Райский сад профессора Рылова

1

Любой увлекающийся в Беларуси садоводством человек хорошо знаком с книгами Геннадия Петровича Рылова, доктора сельскохозяйственных наук, уроженца Копыльского района. Однако не все знают о его драматической судьбе — учёного и человека. Об этом и пойдёт речь в предлагаемой статье.



Каждое дерево мне как дитя родное. Ведь оно выпестовано мною. Я слышу, как яблоки разговаривают друг с другом ранним утром, и это не мистика. Геннадий Рылов

В начале 1960-х годов по решению Совмина БССР и под руководством Геннадия Петровича в Щучинском районе Гродненской области в экспериментальном хозяйстве «Руткевичи» на площади в 40 гектаров началось создание научно-производственной базы садоводства.

Реклама

Уникальный сад

За три года был заложен помологический сад (питомник), равного которому по богатству коллекции и научной ценности на территории Советского Союза и Европы не было. Интересный факт: в 1980-е годы в мире насчитывалось около 16 000 сортов яблони. Почти каждый пятый сорт стараниями Рылова оказался в Руткевичах. Здесь имелись и 1200 сортов груш, произрастало 800 других плодово-ягодных культур.
По задумке Рылова, собранный материал позволял на научной основе успешно решать любую из проблем, возникающих перед селекционерами-садоводами.
Постоянный интерес к помологическому саду проявляли за границей. Черенки сортов из коллекции сада высылались в Канаду, США, Чехословакию, Польшу, Англию, Францию, Болгарию и другие страны. А из-за рубежа приходил оригинальный обменный материал, который пополнял уникальную коллекцию. Настойчивости и твёрдости Геннадия Петровича на пути к поставленной цели удивлялись все, кто с ним общался.

Копыльский самородок

Родился будущий учёный на Копыльщине в 1936 году в деревне Куцевщина. Как отмечает копыльский краевед Иван Игнатчик, во время войны фашисты убили отца. Мальчишка в семь лет уже помогал матери, зарабатывая на хлеб пастушком. В поле от старших товарищей быстро выучился грамоте, а после войны сразу пошёл в пятый класс.
Через два года юноша поступит в Марьиногорский сельхозтехникум и станет одним из лучших учащихся. На практических занятиях особо увлекался прививкой деревьев и мечтал о селекционной работе. В 19 лет Рылов напишет научную работу «Об образцах народной селекции». После получения диплома его заберут работать в Центральный ботанический сад АН БССР.
Здесь он будет трудится под руководством профессора Петра Ипатьева, внука ученого-биолога с мировым именем академика Николая Вавилова. Рылов объездит всю Белоруссию, собирая информацию о многочисленных сортах плодовых деревьев, а недостаток знаний восполнит учёбой в Тимирязевской академии. Молодой учёный с подачи своего учителя берётся за создание уникального помологического сада в Руткевичах. Хорошее начало, о котором говорилось выше, казалось, не предвещало беды.

Опальный профессор

Те, кто знал Геннадия Рылова, отмечают его независимый характер и абсолютное бесстрашие в словах и поступках. Всё это вызывало у тогдашнего начальства глухую ярость. Успехи молодого учёного породили и обыкновенную зависть. Сначала благое дело начинают гробить в кабинетах. Затем на Рылова навешивают всевозможные ярлыки. Его исключают из партии, лишают должностей, изгоняют из опытной станции. Опального профессора не брали на работу даже дворником.
Но и это не сломило Геннадия Петровича. Более двадцати лет в одиночку он боролся за жизнь помологического сада. Однако уже в годы перестройки питомник под предлогом неэффективности начинают ликвидировать: на его глазах бульдозер выкорчевывал цветущий райский сад…
Геннадий Петрович находит утешение в написании книг и статей. Он опубликовал более 400 научных работ и 22 книги. Они до сих пор пользуются неизменным спросом у садоводов многих стран.

Грустный эпилог

В последние годы жизни Рылову разрешили преподавать предмет «Садоводство» в Щучинском ПТУ-198. Уже в постперестроечное время он с энтузиазмом взялся за организацию в том же Щучинском районе фермерского хозяйства по выращиванию саженцев. Однако в 2001 году учёного не стало.
Сегодня о делах и наследии профессора Рылова вспоминают всё чаще и чаще. Есть в этом нечто грустное. Возможно потому, что на наших фруктовых прилавках минимум «собственного» и максимум «заморского».

Владимир Иванов

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
volf
volf
14 мая 2012 20:18

I зараз, як у тыя часы, за незалежны характар, прауду, выганяць з работы, зганяць у прэсе i г. д.Што змянiлася?