Хотят ли белорусы реальных реформ

0

Более половины населения готово к смене экономической модели развития страны, но созрел ли народ к переменам? Об этом свидетельствуют результаты общенационального опроса, проведённого в марте текущего года Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). В частности, 51,5% опрошенных заявили, что готовы к смене модели экономического развития Беларуси, и только 33% ответили «нет». «Кур'ер» продолжает цикл публикаций в рамках проекта «Рефорум».

Примечательно, что в конце января во время пресс-конференции Александр Лукашенко отметил, что Беларусь не готова к резкой смене модели экономического развития.
«Удивить я готов любой моделью. Но готовы ли вы переварить эту модель? Готово ли общество к тем великим новациям, которые могут предложить политики, в том числе и я? Думаю, что не всегда», — сказал глава государства.

— Так созрел ли белорусский народ к переменам?

Реклама

— Не стоит напрямую трактовать данные, которые получаются в результате соцопросов, — поясняет Сергей Николюк, эксперт НИСЭПИ. — Эти цифры отражают лишь некоторое недовольство текущей ситуацией. Человека абсолютно не интересуют другие экономические модели, только если его всё устраивает.

150417_sergey_nikolyuk

Аналитик подчёркивает, что сами по себе данные соцопроса ни о каком реформаторском настроении в обществе не говорят.

— Люди даже не задумываются, в чём суть изменений и какую цену за них придётся заплатить. Так что я бы не делал далеко идущих выводов, — говорит эксперт.

— Почему же не задумываются? Данные опроса свидетельствуют, что почти 40% считают, что «нашему обществу необходимы серьёзные реформы (структурные и системные изменения)», ещё свыше 42% — что «нашему обществу необходимы постепенные реформы».
— Когда в одном из опросов НИСЭПИ мы спрашивали белорусов, что они понимают под реформами, то в первую очередь люди говорили о повышении зарплат и пенсий. Белорусы даже готовы потерпеть немножко, ожидая, что зарплаты начнут расти завтра. Но если их поставить в ситуацию, когда придётся самим отвечать за рост своих зарплат и пенсий, то сторонников реформ будет немного.

— Получается, что прав Лукашенко: его общественная модель устраивает большинство белорусов?
— В основе этой модели вообще не Лукашенко лежит, а патерналистский человек, не способный отвечать за себя, принимать решения. В 1994 году большинство белорусов сделали очень рациональный выбор. Вернее, убежали от выбора. Пришёл Лукашенко и сказал: «Я всё это возьму на себя». Белорусы за него проголосовали, потому что другого варианта для людей, которые не способны прожить без патерналистской поддержки со стороны государства, не было. Они не знали, как жить в условиях рынка, а главное, не хотели сами решать свою судьбу.

Структура нашего общества с тех пор практически не изменилась, в том числе благодаря усилиям Александра Лукашенко, который делает всё, чтобы к другой модели белорусы были не готовы. Потому что он может опираться только на людей, нуждающихся в патерналистской заботе государства.

Следует признать, что за последние 10 лет доходы у населения росли, уровень жизни повышался. Неудивительно, что в целом большинство белорусов существующей моделью довольны.
Но эта модель идёт к полному краху. Трагедия белорусов в том, что жить по-новому мы ещё не можем, а по-старому уже не получается.

— Тем не менее, наше общество не безнадёжно. Сейчас 56,5% респондентов говорят, что «нужно изменить нынешнее положение». Ещё в июне прошлого года таковых было 52,1%. Получается, что реформаторский процесс в сознании белорусов всё же идёт?
— Это незначительные изменения. Раньше они зависели от состояния экономики, а начиная с марта прошлого года формируются под влиянием внешних факторов. События в Украине существенно искажают привычные реакции белорусского общества.

В целом украинский фактор повышает настроения белорусов, их оптимизм по поводу будущего. Это связано с тем, что основу нашего большинства можно характеризовать как человека советского. А у него есть свои характеристики, в том числе и имперскость. Она, кстати, свойственна и белорусам.

Сейчас наблюдается рост социальных настроений на фоне ухудшения экономики. Такого у нас обычно не происходило. Я назвал это аномалия 2014-го. Она произошла под влиянием российской пропаганды.
В последнее время амплитуда этой аномалии снижается. Но пока она чётко проявляется и фиксируется в соцопросах, поскольку тренды у нас сохраняются минимум 10−15 лет.

Анастасия Зеленкова, zautra.by

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии