Своё здоровье нужно взять в свои руки

0
МНЕНИЕ. Иван Шего: «В нашей системе при наших доходах медики не проявляют особого рвения к шлифовке своих навыков, самообразованию: людям всё равно идти больше некуда, кроме как в поликлиники». Фото: Алесь Достанко

Чем отличается медицина в белорусской глубинке от столичной? Как повысить эффективность оказания первичной медицинской помощи? Как лечить другие болезни белорусского здравоохранения?

На эти вопросы отвечает Иван Шего, директор информационно-консультативного учреждения «Шегамедконсульт» (Слонима). «Кур'ер» продолжает цикл публикаций в рамках проекта «Рефорум».

— Можно ли сравнивать существующий уровень здравоохранения, например, в районном центре и Минске?
— Конечно, в Минске уровень повыше: там и крупнейшие научно-практические центры, и лучшие кадры. Мне не довелось работать в столице, но слушаю, читаю и могу сделать такой вывод: если брать уровень первичной медицинской помощи, то здесь разница не слишком бросается в глаза.

— Болезни медицины одинаковы везде — что в центре, что на периферии. Как повысить эффективность той же первичной помощи?
— Она первая ступенька между пациентом и врачом. И, к сожалению, эту ступеньку не реставрировали с советских времён. Как и тогда, так и теперь дело чаще всего ограничивается поликлиникой. Между тем в других странах активно вводятся так называемые первичные медицинские практики — у нас в этом русле можно назвать разве «семейного доктора».

Любой человек выбирает себе определённого врача, который универсальнее обычного участкового: он немного и терапевт, и хирург, и гинеколог… На начальном этапе такой специалист может назначить и провести вполне адекватное лечение ­60-‌70% пациентов, которые обращаются за помощью. С ним когда угодно можно созвониться и записаться на приём в удобное для больного время.
Если необходимы дополнительные обследования, врач самостоятельно договорится об этой процедуре, опять-таки подстраиваясь под вас. Это создаёт абсолютно другую атмосферу в отношениях между медиком и пациентом, позволяет избежать наплыва посетителей, столь характерного для отечественных поликлиник.

К сожалению, в Беларуси такая практика не прижилась. Врач в поликлинике абсолютно бесправен: зарплаты маленькие, не зависят от количества принятых посетителей — принимай хоть 15 пациентов, хоть 100. Кстати, нагрузка в основном колоссальная…

В общем, нужно разбить первичный приём на первичные практики. А поликлиники можно превратить в специализированные диагностические центры, где пациенты будут проходить дополнительное обследование. У врачей появился бы стимул, заинтересованность, в то время как сейчас они шурупчики, которые отовсюду испытывают давление: со стороны главврача, администрации, больных… Безусловно, ответственность врачей вырастет, одновременно повысится мотивация к постоянному повышению профессионального уровня.

Первичные практики позволят также регулировать уровень зарплат: если ты лучший специалист, пользуешься большим авторитетом — к тебе люди идут в первую очередь. В Эстонии провели такую реформу, несмотря на сопротивление и медиков, и управленцев, и, как оказалось, новая система работает гораздо лучше старой.

МНЕНИЕ. Иван Шего: «В нашей системе при наших доходах медики не проявляют особого рвения к шлифовке своих навыков, самообразованию: людям всё равно идти больше некуда, кроме как в поликлиники». Фото: Алесь Достанко
МНЕНИЕ. Иван Шего: «В нашей системе при наших доходах медики не проявляют особого рвения к шлифовке своих навыков, самообразованию: людям всё равно идти больше некуда, кроме как в поликлиники». Фото: Алесь Достанко
— Вы констатировали низкий уровень диагностирования и лечения в стране. Как с этим недугом справиться?
— Зарплату врачей нужно поставить в зависимость от эффективности лечения: если у тебя пациенты поправляются быстрее, меньше претензий — ты получаешь больше. Вообще, необходимо сделать зарплату зарплатой — в этом случае врач будет относиться к своей работе совершенно иначе. В нашей системе при наших доходах медики не проявляют особого рвения к шлифовке своих навыков, самообразованию: людям всё равно идти больше некуда, кроме как в поликлиники. Сегодня работа у моих коллег не на первом месте: они тоже люди, которым нужно кормить свои семьи.

Безусловно, начинать перемены необходимо с системы обучения. В своё время я познакомился с американской системой образования. Там студенты-медики четыре года учат теорию, затем четыре года работают в медицинских учреждениях и одновременно изучают практику; после восьми лет обучения они ещё 2−6 лет (в зависимости от специализации) обучаются в интернатуре. Вот это действительно подготовленные молодые специалисты.

А в Беларуси после окончания университета зачастую на работу приходит молодёжь, не готовая работать с людьми. Нужно менять нынешнюю систему подготовки врачей, которая в большей степени ориентирована на получение теоретической подготовки, а не практической.

Иван Шего: Американские студенты-медики 4 года учат теорию, затем 4 года практикуются, потом они ещё 2−6 лет обучаются в интернатуре. Вот это действительно подготовленные молодые специалисты.

— Бесплатная медицина у нас давно стала мифом: белорусы вынуждены платить как за платные услуги, так и получая бесплатную помощь. Почему так происходит?
— Уровень финансирования, который государство желает поддерживать в здравоохранении, равняется 4−5% ВВП. Однако всё вокруг сильно поменялось даже за последние несколько лет. Рентгеновские аппараты дорогие, компьютерные томографы дорогие, новые технологии дорогие, но именно на них держится современная медицина.
Государство по традиции избрало самый простой способ решения проблемы — давайте возьмём деньги у граждан, коль уж они болеют да болеют! Ввели платные медицинские услуги: по ним руководителям районных, областных поликлиник доводится специальный план. Что раньше было бесплатным, сейчас сделали золотым. Например, формально УЗИ можно пройти бесплатно, но на практике это означает ждать очередь 1−2 месяца, а рядом — платный кабинет, где можно совершенно свободно пройти то обследование, только раскошеливайся…
Если у государства не хватает финансов — просто признайте это, и давайте переходить, например, к страховой медицине. Пусть каждый месяц у человека отчисляют определённую сумму, но в случае болезни человек со страховкой будет уверен: ему окажут должную помощь. А сейчас по-другому, сейчас пациенты в больницах платят и санитаркам, и хирургам, и анестезиологам, и другим врачам — здоровье дороже бесплатной медицины.
Судя по опыту других стран, на здравоохранение нужно выделять минимум 7−8% ВВП.

— Вопрос о её реформировании пока только внесён в повестку дня. Можно ли исправить положение дел в провинциальной медицине в нынешних условиях, хотя бы уравнять его со столичным?
— Можно. И тут дело часто упирается в общество. К примеру, раньше в Слонимской райбольнице не было компьютерного томографа, приходилось ездить на обследование в Гродно. Нет денег, твердили нам. Мы провели одну общественную кампанию, вторую, собрали подписи граждан и вынудили чиновников найти деньги. Вот и выходит: надейся люди почаще на себя, а не на манну небесную, они смогут добиваться улучшения уровня здравоохранения. Ответственность за собственное здоровье надо брать в свои руки.

Владимир Журавок, «СН плюс»