Победитель конкурса The Bobs: Моё дело — следить за руками чиновников

0

Виктор Малишевский, победитель конкурса The Bobs в номинации «Лучший блог на русском языке», рассказал DW о своём проекте «Антижурналист» (antijournalist.by) и об отношении к гражданской журналистике.

Проект «Антижурналист» белорусского блогера и медиааналитика Виктора Малишевского стал победителем в номинации «Лучший сайт или блог на русском языке» международного конкурса The Bobs — Best of Online Activism («За гражданскую активность в Сети»). Лауреаты конкурса, который с 2004 года проводится немецкой медиа­компанией Deutsche Welle, были названы в понедельник, 2 мая, в Берлине.

Виктор Малишевский. Фото со страницы автора в Facebook (facebook.com/vmalishevsky)
Виктор Малишевский. Фото со страницы автора в Facebook (facebook.com/vmalishevsky)
В своём блоге Малишевский сухим языком цифр наглядно и с иронией комментирует, а нередко и опровергает информацию государственных СМИ Беларуси. DW побеседовала с основателем «Антижурналиста» о концепции его проекта, гражданской журналистике и реакции белорусских властей на его деятельность.

DW: Виктор, поздравляем с победой! Расскажите о концепции вашего проекта «Антижурналист». В чем его цель?

Реклама

Виктор Малишевский: Когда-то я был журналистом, но потом ушел из этой профессии. И мне показалось, что в интернете, когда ты не ограничен правилами журналистики, можно делать что-то большее, чем могут себе позволить журналисты.

Я смотрю за тем, что говорят белорусские чиновники, какие цифры и данные они обнародуют. У меня это вызывает вопросы, иногда иронию и смех. Вместо того чтобы одному над этим смеяться, мне хочется поделиться и показать остальным — может, люди чего-то не видят. И наверняка не видят, судя по тем репостам и лайкам, которые собирают мои записи.

— Когда и как вам пришла в голову идея создания такого ресурса?

— Раньше, еще с 2008 года, у меня был свой блог в «Живом журнале», и в 2010-м я уже был номинирован на The Bobs. А «Антижурналист» я создал около года назад. Давно хотел сделать что-то отличное от ЖЖ. Название возникло само собой — я и раньше называл себя антижурналистом. Я выдумал кучу вещей: у меня была цифра дня. Я публиковал цифры, мимо которых проходят журналисты. Следил за руками чиновников, за их цитатами, делал контент-анализ посланий президента. К слову, на этой неделе у меня выйдет контент-анализ посланий трех президентов — Путина, Порошенко и Лукашенко. Я их прогнал по ключевым словам — «реформа», «война» и т. д. Должно получиться интересно.

— Ваш ресурс называется «Антижурналист». А можно ли вас назвать гражданским журналистом? И как вы относитесь к этому явлению?

— Я в некотором смысле даже удивился, что меня не номинировали на гражданскую журналистику. Теоретически это была для меня идеальная номинация. При этом к гражданской журналистике, честно говоря, я отношусь не очень хорошо. Я считаю, что журналистикой должны заниматься профессионалы, у которых есть права, технологии и ресурсы.

Поэтому я и называю себя антижурналистом, то есть изначально понижаю свой уровень и говорю о том, что это не журналистика. Но любое СМИ может взять у меня информацию и развить ее до журналистики. Гражданскую журналистику я рассматриваю как один из ресурсов, который может использовать СМИ. Если его нет в стране, значит обществу все равно, что происходит. Это низовой уровень журналистики, и он, конечно, должен быть.

— Я правильно вас понял, что, в сущности, вы видите себя именно человеком, занимающимся гражданской журналистикой, но при этом отрицательно относитесь к этому явлению?

— Да, я гражданский журналист, который терпеть не может гражданских журналистов (смеется. — Ред.). Просто я боюсь, когда люди называют что-то гражданской журналистикой только для того, чтобы зарабатывать на этом гранты. И если меня назвать гражданским журналистом, то многие подумают, что этот человек работает на гранты и, соответственно, он не независим. Я — антижурналист, я независим.

Скриншот главной страницы antijournalist.by
Скриншот главной страницы antijournalist.by
— Значительная часть материалов «Антижурналиста» опирается на статистические данные, которые как-то обыгрываются. Почему вы решили сконцентрироваться именно на цифрах?

— Все недооценивают белорусскую статистику. Наши журналисты жалуются на то, что им недостаточно информации. Я же хочу показать, что вся эта информация на виду, она открыта. Надо просто уметь анализировать имеющуюся статистику, уметь видеть цифры. Но у меня не только статистика — она занимает процентов 60−80. Честно говоря, она уже начала мне надоедать, и я задумываюсь о том, чтобы менять свой проект.

— Ваши записи в блоге «Антижурналист» зачастую очень критичны по отношению к белорусскому руководству. Вы причисляете себя к оппозиции?

— Кто-то однажды сказал, и мне очень понравилась эта фраза: «Хуже, чем Малишевский пишет про власть, он пишет про оппозицию». Нет, я не причисляю себя к оппозиции. Более того, я стараюсь быть в стороне и от власти, и от оппозиции. Я ни с кем, я против всех. А то, что приходится писать критично о властях, — так ведь они же принимают все эти решения, от них исходят все эти цифры. Если к власти придут оппозиционеры, я буду относиться к ним точно так же, как отношусь к нынешней власти, и они это знают.

— Как на вашу деятельность реагируют власти Беларуси?

— Я стараюсь об этом не думать и воспринимаю свой блог как нечто анархистское. Я считаю, что если думать о том, как влиять на власть, то перестаешь быть журналистом, блогером и начинаешь быть кем-то вроде политика, лезть не в свое дело. Мое дело — писать, следить за руками, раскрывать, показывать, смеяться.
После победы в конкурсе The Bobs самое страшное для меня — это начать писать как победитель этой премии. The Bobs — это «Оскар» для блогера. Мне интересно будет посмотреть, как Ди Каприо, уже будучи обладателем «Оскара», будет сниматься дальше. И мне интересно будет, так сказать, одергивать себя, если я замечу, что пишу не как обычный блогер, а как лауреат премии.

— Я говорю, скорее, о том, совершала ли белорусская власть какие-то действия против вас в ответ на ваши критические тексты?

— Нет, такого не было. На шутов же не обижаются. Я не говорю, что я прямо-таки шут, но очень трудно обижаться на иронию, это вызовет лишь многократно усиленную иронию. Возможно, иронизирование — это способ обезопасить себя. Но я такой и в жизни — нельзя сказать, что я иронизирую только для того, чтобы меня не трогали.

Со стороны властей никогда не было каких-то попыток повлиять на меня. Наоборот, меня даже приглашают на белорусское телевидение, на ток-шоу. Правда, я в большинстве случаев отказываюсь, потому что меня уже, пожалуй, даже слишком часто зовут, так как на ТВ не хватает оппонентов белорусских властей.

— Как вы считаете, есть ли потребность в формате, похожем на проект «Антижупрналист», в России?

— Да, думаю, есть. В России есть те, кто занимается анализом больших массивов данных. Но я работаю на микроуровне и пишу так, чтобы было понятно обычным людям. Может быть, этого в России и не хватает. Но на самом деле это очень трудоемко. Со стороны кажется, что это просто, но чтобы написать самый простой пост, иногда уходит несколько месяцев.

Посольство ФРГ в Беларуси
УНП 101 166 185

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии