Корабли делают в Слуцке

0

У 29-летнего слесаря Слуцкого центра стандартизации, метрологиии сертификации Евгения Микулича через год в комнате будет стоять корабль почти такого же ранга, как сейчас стоит в одном из кабинетов президента России Владимира Путина. Но с одной большой разницей — случчанин сам построил его.

Он один из немногих в Беларуси (пословам Евгения, ему известны только три таких, как он), кто занимается моделированием парусных кораблей из дерева. Сейчас молодой человек работает над 64-пушечным линкором «Ингермарланд» — кораблём флота российской империи при Петре I. По словам Евгения, похожий корабль стоит в кабинете российского президента. За плечами у слесаря ещё два корабля, выпиленных из дерева. Один он подарил сестре, другой — троюродному брату.

Реклама

141209_ship

Мастер

Когда Евгений был Женькой, то есть мальчишкой, папа дарил ему наборы с бумажными деталями танков, потом — самолётов. Женя проявлял интерес и старательно всё склеивал. Потом дело дошло до кораблей. Первые тоже были бумажными. Так школьное увлечение и вошло во взрослую жизнь Евгения, которому он в той или иной степени уделяет уже 19 лет своей жизни.

Евгений Микулич моделирует «Ингермарланд» — корабль флота российской империи 1700-х гг. Фотографии: Виктория Капская
Евгений Микулич моделирует «Ингермарланд» — корабль флота российской империи 1700-х гг. Фотографии: Виктория Капская
Когда он рассказывает о своём хобби, то не подбирает красочных эпитетов, чтобы описать те чувства, когда работает над очередной моделью. Возможно, скромничает. Но когда, например, его гость заходит к нему в комнату, где и кипит конструкторская работа, часто первое, что он произносит, — это звуки восхищения вроде «вау!»

А друзья Евгения не перестают удивляться его терпению. Ведь на один такой корабль уходит год-полтора. Если переводить в часы, то случчанин тратит все выходные (за вычетом времени на обязательные домашние дела) и от пяти часов (когда есть вдохновение) до одного часа (когда вдохновения нет) каждый будний день.

Процесс

«Есть специализированные сайты, посвящённые моделированию. Там выбираю чертёж понравившегося мне корабля. Распечатываю его. Переношу на дерево — и дело пошло-поехало. При моделировании использую дерево, фанеру, металлические детали. Есть интересная работа, а есть нудная. Например, как сейчас — клейка деревянных реек. С начала клеишь, ждёшь пока высохнет, прижимаешь, шлифуешь и так далее. А таких реек тысячи.

Для корабля нужно специальное дерево: берёза, липа. В Слуцке материалы найти можно. В магазине не продаются, но я достаю через знакомых», — рассказывает молодой человек.

У Евгения нет дорогого профессионального инструмента. Все корабли он вырезает и собирает с помощью набора ножей, лобзика, циркуляров, наждачной бумаги, клея, гирь.

Есть трудные детали: чтобы их вырезать, нужен лазер. Чтобы сделать пушки, нужно литейное оборудование. В таких случаях Евгений покупает или заказывает детали корабля в интернет-магазинах или в Минске.

Все модели, которые делает Евгений, — точная копия исторических кораблей. Не все корабли 18−19 веков сохранились до наших дней, некоторые только в виде чертежей в книгах. Один из таких кораблей — «Ингермарланд».

Рынок для продажи таких моделей специфичен и мал, поэтому цены на них высоки — несколько миллионов. «Если корабль ещё поучаствует в одной из международных выставок и получит хотя бы грамоту, то его цена вырастет в 50−100 раз», — объясняет мастер.

Всё профессиональное общение происходит в интернете — у Евгения есть единомышленники в Казахстане, Украине, России. Он говорит, что в Беларуси увлечённых моделированием кораблей людей очень мало.

Мечты о будущем

Когда модель готова, случчанин произносит облегчённое «фуххх», показывает результат труда родственникам и знакомым, выкладывает фотографии корабля в «ВКонтакте» и на тематическом форуме, а потом ставит на полку, «чтобы радовал глаз».

«А этот, — Женя кивает на своё творение, — когда сделаю, может, кому-нибудь подарю, если жаба не задушит. Или ради интереса выкину на какой-нибудь аукцион. А потом, может, возьмусь за «12 апостолов» (российскийкорабль 1841 года).

Есть у Евгения и мечта: «Моряком никогда быть не хотел. А вот если бы увидел объявление про работёнку, что в Арабских Эмиратах кто-то хочет построить корабль, то я бы откликнулся на него».

Виктория Капская

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии