«Комбайновое» счастье

Малюнак: Вера Шут
Малюнак: Вера Шут

Этот звук ни с каким другим Валентина спутать не могла. Женщина оставила работу на грядке и поспешила на знакомые звуки. По деревне ехал зерноуборочный комбайн, высокий, красивый, величественный исполин. В двигателе во время его работы раздавался особый свист, казавшийся какой-то фантастической музыкой, приятной для слуха.
Комбайн, доехав до двора соседа Саши, остановился. Путь ему преградила большая машина, стоявшая у забора. Жатка комбайна шириной в восемь метров не могла протиснуться между машиной и соседним забором. Комбайнер выскочил на мостки, спустился вниз и, оценив обстановку, в сердцах чертыхнулся и поднялся назад в кабину. Взревел двигатель, и, дав задний ход, комбайн поехал обратно по узкой деревенской улице.

Валентина, прижав руки к груди, стояла у своего двора и как заворожённая смотрела на комбайн. На лице её играла улыбка, а на глаза набегали слёзы. Она смотрела ему вслед, пока тот не скрылся из виду. Вернулась обратно на грядку, где спасала от сорняков свои томаты. А в душе у неё рождалась какая-то торжественная мелодия, ода Хлебу, Комбайну, Земле.

Будучи человеком сугубо деревенским, она знала цену каждого зерна. Несколько мгновений спустя Валентина снова услышала гул, раздававшийся уже с трассы, которая проходила метров за пятьсот от её усадьбы. Женщина, остановив работы на грядке, взглянула в сторону и вскрикнула от восторга: по трассе шли десять комбайнов. Шли друг за другом, высокие, величественные как богатыри. Они убрали ниву и возвращались на базу в соседнее село. По щекам Валентины побежали слёзы. Слёзы радости и восторга. Она не сводила глаз с дороги, провожая взглядом каждого исполина, и вспоминала, вспоминала…

Реклама

Работая деревенским медиком, Валентина много лет проводила медосвидетельствования водительского состава бригады, разрешала допуск к работе и шофёрам, и трактористам, и комбайнерам. Имея свою землю, засевала её не только картофелем и огородными культурами, но и ячменём или пшеницей. Когда наступало время жать хлеб, сельчанам на участки колхоз выделял комбайны.

В соседней деревне жили родители Валентины, у которых тоже росли зерновые культуры. И она отправлялась в путешествие на комбайне. Ей как своему парню разрешалось и на мостках стоять, и в кабине проехать, и за штурвалом посидеть. Вначале на свой огород, затем к родителям. С тех пор у неё и возникла такая привязанность к этому виду транспорта. Она очень любила, сидя за штурвалом, созерцать это необъятное и колышущееся на ветру хлебное море, наблюдать, как жатка захватывает колосья, пропуская их через молотильный агрегат, как сбрасывается янтарно-жёлтая и ароматная солома. Но больше всего она любила наблюдать, как из бункера в грузовик или на клеёнку, расстеленную хозяевами на земле, летит, струится поток зерна. Это была музыка ветров, дождей и земли, музыка Хлеба. И у Валентины в такие торжественные моменты тихо бежали по щекам слёзы, а в душе рождались гимны Хлебу. Каждый год во время жатвы эти гимны рождались снова и снова.

И вот сейчас, стоя на своём огороде, она плакала, наблюдая за передвижением комбайнов, а в душе рождался новый гимн. Гимн Человеку земли, сидящему за штурвалом корабля, гимн Хлебу, гимн Земле-матери. И это было счастье. Её «комбайновое» счастье.

5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
2015
2015
3 сентября 2016 20:33

Тут еще смотря какой комбайн:.Дон, Полесье, Джон Дир, Нью Холланд, Лида.

Ленинец-Буддист
Ленинец-Буддист
4 сентября 2016 07:58
Ответить на  2015

Судя по слезам, комбайны явно эпохи СССР. Это вам любой неспившийся механизатор скажет.
Слава рукам, что пахнут хлебом! Сочувствую животноводам

2015
2015
3 сентября 2016 20:43

Дед Михалька стоял у забора и смотрел как отечественный Полесье дожав полоску в лучах закатного солнца возвращался в в деревню. Сейчас машины ссыпят зерно на зерноток, а мимо дома всю ночь будут шляться сельские ворюги с мешками воровать урожай -на соседней улице одна хитрая баба гнала самогон. Дожили!Довели страну!-горевал Михалька подтирая слезу седой бородой и сжимая кулаки. Тут он заметил над кабиной красный флажок и вспомнил как сам в 70е бился за уражай, как сборная СССР громила канадцев, как США трепетали перед «красной угрозой».У деда защемила сердце. Он посмотрел вслед удаляющемуся «полесью» и перекрестил старческой рукой комбайн. Затем посмотрел на синее небо где загорались первые звезды и тяжко вздохнув подумал:"Не все еще потеряно".

Ленинец-Буддист
Ленинец-Буддист
4 сентября 2016 07:57

В этом эпическом, хоть и небольшом отрывке, главная героиня умудряется пустить восторженную сельскохозяйственную слезу три раза. Причём с выражением восторга на нелёгком зернобобовом лице. Ярко выраженные симптомы маньякально депрессивного психоза, так называемое, биполярное аффективное расстройство. Если Валентина срочно не обратится к психиатору, то в продолжении этой мутной плодово-ягодной эпопеи, нас ждёт сцена суицида

2015
2015
5 сентября 2016 00:40
Ответить на  Ленинец-Буддист

А началось это когда за ней один человек ходил. Долго ходил, а добившись своего бросил её и стал рассказывать механизаторам в деревне у магазина, что она стонет громко. Звали его Вася Писаревич. С тех пор она плакала по пустякам. но потом в её жизни появился он…Он давно поджидал этого рыжего. И вот Рыжий Вася появился у магазина. Алкашня оживленно загалдела. Он Вышел навстречу Рыжему и толкнул его плечом. Рыжий удивленно уставился на него. Он нанес ему удар в веснушчатую харю. Рыжий отлетелк забору и плюхнулся в заросли крапивы. В крапиве лежала куча застарелого говна. Оно прилипло к спине Рыжего. Рыжий поднялся на четвереньки и шатаясь встал. Алкаши притихли и молча стали наблюдать за возмездием .Один сказал:"Во бля!".А Рэкс до этого мирно валявшийся в пыли поднялся и стал беспокойно принюхиваться. Он в прыжке нанес… Подробнее »