Владимир Голуб: «Слуцкий менталитет соткан из сказок и миражей»

3

Наш земляк художник Владимир Голуб почти двадцать лет живёт в Вильнюсе. В его работах присутствует мистицизм, недосказанности и сказочность бытия, которые, по мнению художника, и есть суть слуцкого менталитета.

Фото: Татьяна Гусева

О том, где в Слуцке он чувствует гений места, кто может быть музой художника, и почему картинам лучше жить в доме, чем в музее, мы поговорили в мастерской художника.
Владимир встретил меня на остановке недалеко от собора святых Петра и Павла в Вильнюсе и проводил в святая святых — место, где рождаются его работы. Мастерская разместилась в здании бывшего военного завода, где раньше производили множительную технику, а теперь обосновались художники. Владимир растопил грубку, сварил кофе, усадил гостью в кресло и начал рассказ с того, каким ветром его занесло в Вильнюс.

Реклама

В Литве я чувствую себя чужим

— Моя жена тутэйшая. У неё литовское гражданство. Мы поженились в 1986-ом. Она жила в Вильнюсе, а я в Гродно. Так и жили, ездили друг к другу. А когда появились границы, визы, пришлось переехать.
На новом месте всё начинал с начала. В Вильнюсе я провёл более десятка персональных выставок, чтобы публика меня узнала.
У меня по-прежнему белорусское гражданство. Литовский язык выучил поверхностно. Свободно общаться не могу, но понимаю, о чём идёт речь.

— Вам комфортно жить в Литве?
— Здесь я столкнулся с психологическим барьером. Мне часто доводилось слышать, что белорусы, русские, поляки — враги…

— Вы себя чувствовали изгоем?
— Конечно. И сейчас ничего не переменилось. В Литве я просто живу, работаю. Все мои духовные, творческие интересы находятся за пределами этой страны. В Голландии, в Греции, в Польше, в Беларуси.
Как художник я состоялся в Гродно, а в Литве я продолжил начатое. Здесь есть зрители, которым я интересен. Другое дело, что сейчас с выставками сложнее, потому что галереи, с которыми я сотрудничал, кризис не пощадил. Поэтому сейчас опять нужно начинать всё с начала.

— В Беларуси многие творческие люди — художники, писатели — вынуждены заниматься промоушеном, чтобы продать свои работы. Они не могут себе позволить иметь своих агентов. А у вас есть свой агент, который помогает вам продавать свои работы?
— Я воспитал троих таких промоутеров. В конце концов, когда они начинают чувствовать вкус денег, становятся до невозможности жадными и обманчивыми. Работа с агентами себя не оправдала. Остался только один путь — сотрудничество с галереями напрямую. Здесь чтобы организовать средненькую выставку, художнику надо как минимум тысячу евро потратить. Сальвадор Дали не гнушался лично принести свои оттиски гравюр на приём и там же их продать. Почему мы должны переживать из-за этого?

— А вы умеете продавать свои работы?
— Нет. Работы других авторов я могу и оценить, и продать. А к своей работе ты относишься с предубеждением. Пусть продаёт тот, кто это умеет, — галерейщики.

На острове в Тихом океане есть мой дом-музей

— В каких музеях и частных коллекциях хранятся ваши работы?
— Проще сказать, в каких странах их нет (Улыбается). В Китае нет…
У меня был такой приятный сюрприз. Несколько лет назад один человек, живущий на островах в Тихом океане, увидел в Интернете мои работы и захотел оформить свою виллу моими работами. И у меня там получился как дом-музей.
Понимаете, люди приходят в музей и уходят, они не живут с твоими работами. А когда работы хранятся в коллекциях — другое дело. В Польше есть коллекционеры, которые имеют несколько моих работ. Они живут с ними под одной крышей. Им с ними комфортно. Я это ценю больше всего.

Муза художника не обязательно женщина

— Позволите, я задам вам опасный вопрос об источниках вдохновения?
— Я вам скажу сейчас крамольную вещь. …Мы все воспитаны на литературе XIX века, где поэтизируется женский образ. Потом, с возрастом, начинаешь понимать, что не такие это хрупкие и неземные создания. Муза — это состояние души. Вдохновить может закат, а не обязательно женщина. Надо воспринимать мир более цельно. Нельзя зацикливаться на одном предмете, который обожествляешь, и он начинает заполнять собой всё твоё жизненное пространство. В мире много всего… Надо быть открытым миру и получать удовольствие от жизни. Этим надо восхищаться.

Счастье — когда холст оживает

— Владимир, когда вы чувствуете себя счастливым?
— Когда в процессе работы холст начинает оживать. Самое большое удовольствие — когда оживает лицо, глаза светятся, пространство появляется, свет…

— Самая лестная оценка, которую вы слышали из чьих-либо уст?
— Она не в словах, а когда художники покупают у тебя работу.

Особенности слуцкого менталитета

— Как, по-вашему, существует ли слуцкий менталитет?
— Да, наверное. На Случчине присутствует элемент мистицизма. Наш край болотный, и сказки, миражи есть в каждом из нас. Этим мы отличаемся от других.
Кроме того, наш край всегда был сельскохозяйственным, и это наложило свой отпечаток на случчан. Таких отщепенцев, как я, которые разлетаются в разные стороны, очень мало. Слуцаки основательные, они привязаны к своей семье, к земле. Так рассуждают и мои родные, которые живут в Слуцке. «Что это все в Минск рвутся? А кто будет здесь жить? Кто будет землю пахать? Нечего туда ездить!».

— Мистицизм, он присутствует в ваших работах?
— Конечно. Все мои работы построены на этом. На недосказанностях, страхах, сказочности бытия. Вот возле Весеи лес называют Темное. Леса там полтора-два гектара, по легенде войдёшь в него и не выйдешь — будешь блудить на одном месте. Рассказывали, как с дороги Москва-Варшава, которая через Слуцк проходила, телеги съезжали и бесследно исчезали в болоте.
Мистицизм будет присутствовать в Слуцке всегда как гений места, хотя давно этого якобы нет. Но особая аура сохранилась.
Гений места — на городище, где росли слуцкие бэры

— Скажите, где в Слуцке вы чувствуете гений места?
— Это место, где стоял старый дом культуры. На городище росли слуцкие бэры. Это волшебное само по себе место, потому что груши начинают плодоносить через лет двадцать после того, как их посадят. Сейчас там осталась всего пара деревьев. Но всё равно подойдёшь к этому дереву, прикоснёшься…

— А есть ещё любимые места в городе, где вам приятно побродить?
— Сейчас уже ничего от того Слуцка не осталось… Меня больше всего ужасает эта пила, которую построили в центре города. Эти обелиски…

— Вы имеете ввиду аллею славы?
— Да. Как можно жить с этой пилой в центре города? Ещё не понимаю, зачем в Слуцке столько памятников освободителям? Один поставили на кладбище. Нет, нужен ещё один в центре. Вместо того, чтобы парковую зону создать, поставить красивые скульптуры, фонтаны. Сколько нам ещё нужно мемориалов, где надо стоять и плакать? Сколько можно плакать? Надо думать о будущем. Когда приезжаю в Беларусь, такое ощущение, что вся страна — сплошной мемориал. Белорусы — это нация, которая предпочитает выставлять себя жертвой. Думаю, нам надо меняться: меньше оглядываться назад и смотреть в будущее.

Я поставил бы памятник иезуитам

— Как вы считаете, кому стоило бы поставить памятник в Слуцке?
— Я поставил бы памятник или памятный знак иезуитам, как это ни парадоксально будет звучать. Потому что иезуитский коллегиум был очагом образования, культуры, книгопечатания.

Беседовала Татьяна Гусева

СПРАВКА «КУР'ЕРА». Владимир Голуб родился в 1953 году в Слуцке. Окончил республиканскую школу искусств имени Ахремчика в Минске. Выпускник Белорусского Государственного театрально-художественного института. Член Союза художников Беларуси. Работает в жанрах сюжетной картины, пейзажа, портрета, натюрморта. Работы находятся в музеях и государственных учреждениях Беларуси и Польши, в частных коллекциях Беларуси, Литвы, Польши, Германии, Израиля, Голландии, Швеции, Франции, Испании, Голландии, Греции, Италии.

Фото: Татьяна Гусева

Фото: Татьяна Гусева

Фото: Татьяна Гусева

Фото: Татьяна Гусева

Фото: Татьяна Гусева

Фото: Татьяна Гусева

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
hulio
hulio
10 января 2011 11:05

Хочется пожелать земляку творческих успехов и благополучия как духовного, так и материального.

Wanderer
Wanderer
10 января 2011 20:35

Запоминающийся стиль. Видел раньше. Богата земля слуцкая талантами. 🙂

Вася
Вася
10 января 2011 20:51

Про «пилу, которую построили в центре города» понравилось 🙂 И вообще мне такой стиль живописи нравится.