Судебно-медицинский эксперт: К смерти нельзя привыкнуть

4
ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА. Судмедэксперт Василий Артимовский не сожалеет, что выбрал себе такую профессию. Фото: Анастасия Орловская

Так устроено в нашем мире: человек рождается, живёт и умирает. И есть профессии, которые непосредственно связаны с этими жизненными циклами. Одна из таких — судебно-медицинский эксперт. Он работает с телами умерших людей и выясняет причину их смерти.

Наш собеседник Василий Артимовский, государственный судебно-медицинский эксперт, начальник отдела судебно-медицинских экспертиз Слуцкого межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Он приехал в Слуцк по распределению в 1999 году. И откровенно признаётся, что у него ни разу не возникло желания уехать из города.

ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА. Судмедэксперт Василий Артимовский не сожалеет, что выбрал себе такую профессию. Фото: Анастасия Орловская
ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА. Судмедэксперт Василий Артимовский не сожалеет, что выбрал себе такую профессию. Фото: Анастасия Орловская

Морг не так страшен

Слуцкий отдел судебно-медицинских экспертиз находится на территории больницы, точнее, в здании морга.

В кабинете у Василия Артимовского спокойная, почти домашняя обстановка: цветы, аквариум с рыбками. Вообще, в отделе несколько кабинетов. В одном из них эксперт работает с документами, а в другом проводит экспертизы и исследования живых лиц.

Реклама

«Профессии патолого­анатома и судебно-медицинского эксперта отличаются, — обращает внимание собеседник. — Патологоанатомы исследуют тела людей, которые умерли в больнице. Мы же проводим вскрытие, если есть подозрение на насильственную смерть. Например, когда умер молодой человек посреди улицы».

На службе закона

Однако не стоит считать, что судебно-медицинские эксперты работают только с трупами. Большую часть времени занимает осмотр живых людей, которые получили травмы на производстве, в быту, ДТП или драке. Эксперту в каждом случае надо определить тяжесть телесных повреждений, что важно для результатов следствия и суда.

«В Слуцке работают два эксперта. За год исследуем около 300 трупов и осмат­риваем более полутора тысяч живых людей. Для таких осмотров у нас в бюро есть отдельный кабинет. Если пострадавшие находятся на лечении в больнице, мы идём к ним».

На работу — среди ночи

«Работу начинаю в 9 часов утра. Стараюсь прийти раньше, чтобы спланировать день. Сегодня в морге уже находится труп, подлежащей вскрытию.

Недавно поступила информация ещё об одном трупе. На место его обнаружения поехала оперативно-следственная группа. Если следователь сочтёт необходимым, то мне тоже придётся туда выезжать».
И, действительно, во время нашего разговора Василию Артимовскому сообщили, что через десять минут нужно ехать на место происшествия.

«Вот видите, надо ехать. Никогда не знаешь, каким будет рабочий день, — улыбнулся он и посмот­рел на часы. — Если надо выехать на место происшествия в три часа ночи, то я это делаю. Если необходимо сделать заключение о причине смерти в девять вечера — отправлюсь на работу даже из ресторана».

Смерть всегда шокирует

Многие трагические случаи шокируют работников бюро и врезаются в память надолго.

«Помню, в начале службы, а это была зима 1999 года, в Случи подо льдом было найдено тело мальчика. Ещё запомнилось, как на городском кладбище подруги задушили молодую девушку. К смерти даже судебно-медицинскому эксперту нельзя привык­нуть, особенно молодых людей и детей, которым ещё бы жить да жить».

Моральный аспект

Почти ежедневно Василий Артимовский общается с родственниками погибших. Морально это непросто.

«Люди приезжают со своим горем. Некоторые сомневаются в результатах экспертизы, говорят: „Так не могло произойти!“ Но я стараюсь успокоить убитых горем родственников, ведь знаю, что им трудно объективно оценивать ситуацию. Моя работа непростая, но безумно интересная. И не пожалеет тот, кто придёт в судебную медицину».

Как стать судмедэкспертом

  1. Поступить в медицинский институт и стать врачом любого профиля.
  2. После окончания учёбы обратиться в кадровое подразделение управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Минской области.

Анастасия Орловская

4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Who do you think we are?
Who do you think we are?
30 июля 2015 12:35

1500 трупов и 300 живых людей — и я готов пойти учиться.

МОНОЛИТ
МОНОЛИТ
30 июля 2015 14:18

Ууух, железный дядька. Упаси господь увидеть то, что доводится прописывать в своём подсознании Василию. Даже госпожа Орловская пренебрегла случаем задокументировать сие интервью непосредственно в рабочей обстановке доктора.

Who do you think we are?
Who do you think we are?
30 июля 2015 20:09
Ответить на  МОНОЛИТ

Могли и не пустить. Кто ж к трупу подпустит, который по делу проходит?

Dima
Dima
1 августа 2015 12:28
Ответить на  Who do you think we are?

Не все трупы по делам проходят.