Александр Хаванский: Профессия эксперта создана для меня

1
СНАРЯЖЕНИЕ ЭКСПЕРТА-КРИМИНАЛИСТА. По словам Александра Хаванского, содержимое чемоданчика эксперта включает в себя более пяти десятков наименований. В него входят материалы и инструменты для поиска и снятия следов рук, обуви, транспортных средств, взлома, измерительные приборы и многое другое. Фото: Жанна Авдеева
СНАРЯЖЕНИЕ ЭКСПЕРТА-КРИМИНАЛИСТА. По словам Александра Хаванского, содержимое чемоданчика эксперта включает в себя более пяти десятков наименований. В него входят материалы и инструменты для поиска и снятия следов рук, обуви, транспортных средств, взлома, измерительные приборы и многое другое. Фото: Жанна Авдеева

Есть люди, которые способны видеть то, чего не замечают другие, а найденные ими, казалось бы, неприметные вещи становятся разгадкой в самом запутанном криминальном деле.

Один из таких людей — Александр Хаванский — известен читателям «Кур’ера» как начальник Слуцкого межрайотдела Комитета судебных экспертиз, о котором газета не раз писала в связи с его победами в областных и республиканских ведомственных конкурсах в номинациях «За профессионализм» и «Лучший по профессии». Сегодня поводом для разговора с Александром Хаванским стал его выход в отставку.

В последний день службы подполковника мы поговорили об экспертной работе, о запомнившихся делах и о планах на будущее.

Реклама

Как инженер стал экспертом-криминалистом

Если честно, я всегда мечтал быть офицером, ещё со школы. Поступал в военное училище, хотел стать пограничником. Прошёл все комиссии и даже физподготовку сдал, но «зарезали» из-за роста.

Пришлось вернуться домой в деревню Ивань, работал в колхозе «1 Мая» помощником кузнеца. Потом была армия. После неё — Минский радиотехнический институт, факультет автоматизации и управления. Окончил в 1991 году. Развал Союза, выпускники никому не нужны, слуцкий «Модуль», куда меня распределили, закрывается, работы нет. Что делать?

Пришла мысль: а не пойти ли работать в милицию? Как раз в Слуцком ОВД была введена должность инженера группы оперативной связи и вычислительной техники. Я со своим образованием подошёл.

Первоначальную практику проходил в экспертно-криминалистическом подразделении отдела. Старшим экспертом тогда был майор милиции Виктор Арешко. Он меня спросил: «Фотоаппарат знаешь? Плёнку на катушку наматывать умеешь?» Ответил: «Знаю. Умею». Майор принял у меня экзамен по проявке фотоплёнки в бачке. Я справился. Вот так и стал заниматься фотоделами экспертов: проявлял плёнки, печатал фотографии с мест происшествий.

У экспертов было много профильной литературы, прочитав которую заинтересовался экспертной работой. И как-то незаметно укрепился в своём желании стать экспертом-криминалистом.

В конце 1992 года я получил допуск к осмотру места происшествия. Вскоре случился мой первый самостоятельный выезд на место происшествия. Это был утопленник, долго пролежавший в Случи. Нужно было установить его личность, для этого дактилоскопировать (снять отпечатки пальцев, которых уже фактически не было). Но ничего — справился.

Не появилось ли желание поменять работу? Нет! Ни тогда, ни потом. Экспертам-криминалистам, как и судмедэкспертам, очень важно уметь настроиться на волну «это работа», отключиться от запахов, видов, собственных ощущений и брезгливости, только работа!


Семь допусков эксперта

  • Дактилоскопия
  • Трасология
  • Экспертиза холодного и метательного оружия
  • Почерковедческая
  • Техническая экспертиза документов
  • Баллистическая
  • Портретная

По отпечатку, по почерку

Всего у криминалистов существует семь так называемых допусков — подтверждений наличия специальных познаний в той или иной области знаний. В 1999 году я получил свои последние допуски — баллистика и портретный — и стал, что называется, универсалом.

Все эти виды экспертиз приходилось проводить не только для слуцких, но и для стародорожских, копыльских, солигорских коллег, для КГБ, контрразведки, прокуратуры. Но, конечно, чаще всего приходилось иметь дело с дактилоскопией. Пальцы могут сказать много о человеке. Например, можно определить, что он недавно сильно переболел или потерял вес.

В своё время много пришлось проводить технических экспертиз документов и денег, особенно в 1990-е годы, когда в Беларусь хлынула валюта, в том числе и поддельная.

Когда в Слуцк отправлялись вагоны с товаром, а приходили они пустыми и с целыми пломбами, нужно было помогать местным предприятиям доказывать, что содержимое похищено не ими, а пломба повторно перевешена. Одним словом, ни один допуск не остался не востребованным.

Но не в этом главная заслуга и классность эксперта. Главное – не ошибаться. Ведь за ошибкой эксперта стоят судьбы людей.

«Пальчик» на бутылке помог раскрыть преступление

За 23 года работы экспертом-криминалистом самых запоминающихся дел можно насчитать сотни. Пожалуй, одно из таких — вооружённое ограбление магазина «Тройка-Маркет» в 2004 году.

Около полуночи 16 апреля двое грабителей ворвались в торговый объект (располагался на улице Социалистической), избили продавцов, под угрозой предмета, похожего на пистолет, забрали выручку и скрылись. Улов грабителей составил более 1,5 млн руб­лей (по курсу Нацбанка на апрель 2004 года — около 750 долларов США — Прим. автора).

На месте происшествия я снял множество следов рук. Но это как искать иголку в стоге сена. Магазин — людное место. Отпечатков — масса. И вот во время опроса продавец вспомнила, что один из преступников накануне днём заходил в магазин и просил у неё бутылку пива «Балтика-7» из холодильника. Подержав в руке, мужчина вернул бутылку назад. Чем-то она его не устроила.

Мы тут же вернулись на место происшествия, и мне удалось снять замечательные «пальчики» с той бутылки.

Шла работа и по составлению фотороботов преступников. Но задача была трудновыполнимой. Продавцы плохо запомнили приметы. Сказались страх и шок. Им мерещились и усы, и бороды. Но одну примету продавцы назвали уверенно: у одного из нападавших были глубоко посаженные глаза.

В то время в Слуцком РОВД только-только начинала работать автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система. Большой надежды, что в ней всплывут пальчики нашего грабителя, не было. Но попытка не пытка. Я закодировал снятые с «Балтики» отпечатки пальцев и «загнал» в систему.

К вечеру версий у оперативников было множество: наркоманы, ранее судимые, «гастролёры»… А само дело уже находилось на контроле у министра МВД. Оперативное совещание по преступлению должно было начаться в 17.30. Перед этим я зашёл в программу и не поверил своим глазам: есть совпадение! Причём 100-процентное, по всем трём следам рук.

Программа выдала мне фамилию человека, и я отправился в паспортный стол. Нашли карточку с нужной фамилией. Смотрю на фотографию, а на ней мужчина с очень глубоко посаженными глазами.

С этим снимком выехали к продавцам, и они в один голос сказали: «Да, это он!»

На оперативном совещании были выслушаны доклады, версии. Дошла очередь до экспертов. Докладываю: «Есть подозреваемый!», привожу доказательства. Тут же была организована группа задержания. Преступник, ранее судимый случчанин, был задержан. За вторым дело не стало. Таким образом, преступление было раскрыто менее чем за сутки. А я получил удовлетворение от проделанной работы и один день отгула.


Как экспертиза спасла подозреваемого

Где-то в конце 1990-х годов в конце лета поступило сообщение, что в квартире многоэтажки по улице Ленина (район стоматологии) найден труп мужчины. Мы выехали на место происшествия и действительно обнаружили на кухне человека с перерезанным горлом. Он ещё некоторое время был жив и даже пытался что-то сказать. Умер у меня на руках.

Начали отработку места происшествия: оперативники проводили поквартирный обход, я фотографировал место происшествия и искал то, что после себя оставил преступник.

В это же время по подъезду ходил парень и предлагал купить грибы. Увидев сотрудников милиции, он бросился бежать вверх по лестнице. Парня задержали на крыше, одежда его была в крови. На крыше нашли нож, который он выбросил. Все улики указывали, что данное преступление совершил этот человек. Естественно, он был задержан.

Работа эксперта трудная, но интересная. Он первым идёт на место происшествия, чтобы найти следы, которые оставил преступник. А чтобы это сделать, нужно смоделировать ситуацию, поставить себя на место преступника. Забыть обо всём и думать только о работе.

Началась кропотливая работа по сбору доказательств. На месте происшествия были изъяты следы рук. Причём я понимал, что они принадлежат человеку высокому и крупного телосложения, совсем не похожему на задержанного. В будущем анализ крови на его одежде показал, что она принадлежит не человеку, а животному. Не было найдено совпадений и по следам рук. Получалось, что задержанный не имеет отношения к преступлению.

Отработав базу дактилокарт (около 1000 штук), я совпадений не установил. Следовательно, преступление совершил человек, не попадавший в поле зрения милиции.

Теперь каждое моё утро на работе начиналось со сверки дактилокарт задержанных за сутки со следами с места убийства. Искомые отпечатки мне уже снились.

Прошло около трёх недель. И вот в дежурную часть за домашний дебош попадает мужчина. Его дактилоскопируют, а утром карту отдают мне. Смотрю на неё и понимаю: передо мной дактилокарта убийцы.

Уже на допросе он рассказал, как и что было, и признался, что три недели пытался прийти в милицию и признаться, но не хватало мужества. Пил и скандалил, заливал горе, за что и попал в «обезьянник».


Фантастика или реальность

С интересом смотрю фильмы про экспертов, например, тот же «След» про экспертную службу. Доля правды здесь есть. Такой должна быть экспертная служба. Но это будущее, о таких возможностях можно только мечтать.

Столь молниеносные выводы экспертов сегодня нереальны. Установить ДНК за 30 секунд сейчас просто невозможно. Или тот же человеческий волос. Да, по нему можно сказать о владельце — группу крови, пол, примерный возраст. Но только в том случае, если на волосе сохранилась луковица. Если её нет, волос — пустой материал для эксперта.

Жизнь на пенсии

Чем буду заниматься на пенсии? Наверное, тем, что знаю и умею. Планирую продолжить сотрудничество с Госкомитетом судебных экспертиз в качестве вольнонаёмного.

Есть и другие задумки. Мне хочется поработать с детьми в кадетском училище. Эти ребята уже выбрали силовые структуры, став кадетами. Кто-то из них пойдёт в сферу МЧС, кто-то в МВД или Мин­обороны. Неплохо было бы ориентировать способных кадетов и на будущую службу экспертами. Для этого можно создать уголок эксперта, смоделировать место преступления, оборудовать дорожку следов. Ведь по ним эксперт многое может сказать: косолапит человек или прихрамывает, идёт под грузом или нет, определить рост.

Я думаю, моя затея была бы интересна для ребят.

 

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
5 декабря 2016 13:12

Уважаемый Александр. Выход на пенсию- это не конец работе. Работай, обучай других. Профессия очень нужная, востребованная временем. Бандитизм и преступность у нас, к сожалению, еще далеко не устранены. Желаю тебе в дальнейшем крепкого здоровья, успехов всегда, везде и во всем!
Александр Рябцев (сосед по подъезду, кв. 169)