«Торопились к понедельнику». Как за месяц восемь человек упали с высоты на «Беларуськалии»

1

Сразу несколько ЧП на территории «Беларуськалия» произошли меньше чем за месяц.

26 октября сорвалась люлька со строителями — один из них погиб, двое остаются в больнице. А 19 ноября с кровли упали плотники-альпинисты — сейчас парни в больнице.

Падения произошли на одном и том же строящемся складе. TUT. BY разбирался, что происходит на территории одного из крупных в стране предприятий. Выяснилось: склад торопились сдать раньше срока, а блок механизма люльки вообще не был приспособлен для подъёма людей.

Реклама

Упавший рабочий: «Все торопились закончить объект к понедельнику»

В субботу, 19 ноября, с крыши цеха № 6, который строится для «Беларуськалия», снова упали люди. Плотники Даниил и Максим в альпинистской обвязке укладывали кровлю. По случайности фамилии у парней пишутся одинаково — Протасеня, только ударения ставятся по-разному.

Сейчас Максим Протасеня лежит в травматологии Солигорской ЦРБ, куда его перевели из реанимации. Он готовится к операции на тазобедренном суставе, к тому же у него в нескольких местах повреждена нога.

«Хотелось, чтобы эту операцию сделали в Минске, но, похоже, будут делать всё-таки солигорские врачи», — говорит он.

У Даниила Протасени серьёзные проблемы с позвоночником, ему сделали операцию.

В ту субботу рабочий день только начинался. Их бригада работала на кровле строящегося цеха. Максим объясняет: на кровлю, как обычно, поднялись по лестнице, а на коньке стали разматывать верёвки, страховочные тросы. Во время пристёгивания и манипуляций с карабинами Максим поскользнулся и стал падать. Даниил попробовал перехватить коллегу, но и сам упал. Молодой человек вспоминает: крыша в то утро была скользкой.

«Технику безопасности все соблюдают, — рассказывает Максим. — Единственное — спешка. Все хотят сдать в эксплуатацию этот склад побыстрее — он очень нужен «Беларуськалию». И это понятно — им некуда продукцию складывать. Это была суббота, в понедельник к девяти утра нужно было «закрыть» кровлю, все торопились.

161124_cp

На вопрос, в чём конкретно проявлялась спешка, Максим отвечает:

«Обычно работаем с восьми утра до пяти вечера, с часовым перерывом на обед, а в последнее время работали до шести, без выходных, ну и обед сократили. По особому распределялись люди: если раньше на какой-то вид работы ставилось два человека, то теперь — четыре.

«Сколько именно вы уже работали без выходных?»

«Наверное, месяц — где-то так».

«Когда упали, было утро субботы. То есть впереди у вас снова были рабочие выходные. Вы не замучились?»

«Да нет, было нормально».

Сначала бригада, в которой работал Максим, укладывала кровлю на одной стороне склада, потом перешла на другую. Как раз туда, где раньше работали те, кто пострадал при другом громком ЧП — падении строительной люльки. Максим Протасеня говорит, что за работу на той стороне им пообещали двойную оплату.

Максиму 19 лет, он признаётся: «Не думал, что такое может произойти с ним. Но, говорит, всё равно нужно оставаться оптимистом. Думаю, впредь будем внимательнее ко всему относиться во время работы. А насчёт спешки — конечно, лучше не торопиться»!

161124_cp2

«Беларуськалий»: «Никаких ультиматумов по этому складу подрядчикам не выставляли»

Весной на 1 рудоуправлении «Беларуськалия» сгорел склад. Тогда писали, что это был самый масштабный пожар в истории предприятия. Теперь его строят заново.

Генподрядчик на объекте — ООО «Пассат». Именно его работники упали 26 октября вместе со строительной люлькой. Что до происшествия 19 ноября — строители работают на субподрядчика, в компании «БелЭден». В офисе «Беларуськалия» недовольны, что истории в СМИ появляются в тесной связи с именем заказчика.

