Во всём виновата лишь она…

0

На какие бы сочинительские соблазны не покушался мужчина в мире слов, как бы не геройствовал в поэзии, обличая свои заморочки, слабости или пагубные страсти людские, всё это он делает для неё — длинноногой, дышащей «NINA RICCI» и туманами, рыжеволосой музы-бестии. И подтверждением сей теории позвольте предложить рифмованные откровения дебютанта «Кур'ера» Станислава Настусевича из Слуцка.

Вера Шут, ведущая рубрики

Реклама

Для неё

Звёзды, полночь, тишина…
Я сердца слышу тихий стук.
И медленно схожу с ума
От нежных, тёплых твоих рук.
Я не могу тебе сказать,
И спеть, пожалуй, не смогу,
И даже просто написать,
Мои слова, ведь я люблю…
Ведь по-другому мне нельзя;
Ещё минутку украду —
Мои минуты без тебя
Не пожалею и врагу!
Боюсь, что не поймёшь меня!
Такой в уме моём вопрос.
Ведь для людей я, как стена,
Но за стеной я виртуоз.
А посмотрев в твои глаза,
Где светит жизни огонёк:
Зачем нужны двоим слова?
Они для тех, кто одинок!

Поэту

Знаешь ли ты то чувство полёта
Твоей беспокойной глупой души?
Или опять рассыпались ноты,
И не выходят о жизни стихи?
Помнишь ли ты, когда хочется спать,
Ведь поздно уже и скоро рассвет,
Но нужно опять тебе написать…
Завтра на утро читаешь свой бред!
Ты написал — опять не годится;
Просто хотелось смысл обрести,
Ведь не успел строкой насладиться,
Ну ладно, пиши и дальше ищи…
Но нет, у тебя нет вдохновения!
Закончилось просто — муза ушла.
Да… у музы много терпения,
Раз так с тобою долго была…
Знаешь, поэт, ты хитрая птица:
Даже стихами умеешь ты лгать.
Тобой, конечно, можно родиться,
Но если захочешь, можно и стать!
Ты не ищи сюжетов для песен.
Ты не смотри так на водную гладь.
Помни, что твой конец неизвестен,
Просто тебе не пришлось умирать…

Начало

Я помню раньше, в первый раз,
И не забуду ощущений,
Сказал ей много пьяных фраз
И вызвал гордое презрение…
Она сердилась на меня,
А я в тот день всех ненавидел.
Теперь я знаю точно — зря.
Но я себя другим не видел.
Мне не хотелось даже жить,
Чтоб не зависеть от любимых,
Но нужно было как-то плыть:
Я недалёк был от экстрима!
В тот день кипел я, как вулкан,
А нервы были, как канаты;
Я просто взял и написал,
Не ограничиваясь матом.
И после ей всё отослал —
Тогда пожертвовал всем светом.
Из-за неё таким я стал,
Кого теперь зовут поэтом.

Безнадёжность

Да, на душе моей так пусто;
И хочется мне просто спать,
Забыть о чёртовом искусстве,
А лучше бы его не знать!
Не написал бы я ни строчки,
Коль знал, что буду людям врать.
И начинал бы сразу точкой,
Но я не смог себя сломать…
И так наивно полагая,
Что счастье встретится в стихах,
Я шёл, по жизни осуждая
Пред смертью и пред Богом страх.
Писал, ещё тогда не зная,
Что буду видеть во всём прах.
Писал, наивно полагая,
Что счастье встретится в стихах.
Сейчас мне томно, зябко, робко.
Пишу стихи лишь о тебе…
Сейчас играют грусти нотки —
Они тоскуют обо мне;
И я поставил жизнь на полку —
Пускай пылится, пока сплю,
Пусть тихо воют в душе волки —
Я зверя больше не кормлю…
Но всё ж о прошлом вспоминаю:
Я в нём ругался и любил,
И сердце снова я ломая,
Любовь свою опять убил!
Душа моя как псина лает,
И сам себе уже не мил,
Но всё ж о прошлом вспоминаю,
Я в нём ругался и любил…
И помню, девушка сидела:
Всё было словно в первый раз.
Она в мои глаза глядела —
Не нужно было лишних фраз.
Любовь уже тогда созрела,
Но всё же не прошёл мой час.
Я забывал её несмело —
Сломалось сердце — нету нас…
Сейчас об этом вспоминаю,
Прошли искания мои,
И лишь теперь одно желаю:
Чтобы закончились стихи!
Я их несчастных проклинаю!
Играет музыка души…
Где отключить её, не знаю;
Хочу немного в жизни лжи…

Слова…

Вот кто миром управляет.
За ними бегает толпа,
А кто-то в спину ей стреляет!
И словно чёрная рука,
Они на смерть нас отправляют!
И капли крови с потолка
Меня до жути раздражают…
Во всём виновны лишь слова…
Они — моя и ваша слабость.
Они упорно бьют сперва,
А после выражают радость!
И пуля-дура во врага —
Вся человеческая радость;
Уж эти подлые слова,
Они — моя и ваша слабость…
Они нужны, чтоб нам помочь,
А я дурак их проклинаю.
Уже не первую я ночь
По ним беспомощно скучаю…

Мне очень сложно одному

Мне очень сложно одному,
Ведь не могу найти я темы…
Не посвящаю никому,
Свои стихи, свои поэмы.
Не потому что не хочу,
А просто есть одна проблема:
Мне очень сложно одному,
И снова не могу найти я темы…
Мне одиноко одному,
О да, я тоже так страдаю…
Найти хочу судьбу свою —
Не нахожу земного рая.
Не потому что не могу,
А просто, где искать, не знаю.
Мне одиноко одному,
О да, я тоже так страдаю…
Мне очень страшно одному,
Ведь, кажется, что все забыли,
Что я опять себя ищу —
Я потерялся где-то в пыли.
Теперь и сам уж не пойму,
Как я любил, как мы любили.
Мне очень страшно одному,
Ведь, кажется, что все забыли…

Я знаю, что болен

Ты прости, но я знаю, что болен;
Я давно превратился в него,
Я давно для других бесконтролен,
Доброта для меня озорство…
Я забыл о счастливых моментах.
Удивляться? Прости, но чему?
Не нашёл своего контингента,
И искать мне уже не к чему…
Я чужой для людей — одиночка.
Не такой, не такой как они!
Не красавец, как люди-цветочки!
Не горячий, как люди-огни…
Я убийца, я знаю, и точка!
Ты меня подойди, осуди!
Спотыкаясь об грязные кочки,
Я живу свои грешные дни…
Но в других я и камня не кинул!
Убиваю, но чаще в себе!
Я люблю лишь минутное диво,
И не дамся в тяжёлой борьбе…
Я бываю и с пьяною рожей!
Чем трезвее — тем больше я лгу!
И судьбы я не видел похожей:
Я меняюсь! Отдай мне свою…
И грешил, и сквернил очень много!
И сегодня грешу и скверню!
Нет, не смерть убивает нас подло,
Я о жизни рассказ напишу…
Пусть другие отправятся водкой,
Пусть буянит, бурлит алкоголь,
Я закусывал хлебною коркой,
Но, увы, не моя это роль…
Я свихнулся, да, наверное так будет,
И проделаю дырки в гробу.
Путь на небо души моей труден,
Я без дырок останусь в плену…
Ты прости, ведь я знаю, что болен;
Я давно превратился в него,
Я давно для других бесконтролен,
Доброта для меня озорство…

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии