Гуси-лебеди по-слуцки

3

Когда мне было восемь лет, родители осчастливили меня покупкой братика. Хоть я и не просила такой роскошный подарок. Но делать нечего — принимай, дочка!

Самое отвратительное, что меня очень часто оставляли наедине с подарком. Наверное, думали, что это сделает меня ещё счастливее…
Но капля гордости у меня всё-таки была. Я — единственная со всей нашей улицы — имела настоящего живого младшего брата. Его можно было катать в коляске, кормить из бутылочки, как настоящего пупса, переодевать в разные одёжки. И самое интересное, что у него было то, о чём не мог мечтать ни один пупс и ни одна девочка. У него был писюнчик.
Когда родители оставляли меня с братом наедине и уходили по делам в город, на рынок или в магазин, девчонки со всей улицы сбегались ко мне и просили распеленать «игрушку».
Положив чудо-ребёнка на диван, мы расправляли пелёнки и разглядывали. А самым лучшим подружкам было дозволено даже потрогать это…

Реклама

И вот однажды в очередной раз я осталась нянькой. Насмотревшись на чудо-писюн, подружки убежали играть, а я, как дура, осталась качать в коляске это недоразумение. Чувствовала себя самой несчастной…
Тут вернулась одна подружка. «Играем, ржём, так весело! Ну что, идёшь?» — прозвенела она с порога. Какое там? Родители ещё не пришли, а этот родственничек обделал уже третью пелёнку (чтоб не плакал, я щедро поила его компотом из бутылочки).
Потом обо мне вспомнила вторая подружка. Прибежала, даже покачала коляску вместо меня. И осталась со мной посидеть 15 минут.

О, счастье: упившийся младшенький заснул. Вот радость-то! Значит, 1,5−2 часа он будет спать. Ура!
Мы по дорожке откатили коляску с братишкой в конец двора, за сараи, к самой уборной, и понеслись галопом на свободу.
Справедливости ради, надо сказать, что на свободу я планировала вырваться на пару минуточек. Глянуть одним глазком на радости жизни и вернуться в «кабалу». Но на пару минут не получилось…
Примерно через час я вернулась домой и бегом за сарай. Обмочился там небось за пятерых, сцыкун! Нужно будет перепеленать до прихода родителей…

…Ааааааааа! За сараем коляски нет, как будто никогда и не было, и какая-то зловещая тишина кругом. Вся моя никчёмная жизнь промелькнула перед глазами: детсад, первый класс. Впрочем, мелькать больше было нечему…

Иду по дорожке к дому, вспоминаю сказку «Гуси-лебеди», где сестра такая же разява, как и я… И бах! — ещё один шок: вернулись родители.
— Ну, как вы тут? Справились? — участливо и как-то виновато из-за долгого отсутствия спрашивает мама.
— Справились, — отвечаю.
— А где Лёшенька? Уже кормить пора, — засуетилась мать.
— Нет его. Наверное, цыгане украли, — заявляю я.

Ну, и правда, чего скрывать? Они всё равно рано или поздно заметили б пропажу…
Мать с отцом уставились на меня. Казалось, две пары зловещих глаз прожигают в моей одежде дырки.
И тут из-за забора отозвалась соседка — баба Зина:
— Я тут вашего мальчонку забрала. Так орал, так орал в коляске. Аж посинел, бедный. Вы его одного не оставляйте больше…

Все сорвались с мест. Мать бросилась к соседке за братом, я побежала вокруг дома от отца, он — за мной. Один шлепок по заду меня всё-таки настиг. И я поняла: меня здесь больше не любят. В Африку! Там фиги и финики! А мне нет больше места в жизни этих людей…
Просидев дотемна в кустах у памятника погибшему солдату в конце улицы, я была благополучно найдена мамой, которая вышла меня искать.

— Ну что вы за дети такие — всё теряетесь и теряетесь! — весело сказала она, и у меня отлегло от сердца.
Братишка уже спал. Отец так сверкнул на меня глазами, что у меня заныло под ложечкой и где-то в области попы… Впрочем, больше ничего страшного не было. Этим экзекуция закончилась, и я осталась жить в этой семье, променяв Африку на Беларусь.

Любовь Горбунович

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Belka
Belka
6 октября 2011 01:48

ы) молодец что осталась) я думаю в Африке «таких подарков» было бы не меньше)

сергей
сергей
6 октября 2011 10:52

Любовь Горбунович форэвэ! Опубликуйте ее фотку. Город должен знать в лицо своих героев. Когда я читаю ее рассказы, у меня периодически ноет то «под ложечкой», то «ГДЕ-ТО в области попы».

сергей
сергей
6 октября 2011 10:56

«У него был писюнчик. Когда родители оставляли меня с братом наедине и уходили по делам в город, на рынок или в магазин, девчонки со всей улицы сбегались ко мне и просили распеленать „игрушку“. Положив чудо-ребёнка на диван, мы расправляли пелёнки и разглядывали. А самым лучшим подружкам было дозволено даже потрогать это…» — я даже не в силах это как-то прокомментировать. Ленинец-Буддист, ау?