Михаил Иньков: Я готов сделать памятник Анастасии Слуцкой

7

Автор памятника святой праведной княгине Софии Слуцкой рассказал корреспонденту «Кур’ера” историю его создания. Почему выпускнику Белорусской Академии искусств поставили тройку за проект памятника святой. Похожа ли отлитая в бронзе София на его дочь Машу, погибшую во время трагедии на Немиге. И какие испытания посылаются скульпторам, которые создают церковные памятники. Об этом Михаил Иньков поведал журналисту за чашкой кофе в своей мастерской на улице Гая в Минске.

В ГОСТЯХ У СКУЛЬПТОРА. Михаил Иньков на своём опыте убедился, как злые силы могут мстить художнику.  Единственное спасение он видит в вере.

Реклама

— Каждый день прохожу мимо памятника, и когда что-то случается с близкими людьми, я прошу у Софийки здоровья, и святая помогает.
— Когда там будет церковь построена – если, конечно, это произойдёт —  и перевезут мощи Софии Слуцкой, тогда начнутся чудотворения. Мы с Владыкой Филаретом говорили об этом.

– Расскажите, как вы получили заказ на создание памятника святой.
— Когда я заканчивал отделение скульптуры Белорусской Академии искусств,  мой приятель начал проектировать церковь в Турове, и мы с ним запланировали сделать памятник Кириллу Туровскому. (Показывает на фото с открытия памятника).

— Ваш Кирилл Туровский удивительно похож на Филарета…
— Сходство есть, — улыбается собеседник. – Митрополит Филарет — уникальный человек. Когда-нибудь его причислят к лику святых.
В 1993 году открыли монумент Кириллу Туровскому. Это был первый православный памятник на территории Беларуси. Считалось раньше, что у православных таких памятников быть не должно. Скульптуры святых традиционно делали католики.
Начало было положено, и в 1994 году Владыка благословил меня на дипломную работу – памятник святой Софии Слуцкой. В Академии мне сказали, чтобы я защищался монументом Кириллу Туровскому. Но я настоял на своём, и мне дали понять, что оценка работы будет соответствующая: среди преподавателей были коммунисты.
Я сделал рабочую модель, светский вариант и голову в натуральную величину. Это была первая дипломная работа в Академии на религиозную тематику.
Кроме того, возникли споры, должен ли художник идти на поводу у церкви, или, наоборот, церковь должна прислушиваться к видению художника. Комиссия сочла, что я в решении этой проблемы допустил ошибку.
К тому же, рабочая модель была сделана с элементами декора. После стиля лопатной академии, в котором создавались памятники в советское время, вдруг какие-то рюшечки, жабо, декоративные детали, вензеля — для них это было непонятно. Как и обещали, мне влепили тройку.
Совсем недавно мне мой преподаватель сказал: «Тот, кто тебя долбал за Софью, сам недавно сделал скульптуру – вся в декоре».
А за тройку я не в обиде. Кафедрой скульптуры в Академии искусств сейчас заведует человек, у которого тоже в дипломе «трояк».
Эскизов памятника Софии было несколько десятков. С ними я приезжал к Митрополиту. Помню, у меня была очень красивая композиция. Есть икона, на которой изображена коронация святой, и сверху спускаются ангелы. Владыка сказал, что это униатство. Не должно быть короны и ангелочков. Тот вариант, который был одобрен Филаретом, выполнен в соответствии с православными традициями.
Но только через пять лет, в 1999 году, была сделана скульптура в натуральную величину. Её поставили на территории Свято-Михайловской церкви в Слуцке. Помню, местные власти хотели поставить памятник в сквере, возле ресторана «Вежа», и даже переименовать ресторан именем святой. Мы с архитектором выступили против, потому что там не место церковной работе.

— Скажите, а была ли модель, с которой вы лепили Софию Слуцкую?
— Я думал о том, чтобы найти девушку, похожую на Софию. Как-то иду возле Академии искусств и вижу девушку на перекрёстке — один к одному София Слуцкая. У меня же был её портрет. Думаю, завтра выловлю. Я потом несколько недель искал её, специально не приступал к портрету. Безуспешно. Как видение какое-то было.

— Михаил, простите за очень личный вопрос, но не задать его не могу. Это правда, что в Софии можно угадать черты вашей дочери Маши?
— Я уже по телевизору это слышал. Пусть будет так. Дело в том, что в 1999 году, когда я лепил Софию Слуцкую в натуральную величину, Маша ко мне приходила. А как только я окончил работу, дочь погибла на Немиге. Ей было пятнадцать с половиной лет.
Когда я ставил памятник на могиле дочери, я не хотел воплощать в нём Машу, какой она была при жизни. Это обобщённый образ, памятник всем детям, которые погибли.
После трагедии на Немиге собиралась секция скульпторов Союза художников, и все единогласно проголосовали за то, чтобы я делал памятник погибшим. Но Буралкин, председатель Союза, почему-то решил, что это он сделает.
То, что получилось, иначе как халтурой назвать не могу. Такие вещи за две недели не делаются. Когда я увидел эти розы, был просто в шоке. После этого я руки автору памятного знака не подал. Он оправдывался, что надо было срочно делать заказ. Я спросил, почему он не обратился ко мне. Коллеги предлагали разные идеи. Одна из них — поставить на месте трагедии капличку… К сожалению, эта задумка не воплотилась.
…Каждая церковная работа отнимает у её создателя близких людей. Мне ещё Владыка говорил: «А что ж ты хотел? Ты должен прекрасно понимать, что злые силы тебе будут мстить».

— А раньше вы когда-нибудь сталкивались с подобным?
— Когда я сделал рабочую модель Кирилла Туровского, попал в больницу. Ни с того ни с сего возникли серьёзные проблемы со здоровьем, и врачи думали, что я больше не жилец… А когда поставили памятник, у меня умер отец от редкой болезни — холодостойкой аллергии крови. Сгорел за недели полторы.
И с памятником Софии была история. Когда ребята на комбинате делали прокладку в натуральную величину, я попросил, чтобы сделали качественно, иначе будут большие неприятности. Они похихикали. Сделали плохо – и в скором времени умерли.
Когда ты берешься за церковную вещь, нужно относиться с пониманием, что ты создаёшь памятник святому человеку, а дьявол не хочет, чтобы он был. И начинаются всякие козни. Делается всё возможное, чтобы художник не сделал эту работу, а если он сделал – ему мстят. Спасение для художника – в вере.

— Михаил, у вас были моменты отчаяния, когда вам хотелось уйти из профессии?
— Из профессии – нет, но церковные вещи не хотел делать вообще.
У меня, кстати, есть предложение к слуцким властям: создать памятник княгине Анастасии Слуцкой – белорусской Жанне Д’Арк. Я вижу её на коне в рыцарском одеянии с мечом. Этот памятник мог бы стать вторым конным монументом в Беларуси после Всеслава Чародея в Полоцке.
Идеальное, на мой взгляд, место для Анастасии Слуцкой – на площади, где сейчас стоит памятник Ленину. Что Владимир Ильич сделал для Слуцка? Может быть, стоит перенести Ильича, чтобы защитница города от татар заняла достойное место. Этот памятник мог бы стать достопримечательностью Слуцка, поскольку объектов архитектуры, которыми можно было бы показать туристам, практически не сохранилось.

Татьяна Гусева

ПИШИТЕ  SMS. Нужен ли городу памятник Анастасии Слуцкой. Тел. 8 (029) 329-29-34Анастасии Слуцкой

7 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Wanderer
Wanderer
9 февраля 2011 18:06

“Пяцьсот гадоў таму яны не ведалі, што яны беларусы, але іх дзяржава была найвялікшай у Еўропе. Калі яны даведаліся пра гэта, у іх ужо не было дзяржавы, і іншыя лічылі іх то недаробленымі рускімі, то непаўнавартаснымі палякамі. Але беларусы яшчэ былі. Нарэшце іх запісалі ў савецкі народ. А потым пачалася вайна і акупацыя. Пасля гэтага беларусаў засталося зусім мала. Цяпер у беларусаў ёсць дзяржава. Але іх саміх ужо не засталося” (с) фільм «Акупацыя. Містэрыі». Есть кому памятники устанавливать, но некому. Обо…тся даже улицу ленина переименовать, не говоря уж о конных памятниках.

pr
pr
9 февраля 2011 18:14

…— Когда там будет построена церковь (если, конечно, это произойдёт) и перевезут мощи Софии …
вот именно,я не раз задавал этот вопрос, но никто и не ответил, ТАК КОГДА ЖЕ ЭТО ЧУДО СЛУЧИТЬСЯ??!!! скорее всего -НИКОГДА!!!

wolf
wolf
9 февраля 2011 22:25

Да давно пора всё это сделать.

Изабелла
Изабелла
10 февраля 2011 00:16

Очень интересное интервью. Таня. Спасибо.

монолит
монолит
10 февраля 2011 16:25

Дедушек Лениных ,нужно собрать со всей Беларуси и установить их перед зданием на Карла Маркса ,32 в г.Минске. А еще вылить им из бронзы щиты и дубинки … Впрочем это уже другая история.

сергей
сергей
10 февраля 2011 17:01

Кмаркса 32 — Конституционный суд. Там места нету, куда выставлять, там напротив Британское посольство и Консульское управление МИД. Я так понял, имелось ввиду Маркса 38?

монолит
монолит
10 февраля 2011 18:39

Спасибо Сергей за поправку , конечно Карла Маркса ,38. Но с другой стороны, парочку дедушек надо и там оставить, а то каким нибудь дэбилам захочется внести поправки. Ну, например о двух сроках.