После пятой октавы

1

С моим другом Лёней Соколовым мы были постоянно неразлучны. Он очень любил музыку, был талантлив в её восприятии, и, пожалуй, из него получился бы великолепный певец, музыкант, танцовщик. Но у Лёниной мамы не было средств на оплату музыкальной школы, на инструмент, да и времени на такие увлечения у моего друга не было.

Его отец погиб, а мама работала в артели надомного труда. Частенько, когда мы беззаботно с приятелями резвились, он сидел за ручной швейной машинкой и шил лифчики, помогая маме выполнять за мизерную оплату непосильное для одного человека плановое задание. Никто, кроме меня, об этом не знал.

Помочь я ему в швейном деле не мог, а терпеливо ожидал, когда он выполнит норму и мы сможем вместе пойти в Дом культуры для участия в художественной самодеятельности. Парень он был приметный — симпатичный, общительный, и, конечно, девушки интересовались им.

Рисунок: Вера Шут
Рисунок: Вера Шут
С лёгкой руки моей «пятой октавы» — Лидии Сергеевны, пожелавшей меня отправить на обучение к Наталье Васильевне, — на­ше музыкальное общение продолжилось не в стенах школы, а в хоровом кружке Дома культуры, где Наталья Васильевна была хормейстером.

Реклама

Относилась ко мне она хорошо. Но за способности к пению, усердие, скромность Наталья Васильевна обожала Лёню, а точнее, была в него влюблена! Она смотрела на него своими огромными серыми глазами с зеленоватым оттенком, и когда они вместе выводили мелодию новой песни, то казалось, у них вырастали крылья за спиной, они вот-вот готовы были взлететь в небеса…

Лёня, как и Наталья Васильевна, вкладывал душу в исполняемую песню. Это на нотном листе ноты выглядели в виде точек с крючёчками, а в пении вдохновлённых людей — порывом души, событием, влюблённостью, воспарением к облакам… Так казалось, когда я смотрел на этих прекрасных людей.

Мне всегда нравилось обозревать удивительно плавные, выразительные движения рук дирижёров, а с мимикой лица, с издаваемыми звуками они меня просто завораживали. Лёня, входя в это прекрасное песенное состояние, руками повторял движения Наталии Васильевны и был так же великолепен, органичен, как и она.

Но вот пение прекратилось. Исполнители становились обычными людьми, ничем не отличающимися от окружающих. В этот раз Лёня, завершив песнопение, подошёл ко мне, деловито размахивая руками, говорил о чём-то относящемся к репетиции, а Наталья Васильевна поглядывала на него, ожидая, что после репетиции он уделит ей внимание, но этого не случилось.

Мы куда-то торопились, и Лёня мимоходом, мило улыбаясь, бросил: «Наталья Васильевна, я хотел вам что-то сказать!» — «Что, Лёнечка, что?» — ухватилась она за слова. «Я потом! В следующий раз!» — пообещал он, и мы удалились.

Если бы только Лёня знал, как Наталья Васильевна ждала этих слов, отложенных на «потом»…

«Серёжа! Что мне хотел сказать Лёня?» — при каждой встрече спрашивала меня Наталья Васильевна. — «Не знаю, мы секретами не делимся», — сказал я неосторожную фразу, чем ещё более подхлестнул интерес влюблённой девушки. «Ты спроси у него. Серёжа, спроси, очень тебя прошу!» — «Да не скажет он мне, он скрытный, как шпион», — ответил я.

«Лёня! Объяснись ты наконец с Натальей. Что ты ей там наплёл и не договорил. Человек ждёт, страдает, а ты уплываешь от разговора…» — попросил я друга. «А что я ей обещал? Думаешь, я помню…»

И вот после нескольких пропусков репетиций мы с другом появились на глаза Наталье Васильевне. Она перегородила нам дорогу в узком коридоре. Я отошёл в сторону и невольно стал свидетелем такой сценки: «Что, Лёнечка, ты хотел мне сказать?» — «Ой, даже не знаю, как начать разговор…» — «Да говори, сме­лее», — подталкивала Лёню влюблённая девушка.

«Не могу, стесняюсь, я такие слова никому ещё не говорил», — а далее Лёня как баран упёрся взглядом в пол и молчал. «Лёнечка, дорогой, не стесняйся», — уговаривая моего друга, щебетала Наталья, прильнула к нему. Облизав пересохшие губы, легонько запрокинула голову, ожидая, что Лёня произнесёт долгожданные слова, обнимет и поцелует…

«Наталья Васильевна, вы помните, когда в прошлом году мы выходили из зрительного зала…» — «Да, Лёнечка, да, я всё помню». — «А я вам наступил нечаянно на ногу». — «Помню, помню, так и что?» — «Так вот, я хотел за это извиниться!» — «И это всё, что ты мне хотел сказать?» — «А что ещё?» — сказал Лёня и, не рискнув поцеловать Наталью, поддержал её обмякшее тело, чтобы она не упала от неожиданного признания…

Наталья вдруг­ вздыбилась как пружина, резким движением оттолкнула только что любимого человека и побежала в гримёрную комнату утирать слёзы.

Так завершился ещё один этап нашего совместного с Лёней музыкального образования! Больше мы на репетиции не ходили.

Сергей Петров

Ранее

От редакции

В начале года Сергей Петров был номинирован на премию «Писатель года» крупнейшего российского литературного портала Проза.ру. Об этом ему в письме сообщила редакционная комиссия.

Редакционная комиссия рассмотрела произведения, размещенные на его авторской странице на портале Проза.ру, и одобрила их номинацию на Национальную литературную премию «Писатель года 2013».
Редакторами Прозы.ру особенно были отмечены следующие произведения:

Сергей Петров прошёл отборочный тур и получил право издания своих произведений в конкурсных альманахах.

Однако в беседе с корреспондентом газеты «Кур'ер» Серегей Петров сообщил, что он отказался от дальнейшего участия по организационным причинам: он погружён в работу, так как активно пишет книги и сценарии, много у него и домашних дел в его сельском подворье.
Напомним, что Сергею Петрову 76 лет.

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Karniej
Karniej
14 апреля 2014 11:42

Приключения Маркиза из сада)))