Ветеран и человек-легенда из Красной Слободы

7
Реклама

В Краснослободском поселковом совете мне предложили написать про человека, которого все знают. «Зачем писать про того, кого уже знают», — удивился я. На что Валентина Казак, председатель поссовета, заметила: «Абрам Ильич Фарфель — это человек-легенда. Про него должны знать не только живущие сегодня, но и грядущие поколения».
Посёлок Красная Слобода когда-то строился если не по генеральному плану, то, как говорится в народе, с умом. В центре — площадь и торговые ряды. От центра лучами расходятся аккуратные заасфальтированные улицы. Много зелени, а тишина удивляет после шумного города. По обе стороны улиц — старые домики. Некоторые подворья напоминают типичную еврейскую застройку довоенного времени. В одном из таких домиков, недалеко от площади, и живёт Абрам Ильич Фарфель.

«Про меня писать не надо, лучше расскажите про моих родственников, — начал разговор Абрам Ильич. — Они настоящие герои. До 22 апреля 1942 года были в Краснослободском гетто. Перед массовым расстрелом евреев совершили дерзкий побег. Добрались до партизанского отряда Коржа. Но принять в партизаны их отказались. Только благодаря знакомству с Надеждой, женой Степана Ярошени, который воевал с Коржом в Испании, братьев Завен Владимира и Исаака зачислили в отряд. В 1944 году Владимир ушёл на фронт с Красной Армией, Исаака не взяли по малолетству. На фронте Владимир отличился геройством не один раз, за что был награждён боевыми орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Орден Боевого Красного Знамени вручил лично Георгий Жуков. Жаль, Владимир умер в Минске в 1983 году, а его брат Исаак сейчас живёт в США».

Выслушав монолог собеседника, я спросил: «Как вам удалось избежать страшной участи большинства еврейских семей?».
«Это были тяжёлые годы. В народе говорили: если нападёт враг, то война будет не долгой, а доблестная Красная Армия разобьёт противника на чужой территории. Сегодня мне полных 87 лет. И вспоминать те дни очень трудно и больно. Через Красную Слободу отступали советские войска на восток. Вид их был совсем не боевой. Скорой победы над врагом не предвиделось. В ночь на 26 июня я ушёл на восток, а 27 июня в Красную Слободу вошли немцы. В Любани меня догнал отец, предложил вернуться, но я отказался. Добрался до Узбекистана. В 1943 году меня призвали в армию. Осенью того же года попал на Волховский фронт. В январе 1944 года моя 191-ая пехотная дивизия освобождала Новгород. Дальше был Псков. Под ним меня тяжело ранило.

После лечения в госпитале комиссовали. В Тюмени в 1946 году окончил учительский институт. Вернулся в Беларусь, и меня направили учительствовать в Живоглодовичи (теперь Первомайск). Здесь я отработал 39 лет и 25 дней. Из них последние 33 года — в качестве директора.

Реклама

За это время ни одного раза я не был в отпуске. Из Красной Слободы ежедневно с женой ходили в школу за 6 километров. Только в 1974 году купили „Москвич“.
Вырастили двух сыновей, Михаила и Владимира. Михаил работал директором школы в Логойском районе, был депутатом Верховного Совета, первым послом Республики Беларусь в Израиле. Оба сына теперь живут там.
Когда я первый раз посетил Израиль, меня наградили медалью „50 лет Победы над нацизмом“. Там встретился с двумя братьями по оружию (они ранее жили в Борисове), оба Герои Советского Союза. Мою награду замачивали с ними по советскому обычаю».

Слушал я Абрама Ильича и думал, как мало остаётся с нами таких людей. Человеку после тяжёлого ранения каждый день ходить на работу за шесть километров — это уже геройство. А он, как будто услышав мои мысли, сказал: «В этом году пришёл 9 Мая на празднование Победы из ветеранов только я один. Расстроился так, что плохо стало. Поэтому на День освобождения Беларуси никуда не пошёл. Спасибо, сыновья позвонили, поздравили с Днём Республики».
Он замолчал. Потом, волнуясь, продолжил: «Люди думают: раз воевал и остался живой, — значит герой. Но я простой советский человек».

Владимир Амельченя

ПАМЯТЬ. Абраам Ильич Варфель вспоминает о годах войны с болью и горечью.

Реклама