Меня хранил мамин оберег

0

Четверть века мы живём под знаком чёрной беды. Имя ей — Чернобыль, трагическая быль и многолетняя боль нашего народа.

Судя по публиковавшейся информации, в разрушенном реакторе находилось 192 тонны ядерного топлива. По расчётам Института радиологии НАН Беларуси, выбросы составили около 1 миллиона кюри радиоактивной энергии. Некоторые исследователи того времени утверждали, что мощность выбросов равна мощности сотни атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году.

Трагедию, случившуюся 26 апреля1986 года, не удалось полностью преодолеть до сих пор. И она была бы многократно ужаснее, если бы на её пути не встали ликвидаторы: пожарные, военные, шахтёры, милиционеры. Многие из них поплатились своим здоровьем и даже жизнями. По информации, которой я располагаю, на Случчине к концу 2010 года жили 533 участника ликвидации аварии на ЧАЭС. 35 из них — инвалиды I и II группы по болезням, полученным в результате аварии на ЧАЭС.
В числе тех, кто 25 лет назад работал в радиоактивной зоне, — сотрудники слуцкой милиции, мои товарищи и коллеги. А первыми из Слуцкого ГРОВД уже на третий день в район аварии были направлены Владимир Нимера и Александр Александрович.

Реклама

Майор милиции в отставке Владимир Нимера рассказывал: «Сотни машин везли к реактору бетон. Километров за 30 от реактора мы встречали их, формировали колонну и сопровождали её. Когда до АЭС оставалось около километра, водителей высаживали. За руль садились люди в спецодежде и везли груз по назначению. Из защитных средств выдавали респираторы или плотные марлевые повязки».

Майор милиции Валерий Короленко, начальник слуцкого отделения ГАИ, в сентябре 1987 года возглавил сводный отряд инспекторов ГАИ Миноблисполкома в Чернобыльской зоне.

Валерий Павлович при себе имел персональный дозиметр новой конструкции, который после окончания службы в Чернобыле доставил в Минск, где учёные Института радиологии использовали показания прибора для изучения ситуации в зоне ЧАЭС.
Кроме имён товарищей, в моей памяти навсегда остался кусочек хлеба, завёрнутый в мамин платок. Я обнаружил его случайно, когда мы, прибыв в зону, переодевались в специальную форму. Этим оберегом мама хотела защитить меня от радиации. Милая моя мама, тебя уже нет, но сухарик, к которому ты прикасалась, — со мной…
Радиация беспощадна, и, к сожалению, наш бывший сводный отряд за эти годы поредел. Теперь мы всё чаще встречаемся у кабинета врача.

За здоровьем слуцких ликвидаторов следили врачи Наталья Иосифовна Вышковская и Зоя Петровна Акулович. А помощником у них была Инна Геннадьевна Якубович.
Сейчас приём ведёт Анна Юрьевна Огуренкова. Это внимательный, милейшей души человек. Во всём помогает ей медсестра Елена Антоновна Курянович.
Нельзя забывать, что в Чернобыльской зоне работали более 50 медиков Случчины.
В числе первых ликвидаторов были врачи: Владимир Павлович Наврась, Владимир Михайлович Коновалов, Юрий Иванович Кореньков, Вячеслав Михайлович Аскабович, Владимир Владимирович Кудрявцев и многие-многие другие.
Будьте здоровы и живы, дорогие ликвидаторы!

Михаил Тарасевич, участник ликвидации аварии на ЧАЭС

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии