«Илья Муромец» в слуцком небе

2
Погрузка бомб на III-й корабль. В этот полёт взяли 30 бомб общим весом более 300 кг., и два ящика стрел. На верхнем крыле пулемёт «Максим». Июль 1915 г.

В разгар первой мировой войны, в сентябре 1915 года на окраине Слуцка приземлился огромный по тем временам самолёт «Илья Муромец». С этого времени по ноябрь наш город станет его основной базой, откуда воздушный корабль будет совершать налёты на позиции наступающих немецких войск.
Вообще-то перелёт в Слуцк должны были совершить два самолёта: «Илья Муромец Киевский» и «Илья Муромец III». Оба они были приданы штабу 3-й русской армии, которая после захвата немецкими войсками Брест-Литовска перебазировалась в наш город.

Однако долетел до места назначения только «Илья Муромец III», вторая машина была сильно повреждена в предыдущих боях и требовала серьёзного ремонта.
Но отвлечёмся пока от Слуцка, дав необходимые пояснения.

Предыстория

В русской армии 10 декабря 1914 года было сформировано Управление эскадрой воздушных кораблей (УЭВК), состоящее из мощных самолётов «Илья Муромец» конструкции Игоря Сикорского. Фактически этим приказом российская авиация делилась на тяжелую и легкую.

Реклама

В УЭВК по штату полагалось иметь на вооружении 10 боевых и 2 учебных корабля. С февраля 1915 года эскадра, которая базировалась в городе Яблонна (недалеко от Варшавы), приступила к боевым действиям, совершая бомбометания и разведывательные полёты. С приближением линии фронта самолёты неоднократно меняли место дислокации.

Кроме эскадры, существовал отдельный боевой отряд в количестве двух самолетов, который действовал совместно с 3-й армией. Он базировался в той же Яблонне, потом в Березе-Картузской, Брест-Литовске и Слуцке.

По своим летным качествам и конструкции «Илья Муромец» не имел себе равных в мире: побил все рекорды грузоподъемности и дальности полета.

  • Четыре двигателя отечественного или французского производства позволяли развивать скорость свыше 100 километров в час.
  • «Илья Муромец» брал на борт до 400 кг бомб — в десять раз больше, чем другие самолеты того времени.

Один такой корабль приравнивался к полевому отряду и придавался штабам армий и фронтов.

Погрузка бомб на III-й корабль. В этот полёт взяли 30 бомб общим весом более 300 кг., и два ящика стрел. На верхнем крыле пулемёт «Максим». Июль 1915 г.
Погрузка бомб на III-й корабль. В этот полёт взяли 30 бомб общим весом более 300 кг., и два ящика стрел. На верхнем крыле пулемёт «Максим». Июль 1915 г.
Каждый самолёт имел свой номер, обозначавшийся римскими цифрами, за исключением «Ильи Муромца Киевского», названного так после ещё довоенного перелёта Санкт-Петербург — Киев — Санкт-Петербург.

Лихой небесный гусар

Вернёмся в Слуцк. Как говорилось ранее, до города в сентябре 1915 года долетел только «Илья Муромец III». Чуть позже по уже подведённой к Слуцку железной дороге прибыли необходимое оборудование и команда по обслуживанию воздушного корабля.

Взлётная полоса была обустроена на восточной окраине города, предположительно в районе нынешнего льнозавода.

Так выглядел самолёт «Илья Муромец III»
Так выглядел самолёт «Илья Муромец III»
Командовал самолётом поручик Дмитрий Озёрский. По отзывам сослуживцев, Озерский обладал талантом в управлении тяжелой машиной. Москвич, сын военного, он в 1913 году окончил авиационный отдел офицерской воздухоплавательной школы. В действующую армию был отправлен в конце мая 1915 года, а с 26 июля назначен командиром воздушного корабля «Ильи Муромца ІІІ», сменив на этом посту лётчика Сергея Бродовича, перешедшего в лёгкую авиацию.

Чтобы не было путаницы, необходимо отметить, что под названием «Илья Муромец III» с февраля 1915 года летало два самолёта.

  • Первым с бортовым номером 137 командовал названный выше Сергей Бродович. Машина была разбита в польской Яблонне 30 апреля 1915 года.
  • Прибывшая из Санкт-Петербурга новая машина сохранила прежнее название — «Илья Муромец III», но получила другой бортовой номер — 151. Именно этот воздушный корабль и летал в небе над Слуцком.
Корабль «Илья Муромец III» №151 поручика Озерского. Люблин, лето 1915 г.
Корабль «Илья Муромец III» № 151 поручика Озерского. Лето 1915 г.
Боевой вклад «ИМ III» высоко оценило командование 3-й армии. По его ходатайству Дмитрий Озёрский был награждён золотым Георгиевским оружием, а члены экипажа орденами Святого Георгия IV степени.

Начальник штаба армии генерал-майор Романовский высказывал такое мнение: «Дайте мне всего лишь трёх „Муромцев“ и заберите все легкие самолеты, и я буду доволен».

Последний полёт

Из Слуцка «Илья Муромец III» совершал регулярные боевые налёты на позиции немцев в Барановичах, а также расположенные рядом железнодорожные станции. Практически каждый полет встречался сильным зенитным огнем противника, и корабль нередко возвращался на базу с повреждениями.

2 ноября 1915 года случилось несчастье. Во время очередного полёта «Муромец» Озёрского (это был 26 боевой вылет авиатора с момента прибытия на фронт) сбросил восемь бомб на железнодорожную станцию Барановичи, но попал под огонь зенитных батарей.

Были повреждены двигатели и частично рулевое управление. Командир корабля сумел всё же повернуть назад.

По неизвестной причине «ИМ III» полетел не в Слуцк, а в сторону Минска. Возможно, штабс-капитан Озёрский (это звание ему было присвоено за неделю до рокового вылета) пытался учесть направление ветра, что немаловажно при серьёзном повреждении самолёта, а может быть, им двигали какие-то другие практические соображения.

Рядом с местечком Прилуки (под Минском) самолёт потерял управление и разбился о землю. На борту корабля

  • кроме командира находился экипаж из трёх человек:
  • заместитель командира лейтенант М. П. Спасов,
  • член Государственной думы полковник Звягинцев (участвовал в полёте как инспектор)
  • и механик унтер-офицер Фогт.

Чудом уцелел только лейтенант Спасов, получивший многочисленные ранения и переломы.

Подбитый «Илья Муромец III». Ноябрь 1915 года.
Подбитый «Илья Муромец III». Ноябрь 1915 года.
По мнению комиссии, расследовавшей причины катастрофы, на падение самолёта могло повлиять и то, что «командир воздушного корабля штабс-капитан Озёрский, храбрый, деятельный и неутомимый летчик, желая дать „Муромцу“ большую скорость (таковая была около 120−130 км/ч) приказал до полёта снять добавочные рули, чем уменьшил устойчивость аппарата».

Штабс-капитан Дмитрий Озерский был похоронен на Московском городском братском кладбище. Известно также место захоронения и старшего моториста Эдмунда Фогта. Его останки покоятся на Минском братском кладбище, на участке для захоронения нижних чинов евангелистско-лютеранского вероисповедания.

Владимир Иванов

P.S. О Слуцке периода первой мировой войны наши знания крайне скудны. Возможно, этот, относительно подробно описанный эпизод, станет толчком для поиска и других материалов.

В тему

2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ленинец-Буддист
Ленинец-Буддист
14 июня 2015 14:49

Потрясающий материал. Спсб автору

Boris
Boris
14 июня 2015 15:28
Ответить на  Ленинец-Буддист

напишите про подвиг летчика разбившегося под Греском в 80 годы