«Да, эти случаи произошли на объектах нашего предприятия, но площадка была передана подрядчику для выполнения работ. Именно на «Беларуськалии» уровень травматизма каждый год уменьшается, — говорит Вадим Шумак, помощник гендиректора предприятия.

«Но наверняка вы ведёте и учёт инцидентов с работниками подрядчиков. Стало ли их больше?»

«К сожалению, да. У нас 17-тысячный коллектив, а показатель травматизма в разы меньше, чем у подрядных организаций в совокупности. Когда «Беларуськалий» для выполнения работ передаёт подрядчикам свои территории, ответственность за соблюдение правил охраны труда ложится на них».

«Как заказчик, как вы считаете, с чем связано, что ЧП у подрядчиков стало больше?»

«Думаю, это всё-таки стечение обстоятельств. Большинство организаций, которые допустили несчастные случаи на объектах, — крупные, с большим опытом выполнения сложных работ. Больше склоняюсь к человеческой расслабленности — не только самих рабочих, но и их руководителей, надежда на авось. Если брать последний случай — там у людей были страховочные пояса, необходимые приспособления, но ими, судя по всему, не воспользовались правильно».

«Подгоняет ли подрядчиков «Беларуськалий»?»

«Любой заказчик всегда заинтересован в сокращении сроков строительства, — говорит Вадим Шумак. — Но никто не ставит задачу сократить эти сроки с нарушением норм охраны труда — это абсурд. Да, это склад готовой продукции и, естественно, с учётом наступающей зимы мы заинтересованы, чтобы он был побыстрее сдан. Однако никаких ультиматумов мы не выставляли. Насколько я знаю, ни нормативный, ни договорной сроки строительства этого склада не нарушены.

«После происшествия с люлькой в интернете обсуждали, что предприятия намеренно используют более дешевые механизмы для подъёма людей».

«А зачем подрядчику это делать? Затраты на машины и механизмы включаются в смету и компенсируются заказчиком. В данном случае объект строительства не совсем типичный, с арочной кровлей — довольно сложно использовать типовое оборудование.

Известно, что по происшествиям на «Беларуськалии» уже были совещания, ещё одно пройдёт на следующей неделе.

Генподрядчик: «Оказалось, что блок не предназначен для подъёма людей»

Первое, что говорят на ООО «Пассат», генподрядчике на складе технической соли: объект сложный и сроки сжатые.

«Этот склад нужно было построить не в те сроки нормативные, которые закладывались, — рассказывает Игорь Прохоренко, управляющий компании. — Нас попросили построить максимально быстро».

Управляющий компании «Пассат» Игорь Прохоренко.
Управляющий компании «Пассат» Игорь Прохоренко.
Павел Лосевич, технический директор компании, конкретизирует, что склад могли построить за два месяца вместо 18 нормативных, «если бы не происшествия».
Технический директор компании «Пассат» Павел Лосевич.
Технический директор компании «Пассат» Павел Лосевич.
Договор с «Беларуськалием» по этой стройке заключили совсем недавно — в августе 2016 года, срок окончания строительства по нему — февраль 2018 года.

Значительно сократить сроки поначалу помогла особая технология возведения каркаса — впервые одновременно монтировали три арки. Потом стали накрывать кровлю. «Пассат» говорит, что тут, в отличие от каркаса, ничего нового не смогли придумать. Рабочих поднимали при помощи люльки и подъёмной системы. Темпов не снижали: помогали субподрядчики, работа шла в несколько смен.

В упавшей в конце октября люльке находились именно работники «Пассата». Следствие ещё идет. Предварительно предприятию известно: не выдержали механизмы.

«Механизмы и стропы мы приобрели абсолютно новыми, с завода, от нашего белорусского производителя. Но оказалось, что в технической документации — ведь все производители страхуются — сказано, что блок не предназначен для подъёма людей. Кажется, приписка не очень важная: какая разница, что поднимать? Груз этот блочок должен выдерживать в любом случае. Но обломалась реборда блочка. Никто сейчас проверять не будет, заводской ли это брак, так как блок в принципе не предназначен для подъёма людей, — говорит Павел Лосевич.

«Вы видели эти слова, что блок не предназначен для подъёма людей?»

Нет, конечно, — в один голос говорят представители «Пассата».

Павел Лосевич добавляет: их ничто не насторожило.

«Честно говоря, не обратили внимание на эти тонкости, — говорит Павел Лосевич. — Мы воспользовались способом работ, которому около 50 лет, ничего нового не изобрели.

«Если бы это все не произошло, ещё много лет этим способом подъёма людей все бы пользовались… Я спрашиваю у всех, чем отличается этот блочок от тех, что предназначены для подъёма людей. Ничем абсолютно. Это ролик, через который проходит трос. Он у нас по паспорту выдерживает пять тонн, на двух блочках — десять тонн. Люлька самая загруженная будет весить тонну-полторы, то есть запас пятикратный. Мы были уверены. Причём люди пользовались блоками из объекта в объект, они порой были ржавые уже, а тут — всё новое.

От использования люльки для подъёма рабочих отказались сразу после происшествия, в котором погиб рабочий.

«К сожалению, сейчас стоит проблема, как вторую часть склада монтировать — нет эффективного способа, — говорит „Пассат“. — Альпинистов использовать нельзя, потому что они должны иметь удостоверения кровельщиков».

«А разве у нас нет таких специалистов?»

«Нет таких. Практически это возможно, но на это уйдет время. Надо отучить человека на кровельщика, отпрактиковать, отстажировать… Конкретно кровельщика никто на верхолазные работы не учит, потому что они не очень-то востребованы. Тут случилась беда (пожар) — поэтому склад пришлось строить, а он такой, может быть, единственный будет в десять лет.

Сейчас на кровлю люди поднимаются на страховочных поясах, работы ведутся и с автовышек.

«Правда, автовышки дорогие, хотя мы на это уже закрыли глаза. На сегодня мы терпим убытки около десяти миллионов (неденоминированных) в день, — говорят на предприятии.

Что касается падения плотников 19 ноября, к своему подрядчику («БелЭден») у «Пассата» нет вопросов. Ранее сообщалось, что главного инженера этой компании арестовали, но, по информации «Пассата», уже отпустили. Генподрядчик предполагает, что рабочие упали с кровли, потому что «баловались, занимались чем-то не тем».

На предприятии признают: график работ на складе и правда напряжённый. Но уверяют:

«Мы ни одного пункта трудового законодательства не нарушаем. Да, предприятие без выходных работало, и по ночам, в течение месяца. Но это не значит, что люди сутками работали. Приходит одна смена, потом другая, — говорит Павел Лосевич. — На последнем совещании по вопросам безопасности я обратил внимание: товарищи, мы норматив по срокам снизили в 10 раз. Да, это не оправдание, но это следует учитывать. Интерпретировали мои слова так, будто мы погнались за длинным рублём. На самом деле это не так».

Череду происшествий на складе, который когда-то уже горел, представители «Пассата» объясняют стечением обстоятельств и подумывают пригласить батюшку на объект.

Сергей Черкасов, председатель независимого профсоюза горняков, даёт совет рабочим любых организаций: каждый может отказаться от выполнения работы, если она несёт опасность для здоровья и жизни.

«Если человек видит, что механизм неисправен, он может, скажем, отказаться на него лезть. Это прописано и в законе об охране труда, и, например, в коллективном договоре „Беларуськалия“. А в каких-то ситуациях это не только право, но и обязанность, потому что работа с нарушениями может привести к плачевным результатам».

Сергей Черкасов.
Сергей Черкасов.
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
ППШ-41
ППШ-41
25 ноября 2016 13:35

Может инженеров по ТБ в Духовную семинарию на курсы уже отправлять.