Роковой выстрел

3

Эта история случилась давно, но до сих пор не забылась. Более того, она передаётся из уст в уста, каждый раз обрастая вымышленными невероятными подробностями. Сейчас уже трудно отличить, где правда, а где вымысел. А случилось вот что…
В одном из военных гарнизонов, разбросанных на бескрайних просторах Забайкалья, служили два друга. Первый друг, назовём его Геннадий, попал сюда по распределению по окончании военного училища. Геннадий оказался хорошим командиром: был напорист, принимал смелые решения, умело руководил подчинёнными.

К моменту описываемых событий он уже успел закончить академию и был командиром части, весьма перспективным, к слову.

Небольшим ручейком пополнения кадров были так называемые весёлые ребята. Это те, кто успел проявить себя на службе в более комфортных округах далеко не с положительной стороны. Таким и был второй друг. Он уже успел побывать на различных должностях, неоднократно снимался с этих должностей и в итоге оказался зампотылом отдельного батальона. Звали его Сергей, а сослуживцы за глаза Бармалеем. Справедливости ради надо сказать, что Бармалей умел работать: личный состав был одет, обут, накормлен, жил в тёплых казармах, на складах имелся запас всего необходимого. Подводили Сергея его весёлый характер и пристрастие к спиртному.

Реклама

Однажды перед штабом дивизии положили асфальт и поставили знаки «Грузовое движение запрещено», дабы многотонные машины не могли разрушить этот кусочек цивилизации. Это обстоятельство весьма затрудняло деятельность Бармалея на его служебном авто «ГАЗ-52». Выход он нашёл неординарный.

В один из вечеров Сергей напоил начальника гарнизонной ВАИ до такой степени, что последний выписал ему справку, извещавшую о том, что автомобиль «ГАЗ-52» является легковым. Поначалу дежурные ваишники не верили глазам своим, но справка была чин чинарём, с печатью и подписью начальника, и они вынужденно пропускали Бармалея и его «легковой» «ГАЗ-52». Вскоре к этому привыкли, и «легковушка» перестала быть предметом обсуждения.

У обоих друзей была непреодолимая страсть — охота. В этот день Гена и Сергей охотились на зайцев, но им не везло. То ли звёзды были не на их стороне, то ли зайцы в этом районе охоты оказались наиболее бдительными — неведомо. Ближе к вечеру окончательно расстроенные и уставшие друзья решили обмыть неудачу.

Когда уже вокруг валялись несколько пустых бутылок из-под спиртного, Бармалей неожиданно заметил: «А знаешь, Гена, сегодняшняя неудача только потому, что ты плохо стреляешь». Для Геннадия, который был признан лучшим стрелком, этот удар оказался ниже пояса. Горячность, с которой он опровергал «глубокомысленный» вывод друга, могла растопить айсберг. Бармалей пошёл дальше: «А спорим, ты мне пятерной дробью в мягкое место не попадёшь!» Сергей указал количество метров, с которых Гена не должен попасть в известное место и втихаря вставил в ружье холостой патрон.

Поднялся, отмерил шагами указанное расстояние и встал в позу мишени, предвкушая победу в споре. Геннадий, несмотря на то что алкоголь уже порядком затуманил мозги, подумал: «А ведь пятёркой и убить могу». Вздохнув, он вытащил холостой патрон и зарядил ружьё более мелкой дробью — семёркой.

Грохнул выстрел — в оспариваемое место Бармалея тысячами иголок впилась дробь. От неожиданности он с размаху уткнулся носом в песок. Так и лежал, пока друг и солдат-водитель выковыривали дробь из мягкого места. Продолжали выковыривать до победного конца в госпитале.

После этого случая Бармалей ещё долго не мог си-деть на предмете спора, а в гарнизоне потешаются до сих пор, смакуя обстоятельства рокового выстрела.

Владимир Вершинин

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Постмодернист
Постмодернист
28 мая 2013 23:54

Автору бы так семеркой, чтобы рассказы получше писал.

Ленинец-Буддист
Ленинец-Буддист
29 мая 2013 07:36

Кто позволил автору издеваться над Советской армией, славным социалистическим прошлым и ордена Красного знамени Забайкальским военным округом?

Борис
Борис
29 мая 2013 13:14

А что вы хотите сказать что в Советские времена в армии среди офицеров был сухой закон пьянство процветало особенно в отдаленных гарнизонах