О войне не всё ещё сказано

0

История для меня — это прежде всего судьбы людей. А судьбы состоят из эпизодов. В том числе и военных — с болью, бедами и горем. И ни о каждом из них ещё рассказано. На Случчине в деревне Аступище, которая лет 15 уже не существует, в 1906 году родился и до своего последнего часа жил Антон Николаевич Корбут.

Учился, работал, в середине тридцатых годов женился. Причём его женой стала американская белоруска Вера Павловна Ажгирей. «Американская» потому, что родилась она в США, в городе Бостоне. Её отец был членом компартии, из-за чего подвергался гонениям, и семья вернулась на родину предков.

Реклама

Антон Корбут работал в Кучинской МТС, а его жена — учительницей в школе деревни Калита. В 1939 году, когда в семье было уже два ребёнка, Корбута мобилизовали на финскую войну.

ОДНОПОЛЧАНЕ. После окончания финской войны Антон Корбут (второй справа во втором ряду) демобилизовался и возвратился домой. Фото из семейного архива, март 1940 г.
ОДНОПОЛЧАНЕ. После окончания финской войны Антон Корбут (второй справа во втором ряду) демобилизовался и возвратился домой. Фото из семейного архива, март 1940 г.
На фронте было тяжело. Особенно зимой, когда стояли сильные морозы. Он рассказывал мне, что хлеб рубили топорами, горячая пища в термосах по пути на передовую превращалась в монолитный блок. Не выдерживал металл, из-за морозов отрывались прицепные устройства артиллерийских тягачей. А люди воевали.

С войны Антон Корбут вернулся младшим командиром. Но мирная жизнь была недолгой и закончилась 22 июня 1941 года. Буквально уже в первые сутки немецкие самолёты бомбили аэродром у деревни Новый Гудков и наши части, которые выдвигались навстречу врагу со стороны Старых Дорог.

А с утра 27 июня у деревни Калита и МТС красноармейцы вели бой с врагом. На следующий день фашисты отправили Антона Корбута, Ивана Тамашевского, Алексея Борисовца и других на место боя собирать и хоронить тела погибших красноармейцев. Как говорил мне Иван Тамашевский, для этого ими были вырыты 53 могилы.

Одновременно они собирали оружие и прятали его в лесу, который находился рядом. Антон Николаевич вспоминал, что хранилищем для пистолетов служили, например, муравейники.
Через несколько месяцев, в начале осени 1941 года, Антон Корбут ушёл в партизанский отряд. Вскоре он стал политруком роты. Я запомнил один из эпизодов его боевой деятельности, о котором рассказал мне сам ветеран.

Группу партизан, среди которых был и он, фашисты прижали к озеру с заболоченными берегами. Бой был долгим, патроны заканчивались. Лес редкий, укрыться негде. Тогда политрук дал команду приготовить из камыша дыхательные трубки и сымитировать отход в болото, а самим погрузиться в воду. Это партизан и спасло.

В борьбе с оккупантами участвовала и Вера Корбут. По заданию партизан она собирала нужную им информацию. Но немцы или как-то узнали об этом, или же просто решили «зачистить» семью партизана.

Избежать ареста Вере Павловне, её детям и матери помогли люди и случай. Я знаю об этом от моей тёти Марии Адамчук, которая во время вой­ны жила с мужем Павлом в деревне Калита. В их доме водился «шнапс». Однажды отведать его заявилась группа полицаев и немцев. В пьяном разговоре один из них проговорился, что утром отправятся арестовывать семью Корбут.
Престарелая мать хозяина дома нашла предлог, чтобы выйти на улицу. Об услышанном она рассказала встреченной ею Вере Цагойко. Она предупредила Корбутов, и те ушли в лес…
После войны семья Корбутов продолжала жить в родной деревне. Антон Николаевич работал зав­магом, затем почтальоном. Умер он в 1988 году, а Вера Павловна жива и скоро встретит свой 99-й день рождения. Здоровья ей и низкий поклон.

Михаил Тарасевич, Слуцкий район

Этот материал был опубликован ранее в печатном номере газеты «Кур'ер» (№ 11 от 13 марта).

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии