Почему соседи не могут договориться

0
Во время встречи представителей ЖКХ и райиспоклома с жителями дома по улице 14-Партизан, 1. 20 апреля, 2010 года. Фото: Алесь Достанко

«Родительское собрание в детском саду похоже на слёт кокаиновых белок-истеричек», — написал недавно блогер Митя Самойлов. Метафора вполне применима к большинству собраний, не только родительских: от слушаний по строительству объекта до соседского схода по поводу повышения квартплаты.

Социолог Борис Гладарев несколько лет исследует общественные дискуссии в России — за это время он посетил десятки самых разных собраний, сходов и слушаний. Предлагаем вашему вниманию основные тезисы и цитаты из беседы The Village с Борисом Гладаревым.

— Вы посетили несколько десятков самых разных собраний. Был ли хотя бы один «идеальный» вариант собрания, когда все обо всём интеллигентно договорились?

Реклама

— Да. Это состязательный вариант, когда дебаты идут в компромиссном стиле. Был один пример с жителями дома в центре города, который должны были расселить, так как здание признали аварийным. Собрались заинтересованные стороны и совместно эффективно, с регламентом и протоколом, решали проблему — всё по делу. Это был поразительный пример — контрастный на фоне других. Моё предположение: эффективность данного сценария связана с тем, что половина участников этих небольших дебатов (всего было восемь человек) — люди из бизнеса, которые имеют практику деловых переговоров. Поэтому в переговорах на уровне соседского сообщества они более эффективны: эти люди умеют слушать оппонентов и вырабатывать компромиссные решения.

«По предыдущим исследованиям я сделал вывод, что люди за политику не очень ангажируются, считают её грязной и опасной. Единственное, что по-настоящему объединяет людей, — проблемы, которые им близки, которые затрагивают на бытовом уровне: наличие чистой воды в кране, качество коммунального обслуживания, перевод жилых помещений в коммерческие и так далее. Это тот уровень гражданской активности, который до последнего времени актуализировался».

Во время встречи представителей ЖКХ и райиспоклома с жителями дома по улице 14-Партизан, 1. 20 апреля, 2010 года. Фото: Алесь Достанко
Во время встречи представителей ЖКХ и райисполкома с жителями дома по улице 14 Партизан, 1. 20 апреля, 2010 года. Фото: Алесь Достанко

«Нужен позитивный опыт принятия коллективных решений. В основном все эти собрания кажутся бессмысленными, потому что напоминают базар. Это и эстетически не очень приятное зрелище — а уж тем более практически: результатов почти нет. Но проблемы-то всё равно нужно решать.

Приведу пример. Вечером во дворе сталинской пятиэтажки (около 60 квартир) собираются сначала семь, а потом десять человек. Тема собрания — проект устройства корейского культурного центра в подвальных помещениях дома. В основном присутствуют женщины. Один из трёх мужчин в серебристом костюме — организатор центра. Обсуждение начинается с короткой речи «корейца»: он рассказывает, что представляет протестантскую общину, которая хочет помогать петербургским корейцам в изучении родного языка, общаться в рамках диаспоры, знакомиться с культурой и историей Кореи. Возможно, подвал придётся немного углубить и перестроить в ходе создания центра. Недослушав «корейца», старшие женщины начинают высказываться весьма экспрессивно:

— Подвал нельзя углублять, дом просядет.
— А какое у вас право на наш подвал?!
— Нам здесь ваша секта не нужна!

«Кореец» пытается снова завладеть вниманием собравшихся и объясняет, что культурный центр лучше магазина, который был в подвале раньше. Его, однако, не слушают. Несколько людей говорят одновременно, быстро переходя на повышенные тона. «Нужно срочно организовать подписи против перестройки подвала! Этого нельзя допускать. Дом поползёт!» Никто не готов слушать, все хотят только высказываться. Молодая женщина кричит, что «лучше русские стройтовары, чем корейские сектанты». Параллельно мужчина в спортивном костюме пытается узнать, может ли он тоже учить корейский язык в новом культурном центре.

Наконец, одна женщина лет 50 привлекает общее внимание. Она говорит, что работает нотариусом, поэтому может составить юридически грамотный запрос от имени жильцов в районную администрацию. Люди немного успокаиваются: «Сама вызвалась — пусть пишет от всех жильцов». Все расходятся.

Описанный мной соседский сход представляет собой показательный случай, где отражаются все характерные признаки «публичной немоты». В начале встречи люди быстро определили «своих» (жильцов дома) и «чужих» (нового арендатора подвала). «Чужой» значит «себе на уме», «потенциально опасный», «блюдущий свой интерес» (прямо по Георгу Зиммелю). И потому никакой компромисс с ним невозможен. Самая верная стратегия — игнорировать «чужого». Соседи собрались, полчаса покричали, нашли наиболее активного, взявшего на себя ответственность за «решение вопроса», и разошлись по квартирам. В итоге вот уже больше трёх лет в подвале дома работает корейский культурный центр, никто так и не составил письма".

Полномочия делегировали неформальному лидеру, а он всё запорол, ведь никто ничего не проконтролировал. Люди не получили то, что хотели. Неважно, что сейчас их всё устраивает. Важно, что они не смогли коллективно принять решение.


Фото: Алесь Достанко
Фото: Алесь Достанко

«В Европейском университете сейчас разрабатывают проект эффективных практик на базе Robert’s Rules of Order — это знаменитый американский справочник, который был создан во время войны за независимость в XVIII веке, чтобы решать конфликтные ситуации в полку. Его написал полковник Роберт, сейчас учебник переиздали в семнадцатый раз. И там пошагово описано, как создать обсуждение: сначала выбирают председателя, потом устанавливается регламент… Кто сколько минут должен говорить, можно ли обращаться лично к оппоненту или нужно делать это через председателя. Американцы этому учатся со школы. Если им нужно организовать общество любителей короткошёрстных собак или парламентскую комиссию, они используют Robert’s Rules».

Фото: Алесь Достанко
Фото: Алесь Достанко

«Подобные системы успешных практик можно, наверное, создать и для нашего общества, культурно адаптировав, потому что у нас другая ситуация — советское наследие. Советские собрания проводили согласно регламенту, но решения, как правило, принимали до собрания — оно их просто утверждало. Отсюда отторжение этих правил, их считают формализмом: „Мы сейчас всё решим, зачем нам этот председатель и этот протокол? Давайте быстро всё сделаем по-простому“. По-простому не получается: нужны правила — то, что Михаил Бахтин называет ритуалами публичного обсуждения».

Свои бытовые проблемы жители домов обсуждают обычно у входа в подъезд. 12 марта 2015 года. Жители дом обсуждают возможное строительство храма неподалёку. Им удалось договориться и выработать единое мнение, которое выразилось в том, что инициативые соседи собирали подписи против предполагаемого строительства. Фото: Виктория Капская
В Слуцке общие вопросы жители домов обсуждают обычно у входа в подъезд. 12 марта 2015 года. Жители домов по улице Жукова №№ 12 и 14 обсуждают возможное строительство храма неподалёку. Им удалось договориться и выработать единое мнение, которое выразилось в том, что инициативные соседи собирали подписи против предполагаемого строительства. Фото: Виктория Капская

«Людям негде обсуждать свои проблемы, собравшись вместе. Строят огромные жилые комплексы — там есть бани и много чего ещё. Но нет холла, где жильцы могли бы собраться и обсудить, например, повышение квартплаты. Нужно вести речь об общественных пространствах, в которых происходит публичная жизнь. В Европе — особенно во Франции — это кафе, в США — клубы. А у нас нет ничего. У людей есть потребность поделиться, но они просто не знают, как, в каком формате это сделать».

«Когда мусор во дворе, нужно принять решение — например, поменять дворника. А Гондурас — ну мы, конечно, можем переживать за него. Как сейчас про Украину — все новости про неё, все обсуждают, все ссорятся. А вы посмотрите, что мусор-то у нас лежит здесь. Это ещё особенность современного массмедиа-общества, которое создаёт тропы мышления, и внимание людей по ним течёт. Можно некоторое время канализировать внимание на Гондурас, но в конце концов ты споткнёшься о мусор во дворе».

Источник: the-village.ru


Фото с сайта cogita.ru
Фото с сайта cogita.ru

Борис Гладарев. 40 лет, кандидат социологических наук, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований. Окончил исторический факультет Педагогического университета имени Герцена, затем — аспирантуру факультета социологии и политических наук Европейского университета. Исследовательские интересы: социология малых групп, studies of material culture.
С работой Бориса Гладарева «Опыты преодоления „публичной немоты“: анализ общественных дискуссий в России начала XXI века» можно ознакомиться по ссылке.

А также

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии