Ехал я не за туманом, а за большим рублём

4

Интересным собеседником оказался мой сосед в автобусе. Вот только дорога от города до гаражей показалась короткой. Но то, что он успел рассказать, было интересным.
«Работал я на должности инженера на 4-м калийном комбинате с окладом в 175 рублей, — начал свой рассказ Иван Протасеня. — Были иногда добавки к зарплате. Хотя и на эти деньги в то время из-за дефицита товаров ничего нельзя было купить, но всё равно безденежье очень давило на жизнь. И тут познакомили меня с товарищем, который работает на Чукотке. «Приезжай, — сказал он, — заработаешь большие деньги». В июне 1985 года я уехал.

В путь

С Москвы добрался до Анадыря. Но самолёт из-за погодных условий сделал посадку в Магадане. Мне, выросшему в Беларуси, было очень интересно видеть каменистые сопки, посмотреть сам город.

Часов через десять вылетели в Анадырь. Дальше до места назначения в старательскую артель «Горизонт» Иультинского горно-обогатительного комбината имени Ленина доехали благополучно на спецавтобусах, оборудованных на базе автомобилей «Урал». Ехали всё ближе к Северному Ледовитому океану.

Реклама

Коммуна

Меня определили руководителем «прибора». Мой «прибор» — это комплекс оборудования из бульдозеров, промывочного оборудования и насосных станций.

Вспоминая про артель, понимаю, что попал в настоящую коммуну, в которой обеспечивали по потребности, но работать приходилось с полной отдачей.

Здесь специалист не мог получать меньше рабочего. Считаю, что оплата труда была самая честная.

Условия работы по добыче вольфрама, олова и золота

Мой «прибор» находился на сопке примерно высотой 1000 метров. Бульдозеры сгребали грунт вниз на промывочный комп­лекс. В итоге добывали вольфрам, олово и золото.

За год наша артель добыла 180 тонн вольфрама, 140 тонн олова и 21 килограмм золота. Олово здесь же переплавляли в слитки, вольфрам упаковывали в спецбочки, а золото под вооружённой охраной отправляли на переделочный завод на материк.

Артель имела свою теп­лицу, свиноферму, свои рыбаки обеспечивали нас красной рыбой и икрой. Изобилие продуктов как в призрачном коммунизме.

Огромные зарплаты

Конечную зарплату выплачивали по итогам года. На каждый трудодень определялась ставка. В то время она была 50 рублей. У специалистов зарплата увеличивалась на коэффициент, который для меня был 1,2.

За 14 месяцев работы я заработал на карман 19 тысяч рублей. Это чуть больше 1350 рублей в месяц. За это время я имел только три выходных дня.

Тогда, в 80-е, в посёлке Иультин жило много людей, у которых на счетах было по 200 и больше тысяч рублей. Они никогда никуда не выезжали.

Дорога смерти

При горно-обогатительном комбинате работали четыре артели, одна от другой на расстоянии 20−30 км. Все они были открыты до Великой Отечественной войны. В те годы работали здесь исключительно заключённые. С горы, на которой работала артель, внизу между двух сопок виднелись остатки лагеря: догнивающие бараки, обнесённые колючей проволокой.

От посёлка Иультин до порта Залив Креста была дорога, по которой заключённые на себе носили из порта уголь в мешках для обогрева жизненно важных объектов посёлка. Как рассказывали старожилы этих мест, дорога была устлана трупами. После вой­ны её назвали «дорогой смерти».

На что потратил деньги

Вернувшись домой, купил себе автомобиль «Жигули», мебель в квартиру. На счету в банке оставил 5 тысяч рублей. В декабре 2016 года мне Сбербанк вернул эти деньги в количестве 11 копеек. Но я охотно вспоминаю и рассказываю свою историю, как зарабатывал деньги".

Вернувшись в Солигорск, Иван Протасеня благополучно работал до пенсии в ОАО «Беларуськалий».

4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Корректор
Корректор
19 февраля 2017 10:22

«С Москвы добрался до Анадыря.»
«С» можно только Маньки, а здесь — ИЗ Москвы, г-н Амельченя. Какое-то корявое у вас перо.

Редактор
Редактор
19 февраля 2017 16:27
Ответить на  Корректор

Да ладно.

На москву → с москвы
В Маньку → из Маньки

и так, и так нормально получается 🙂

За справедливость!
За справедливость!
19 февраля 2017 19:06
Ответить на  Редактор

Не… Корректор прав. Ошибок на сайте и в газете море. Иногда пишу об ошибках, но последнее время надоело. Видно обнищал Курьер, что не может нанять нормального корректора. Хотя с другой стороны, и на ТУТбае ошибок хватает. Мало ошибок в газетах на белорусской мове, т.к. языка ни кто не знает. Поэтому ошибок не видят. А умные люди знают и хихикают себе под нос…

За справедливость!
За справедливость!
19 февраля 2017 10:31

Надо было ранней редиской торговать и семечками. В те времена это был очень доходный бизнес.