Не встречались му. аки))
https://uploads.disquscdn.c

Александр
Александр
8 марта 2017 23:43

Правильно написали о профессии — в кавычках. Кто сказал, что это мужские? Чисто женские… Тогда расскажите о женской профессии — шпалоукладчицы или штукатура на стройке…

Доброжелатель
Доброжелатель
28 апреля 2017 09:00

Надежда Кунтыш родила в 19?) Ахахах. До 17 она родила 😇
И училась в школе так, что в офис никто бы не взял. Так что не надо тут рассказывать о мечте, которая сбылась.